Против бестолковщины


О плачевных результатах мыслительной деятельности Игоря Абрамовского

          Итак, очередному экспонату рубрики "Бестолковщина" — а её на сей раз почтил своим визитом некто Игорь Абрамовский из Шадринска — кажется, что система "Райдэн" "в оценке силы тяжелоатлетов дает плохие результаты."

          Эти результаты, с точки зрения И.Абрамовского, плохи, как можно понять, прежде всего по той причине, что чемпионы из малочисленных (то есть из самых лёгких и из самых тяжёлых) весовых категорий заметно уступают по величине оценок системы "Райдэн" нечемпионам из многочисленных (то есть из средних) весовых категорий. Происходит сие безобразие, с точки зрения И.Абрамовского, из-за того, что "для сильнейших тяжелоатлетов мира масса тела пропорциональна в среднем не" кубу линейных размеров (именно на этой кубической зависимости и построена система "Райдэн"), а линейному размеру тела в степени четыре целых шесть десятых, и, кроме того, "...масса мышц в теле тяжелоатлетов различных весовых категорий имеет различный процент содержания..." (что системой "Райдэн" ни в малейшей степени не учитывается). Мало этого, "Система "Райдэн" не учитывает и ряда других существенных факторов" — например, того, что "...толчок и рывок требуют не только силы, но и скоростных качеств, а уровень развития этих качеств различен в разных весовых категориях".

          На данные претензии И.Абрамовского (то есть на его упрёки в якобы дискриминации системой "Райдэн" малочисленных весовых категорий и в неучёте системой "Райдэн" множества существеннейших для подъёма факторов) мне можно было бы, наверное, и не обращать внимания, поскольку я уже неоднократно объяснял (причём вроде бы достаточно убедительно), почему подобные претензии несостоятельны. Тем не менее в данном тексте я на упрёки И.Абрамовского всё же отвечу — но только позже.

          А самым первым делом я воспользуюсь как поводом словами И.Абрамовского про то, что система "Райдэн" "в оценке силы тяжелоатлетов дает плохие результаты". Я воспользуюсь этими словами И.Абрамовского как поводом для того, чтобы написать о главном достоинстве системы "Райдэн": о её потенциальной практической выгоде, то есть о тех на самом деле хороших (а вовсе не "плохих") результатах, которые она, система "Райдэн", может принести при своём использовании в "оценке силы тяжелоатлетов". Начну, как водится, издалека.

          Все члены общества должны неустанно заботиться о последнем — поскольку общество является главным условием их существования, главным средством их защиты от неблагоприятных воздействий природы. Тяжёлая атлетика, равно как и многие другие виды спорта, способствует воспроизводству общества, способствует воспроизводству его членов — прежде всего, конечно, молодых (спорт — это вообще занятие для молодых; для других же возрастов больше всего подходит лечебная физкультура), улучшая их физическое состояни, ограждая и удерживая их от антиобщественных проявлений типа наркомании или молодёжной преступности, приучая их достигать цели, то есть в какой-то мере воспитывая и т.д. Стало быть, встаёт задача: каким образом лучше всего стимулировать молодых людей к занятиям тяжёлой атлетикой (о процветании же других видов спорта пусть заботятся их собственные представители)?

          Стимулировать молодых людей к занятиям тяжёлой атлетикой можно по-разному. Например, угрозами какого-нибудь серьёзного наказания. Именно таким способом приучал к занятиям тяжёлой атлетикой Трофима Ломакина его армейский командир — и Трофим в итоге стал олимпийским чемпионом 1952 года в категории 82,5 кг. (Правда, тяжёлую атлетику Трофим Ломакин так и не полюбил, предпочитая ей водку и пьяные драки. В одной из которых он достаточно рано и погиб.)

          Однако для подавляющего большинства людей "армейский способ увлекания" тяжёлой атлетикой совершенно не подходит. Не подходит по той простой причине, что сегодня тяжёлая атлетика сильно помолодела, то есть сегодня ею начинают заниматься уже не солдаты, как это было во времена Трофима Ломакина, Аркадия Воробьёва и пр., а фактически дети, которые ещё почти не обременены обязанностями перед обществом. Стало быть, детей, мальчишек приходится стимулировать к занятиям тяжёлой атлетикой не угрозами дать им несколько нарядов вне очереди или посадить на гауптвахту за невыполнение приказов командира, а чем-то положительным, чем-то поднимающим настроение — например, объективной информацией об увеличении силы занимающегося, о том, что его трудовая энергия, потраченная на тренировках, воплотилась в повышение качества его мышц.

          Стимулируют ли мальчишек в данном направлении те системы оценивания тяжелоатлетических результатов, которые уже получили сегодня какой-то официальный статус — то есть системы Синклера или Стародубцева? Да, стимулируют — но, увы, не очень хорошо, не очень адекватно.

          Вот что написал в журнале "Олимп" (1995 г, № 1, стр. 16) о системах Синклера и Стародубцева тренер из города Дятьково Сергей Артёмов, достаточно продолжительное время изучавший эффективность этих двух систем в плане их влияния на спортивные результаты молодых атлетов.

          ""Мы — за таблицу Стародубцева"

          Начиная с 1981 года, после... публикации в "Советском спорте" таблицы оценок результатов по Стародубцеву, я стал применять её в тренерской работе с целью определения роста... результатов... спортсменов. Ввиду того, что молодые ребята достаточно быстро переходят из более лёгких весовых категорий в более тяжёлые, бывает трудно определить, есть ли рост спортивных результатов в сопоставлении с весовыми категориями...

          Пользуясь таблицей Стародубцева, легко определить, к какому результату должен стремиться спортсмен при переходе в более тяжёлую весовую категорию...

          Таблица Стародубцева создаёт... предпосылки стремления повысить спортивное мастерство, так как спортсмен не зависимо от весовой категории стремится улучшить свой результат в очках.

          ...Одно время мы отказались от таблицы Стародубцева и перешли на таблицу Синклера. Но тогда молодые ребята, стремясь набрать больше очков, начали даже сгонять вес... что не способствует росту спортивного мастерства..."

          Вот так: оказывается, система Синклера, дающая очень высокие оценки именно лёгким весовым категориям, стимулирует атлетов из этих категорий не столько к росту спортивных результатов, сколько к уменьшению веса тела.

          К сожалению, тем же самым недостатком (хотя всё-таки в меньшей степени) страдает и сама система Стародубцева.

          Один тренер из казанского клуба "Батыр" как-то раз спросил меня:

          — А почему твоя система "Райдэн" дискриминирует легковесов? Вот мы тут с ребятами ради интереса посчитали, какие оценки она даёт нормативам перворазрядников и камээсов в самых лёгких весовых категориях, и получили совсем низкие значения...

          Я не успел ещё и рта раскрыть, как тренер задумчиво продолжил:

          — Хотя, пожалуй, в самых лёгких категориях и впрямь постоянно творятся какие-то странные вещи: когда тридцатикилограммовый мальчишка начинает заниматься, он удивительно быстро — иной раз даже меньше, чем через полгода, — выполняет норматив кандидата в мастера. А потом он тренируется ещё два-три года, его вес и результаты нормально увеличиваются, но, согласно разрядной таблице, парень не вырастает до мастера, как следовало бы ожидать, а, наоборот, скатывается зачастую даже ниже первого разряда...

          (Вот, к примеру, современный норматив суммы двоеборья для кандидата в мастера спорта в категории 32 кг — 85 кг. Вырвать 35-37,5 кг и толкнуть 47,5-50 кг тридцатидвухкилограммовому пацану и в самом деле можно буквально через три-четыре месяца занятий.)

          Как я должен был отреагировать на недоумение тренера? Я просто посетовал на то, что российские разрядные нормы созданы на основе системы Стародубцева, которая сама создана на достаточно сомнительной основе — на основе начисления максимальных оценок всем рекордам, всем чемпионам своих весовых диапазонов, в том числе и достаточно далёким от средних.

          В самом деле: сколько может поднять рекордсмен весом 20 кг? Ровно столько, сколько может поднять начинающий заниматься спортом пяти-шестилетний ребёнок. А сколько может поднять рекордсмен, весящий 350 кг? Ровно столько, сколько может поднять глубоко больной — больной тяжёлой формой ожирения — человек, не имеющий, понятно, сил даже более-менее нормально передвигаться. Однако при том подходе, на котором построены системы Синклера, Стародубцева и пр. (а построены они, повторяю, на выставлении одинаковых максимально высоких оценок всем-всем-всем рекордам), эти ребёнок-новичок и больной ожирением человек должны быть совершенно правомерно объявлены чемпионами, рекордсменами, эталонами силы своих весовых диапазонов, а их тяжелоатлетическим возможностям должны быть поставлены самые высокие оценки: ведь в их весовых нишах и впрямь нет никого сильнее их, этих "чемпионов" и "рекордсменов".

          Стимулирует ли в верном направлении — то есть в направлении желания заниматься тяжёлой атлетикой — система, ставящая максимальные оценки самым лёгким атлетам, то есть подталкивающая атлетов к тому, чтобы как можно сильнее снизить собственный вес? Конечно, не стимулирует.

          Во-первых, силовые результаты растут именно при наборе мышечной массы, а вовсе не при её уменьшении — к которому, повторяю, и подталкивают спортсменов системы оценивания, дающие привилегии лёгким весовым категориям, и к коему (к уменьшению веса), как отметил тренер Артёмов из Дятькова, реально прибегают некоторые молодые спортсмены. Эти молодые спортсмены, начав придерживать или даже уменьшать собственный вес, достаточно быстро останавливаются в спортивном росте — что, несомненно, рано или поздно приводит их к разочарованию в тренировках и к уходу из тяжёлой атлетики.

          Ну, а во-вторых, к такому же точно разочарованию в тренировках приводят молодых спортсменов в итоге и сами нормативы, созданные на основе систем, дающих привилегии лёгким весовым категориям. События развиваются так: когда только что пришедший в секцию мальчишка ещё готов долго трудиться на тренировках в ранге новичка и слабачка — его вдруг награждают званием КМС, то есть ему сообщают, что он почти что мастер спорта, что он уже силач хоть куда. Но затем, когда проходит год или два и молодой спортсмен уже полностью привыкает к своему статусу "без пяти минут мастера" и в то же время у него уже чётко укладывается в голове, что в тяжёлой атлетике всё обстоит достаточно справедливо, что самоотверженный труд в ней всегда вознаграждается хорошими результатами и т.д., ему, молодому спортсмену, преподносится сюрприз — увы, неприятный: он, спортсмен, оказывается, перестал быть силачом, перестал быть перспективным. При всём при том, что, как и положено, усердно тренировался. И тогда в голову дезориентированного молодого спортсмена закрадывается закономерный вопрос: а на кой чёрт нужно это долбанное усердие, если в итоге оно приводит только к ухудшению оценок его результатов? Так не лучше ли пойти с горя в подворотню да и хлебнуть там с пацанами литр-другой пивка или чего покрепче? Ведь двигаться этим путём молодой спортсмен ещё не пробовал — а вдруг он, этот путь, как раз и даст желаемый результат, то есть высокие оценки его усилиям?

          Сие прискорбно, но молодой спортсмен с его ещё не пропитой силой встречает в подворотне самый восторженный приём — ведь всякая мужская компания высоко ценит силу. В итоге молодой спортсмен нисколько не разочаровывается: в секции он всем давно уже приелся, там его сила считается совершенно заурядной, тренер даже недоволен её недостаточно быстрым ростом — а в подворотне любые усилия молодого спортсмена, любое проявление его силы вызывает бурю самых искренних восторгов со стороны собутыльников.

          Действие на молодого спортсмена систем оценивания, дающих преимущество лёгким весам, можно сравнить со следующим событийным рядом. Человек устраивается на перспективную работу и поначалу естественным образом бывает готов достаточно продолжительное время трудиться в роли и на зарплате ученика. Но вместо роли и зарплаты ученика он неожиданно сразу же получает должность вице-президента и миллион долларов. Это, конечно, очень здорово, и человек, вдохновлённый успехом, начинает пахать, надеясь столь же быстро достичь ещё бОльших высот. Однако в дальнейшем, несмотря ни на какие его усилия, происходит разжалование этого человека до всё более и более низких должностей, а вместо зарплаты он начинает получать одни лишь штрафы и вычеты. Что же остаётся делать человеку, попавшему в столь неприятное положение? Нужно ли ему продолжать цепляться за работу, на которой его ценят всё меньше и меньше, на которой он не может избавиться от статуса деградата? Конечно, такую работу нужно как можно скорее бросать и искать какую-нибудь другую.

          Итак, "плохие результаты" дают на самом деле системы, построенные на принципе высокого оценивания любых рекордов — что приводит указанные системы к выдаче очень сильно завышенных оценок атлетам, в частности, из наиболее лёгкого весового диапазона.

          А вот система "Райдэн" подобными недостатками отнюдь не страдает. Она, в отличие от систем Синклера и Стародубцева (а заодно, кстати, и той системы, которую предложил И.Абрамовский), не наказывает самых маленьких за трудолюбие. Она практически ни капли не стимулирует молодых людей снижать собственный вес, она не заставляет их сверхтерпеливо ждать стимула к занятиям тяжёлой атлетикой по три-четыре года. А всё почему? А всё потому, что она — правильная, то есть основанная на самых что ни на есть фундаментальных закономерностях. Которые не подведут.

          Вот, например, как оценивает система "Райдэн" норматив суммы двоеборья КМС в категории 32 кг (85 кг)всего 13,83. В категории 50 кг более высокую оценку по системе "Райдэн" имеет даже норматив третьего взрослого разряда (105 кг) — 14,0. А в категории 62 кг норматив первого юношеского разряда (120 кг) имеет ещё более высокую оценку по системе "Райдэн" — 14,389. И оценку, практически равную оценке КМС из категории 32 кг, имеет норматив второго юношеского разряда из категории 69 кг (115 кг) — 13,81.

          На всякий случай объясняю, что это значит. Если атлет увеличит свой вес с 32 кг до 50 кг, а его, атлета, результат в сумме двоеборья вырастет при этом с 85 кг до 105 кг, то современная российская разрядная таблица расценит эти увеличения веса и суммы как катастрофическое падение — из КМС в третьеразрядники. А вот система "Райдэн" оценит это как небольшую прибавку качества мышц — прибавку в 0,17 балла. Аналогичные несовпадения в оценках проявятся и в остальных случаях, то есть система "Райдэн" будет стимулировать атлетов к набору мышечной массы сообразно росту результатов. И ещё раз на всякий пожарный ещё одно объяснение: достижимый по максимуму за полгода результат 85 кг в категории 32 кг — это, если по-хорошему, норматив вовсе не КМС, а именно второго юношеского разряда. То есть этот результат, по идее, по-хорошему, нужно сделать нормативом второго юношеского разряда.

          Допускаю, что приведённый выше яркий пример может посеять у читателя сомнение: а вдруг система Стародубцева, на основании которой, напоминаю, и создана официальная разрядная таблица, отражает связь веса атлета и его силы всё-таки правильно — уж слишком разительно её оценки отличаются от оценок системы "Райдэн"? На это приведу следующий аргумент.

          В мире живых существ имеет место всеобщая закономерность: чем больше вес живого существа, тем меньше его относительная сила, то есть частное от деления силы живого существа на его вес. Объясняется эта закономерность тем, что сила мышцы зависит от площади поперечного сечения мышцы, то есть от квадрата её линейных размеров, в то время как вес мышцы зависит от объёма мышцы, то есть от куба её линейных размеров — а чем у дроби знаменатель больше, тем дробь меньше. Приведу всего лишь один пример проявления данной закономерности: слон не может поднять другого слона, а муравей может поднять шестьдесят таких же, как он, муравьёв. Так вот в разрядной таблице эта тотальная закономерность в лёгких весовых категориях не соблюдается, там относительная сила кандидатов в мастера не падает с увеличением веса их тел, а, наоборот, противоестественным образом растёт.

          Первое число в каждом из приведённых ниже уравнений — это сумма двоеборья как норматив КМС, второе число в каждом из уравнений — весовая категория КМС, третье число — частное от их, первого и второго чисел, деления, то есть относительная сила. Она, напоминаю, с увеличением веса (то есть второго числа) должна, по идее, уменьшаться от уравнения к уравнению.

            85 кг : 32 кг = 2,65625

            95 кг : 34 кг = 2,7941

          105 кг : 38 кг = 2,7631

          120 кг : 42 кг = 2,8571

          135 кг : 46 кг = 2,93478

          155 кг : 50 кг = 3,1

          175 кг : 56 кг = 3,125

          195 кг : 62 кг = 3,1451

          220 кг : 69 кг = 3,1884

          Пожалуйста: с ростом веса относительная сила у КМС из лёгких категорий на самом деле не уменьшается, а увеличивается. И только с веса 77 кг относительная сила начинает наконец, как это ей и положено, падать:

          240 кг : 77 кг = 3,117

          255 кг : 85 кг = 3,0     и т.д.

          В этом месте текста в голову читателю, очень возможно, приходит следующая мысль: если система "Райдэн" столь хорошо стимулирует молодых легковесов к набору веса и, соответственно, к продолжению занятий тяжёлой атлетикой, то нет ли смысла создать такую систему оценивания, которая будет стимулировать молодых легковесов к набору веса ещё более интенсивно, ещё более радикально?

          Ну, во-первых, всякая система оценивания должна иметь какую-то более-менее объективную основу. Например, системы Синклера, Уилкса, Мэлоуна, Стародубцева и т.п. основаны на той бесспорной аксиоме, что рекорды — это высшие проявления человеческих возможностей, и на том из неё, из аксиомы, выводе (уже, увы, не бесспорном), что все они, рекорды, должны иметь равные максимально высокие оценки (на самом деле далеко не все рекорды достойны самых высоких наград). В свою очередь, система "Райдэн" основана на трёх посылках: на том, что вес мышцы пропорционален кубу её линейных размеров, на том, что сила мышцы пропорциональна квадрату её линейных размеров, и на том, что во время подъёма мышце приходится поднимать не только отягощение, но ещё в значительной мере и саму себя. А вот какие объективные основания будет иметь гипотетическая система, стимулирующая атлетов к набору веса по максимуму? Судя по всему, никаких. Оправданием её создания может быть только чей-то произвол.

          Во-вторых же и в главных, система оценивания на самом деле должна стимулировать атлетов к повышению не просто массы тела, а к повышению именно его мышечной массы. Иными словами, хорошая, правильная система оценивания стимулирует к набору массы тела только в комбинации с адекватным ростом результатов — то есть увеличение силы имеет для хорошей системы не меньшее значение, чем набор массы тела. А та система оценивания, которая будет стимулировать к набору массы тела сверхрадикально, должна почти перестать обращать внимание на силовые показатели, она должна учитывать их очень слабо. Сие должно привести к такой нелепой ситуации, какая имеет сегодня место у некоторых официальных систем оценивания (например, у той же системы Синклера) в отношении супертяжей: если супертяж (наподобие Андрея Чемеркина) увеличивает свой лучший результат на 0,5 кг за счёт того, что поправляется на 40 кг — то у Синклера он за это чистой воды заплывание жиром получает, как ни странно, повышение своей оценки.

          А теперь я, как и обещал, отвечу на упрёки И.Абрамовского начёт того, что система "Райдэн" ни в малейшей степени не учитывает (в смысле — не поощряет, не прибавляет к оценке дополнительных баллов) несколько важнейших для тяжелоатлетического подъёма факторов, в частности, избыточный вес и низкую тренированность большинства супертяжей, а также недостаточную мышечную массу ("избыточный рост") большинства мухачей — то есть я не знаю в какой уже по счёту раз объясню, почему всё это вообще не нужно учитывать (заранее предупреждаю, что не сообщу ничего нового, что всё написанное ниже является очередным пересказом текстов, которые уже много лет назад можно прочитать по адресам "pis1.htm", "pis2.htm", "pis3.htm", "pis7.htm", "pis8.htm", "kanevsk2.htm").

          Итак, отвечаю.

          У меня был один знакомый по имени Мишка, отличавшийся достаточно крупными габаритами (он имел почти двухметровый рост) и соответствующей силой. В мужских компаниях, как известно, любят мериться силами (из этого, судя по всему, и вырос весь современный спорт), а особый интерес в плане сопоставления сил в мужских компаниях вызывают как раз наиболее "здоровые" ребята. То есть этот самый Мишка постоянным оказывался объектом чьих-нибудь вызовов. Разумеется, в большинстве единоборств — в обычной борьбе, в перетягивании на пальцах, в армрестлинге или в поднятии отягощений — Мишка обычно побеждал просто в силу своих больших размеров. И я часто слышал, как очередной проигравший, отходя, хмуро бурчал: "Вот был бы я таким же, как этот Мишка, всё закончилось бы совсем по-другому..."

          Иногда я ради интереса спрашивал проигравшего: что же, собственно, тот подразумевал под словами "был бы я таким же, как этот Мишка"? В большинстве случаев выяснялось, что в виду имелось не превращение проигравшего в полную копию Мишки, а всего лишь пропорциональное во всех направлениях увеличение тела проигравшего до такой величины, чтобы оно сравнялось с телом Мишки по весу. И лишь в совсем небольшом числе случаев в виду имелось пропорциональное увеличение тела проигравшего до такой величины, чтобы оно сравнялось с телом Мишки по росту. Судя по всему, именно из таких вот "народных" представлений о выравнивании условий силовых соревнований и выросло современное деление на категории — весовые и ростовые (деление на ростовые категории имеет сегодня место, например, в одной из версий культуризма, то есть по этой версии культуризма атлеты соревнуются в категориях до 160 см, до 170 см, до 180 см и свыше 180 см).

          Что представляют собой те или иные соревновательные категории? Они представляют собой средство, "инструмент", "устройство" для выравнивания соревнующихся по какому-то определённому параметру. Средство это, конечно, достаточно грубое — ведь уравнять в рамках одной категории обычно удаётся всего лишь 0,5-15% соревнующихся от общего их числа. Поэтому приходится устанавливать сразу несколько категорий и, соответственно, объявлять победителями соревнований не одного человека, а также сразу нескольких — от восьми до десяти — людей. Но победитель, вообще-то, должен быть единственным — если до конца проводить в жизнь спортивные, соревновательные принципы. Ведь никогда не бывает нескольких победителей в соревнованиях, например, по футболу, по хоккею, по метанию копья, по бегу на 100 м, по плаванию на 50 м вольным стилем и т.д. Иными словами, в соревнованиях по силе тоже должен, по идее, выявляться именно единственный чемпион, чемпион чемпионов. Однако система весовых категорий, увы, не даёт возможности выявить такого чемпиона чемпионов.

          Так что мысли проигравших Мишке ребят насчёт полного выравнивания соревнующихся по весу или по росту куда более конструктивны, чем деление на категории — ибо при помощи такого полного выравнивания можно сопоставить силы абсолютно любых атлетов и тем самым выявить единственного чемпиона. Однако тут встаёт вопрос: каким образом, при помощи какого механизма можно полностью уравнять разных людей?

          Очень похоже, что все проигравшие Мишке ребята были готовы забраться в некую фантастическую машину или принять некую фантастическую пилюлю, которые способны с высокой точностью (до долей процента) увеличивать или уменьшать размеры тела человека. Такие машины и пилюли описаны или показаны в ряде фантастических произведений — например, в повестях "В стране дремучих трав", "Приключения Карика и Вали", в кинофильме "Дорогая, я уменьшил детей" и т.д.

          Что должно произойти в том случае, если один человек будет уменьшен или увеличен этим фантастическим средством до веса или до роста другого человека? А вот что: изменятся только размеры и сила этого первого человека, но не изменятся ни процентное содержание жира или мышц в его теле, ни отношение длины его рук к длине его ног, ни его тренированность, ни его захимиченность и т.п.

          А можно ли узнать: как изменятся размеры и сила, если изменится, например, именно вес пропорционально увеличившегося-уменьшившегося человека? Конечно, можно. Для этого узнавания нужно применить давно известные простые формулы, описывающие соотношения между весом и размерами, а также между размерами и силой. Как уже дважды упоминалось в данном тексте, вес пропорционален кубу линейных размеров, а сила — квадрату линейных размеров. Из этих соотношений, как показано в "pis2.htm" и "pis3.htm", выводится следующая формула: "коэффициент (оценка) силовой эффективности мышцы равен её силе, делённой на кубический корень из квадрата её массы".

формула

          F — это сила мышцы, а m — это масса мышцы.

          Данная формула позволяет смоделировать пропорциональное увеличение-уменьшение одного человека до веса другого человека, то есть она позволяет перевести их, этих двух изначально разных по весу людей, в одну весовую категории — чтобы затем было удобно сопоставить их изменившиеся силы. Ведь от увеличения-уменьшения тела мышцы, а значит и их силы, тоже должны как-то увеличиться-уменьшиться. Закономерность изменения силы в зависимости от изменения веса тела как раз и описывает вышеприведённая формула.

          Если как следует разобраться, то алгоритм её использования при сравнении силовых показателей двух разных по весу людей, примерно таков. Сначала первый человек (точнее, его вес и сила) принимается за некий эталон. Затем вес второго человека при помощи уменьшения или увеличения выравнивается до веса первого человека, и вычисляется изменившаяся (согласно физическим закономерностям) сила этого второго человека. А затем полученные значения сил двух людей, имеющих уже одинаковый вес, то есть переведённых как бы в одну весовую категории, сравниваются на предмет, чья сила больше.

          Повторяю: приведённая выше формула, на которой основывается система "Райдэн", точно соответствует ориентации на выравнивание атлетов чисто по весам их тел (то есть она соответствует ориентации на выравнивание атлетов по весам их тел без привнесения в это выравнивание каких-либо других факторов типа роста, пропорций рук-ног, отношений массы мышц к массе жира и т.д.) — а именно такая ориентация, напоминаю, является господствующей как в нынешнем спорте, так и в народных представлениях (здесь я имею в виду мечты ребят, побеждённых упомянутым выше Мишкой).

          А можно ли, в свою очередь, узнать: как изменится сила, если пропорционально изменятся именно линейные размеры человека (что соответствует ориентации на выравнивание по росту, то есть делению на ростовые категории)? Конечно, это тоже можно узнать. Для такого узнавания нужно применить одно из уже приводившихся выше соотношений, а именно: сила пропорциональна квадрату линейных размеров. Соответственно, искомый коэффициент, описывающий изменение силы в зависимости от изменения размера тела, будет равен силе (F), делённой на квадрат роста (L).

        
                  F 
         К     = ———
          эфф.     2
                  L

          Это выражение, кстати, является почти точной формулой вычисления оценок силы в жиме.

          Итак, все оценки, все сравнения соревнующихся атлетов можно сделать без реального засовывания людей в увеличивающую-уменьшающую машину, то есть все сравнения соревнующихся атлетов можно сделать при помощи простых измерений весов или длин их, соревнующихся, тел и их, соревнующихся, силовых результатов и последующего подставления их, весов или длин тел и силовых результатов, в нужные формулы.

          А можно ли улучшить приведённые выше формулы добавлением в них каких-нибудь новых параметров — например, процентного содержания мышц, жира или костей, возраста, соотношения длин рук и ног, быстроты движений и т.д. — ведь эти параметры, эти факторы тоже очень заметно влияют на силовой результат? Увы, приведённые выше формулы подобными добавлениями улучшить нельзя, ибо подобные добавления будут вовсе не улучшениями, а самыми настоящими ухудшениями. Ведь приведённые выше формулы суть не что иное, как отражение твёрдо установленных правил соревнований. Если установлено, что соревнующихся нужно выравнивать, например, именно по весу и только по весу, а не по количеству мышц или жира, не по возрасту и т.д., то тем самым считается, что все эти важные для силового результата факторы (то есть количество жира, возраст и т.д.), несмотря на всю свою важность для проявления силы, — посторонни для изначально заявленного принципа, то есть посторонни для выравнивания соревнующихся исключительно по весу тела.

          Ошибкой, несовершенством системы оценивания нужно считать вот что: категории, в которых соревнуются атлеты — весовые, а система оценивания не учитывает вес; или: категории, в которых соревнуются атлеты, — ростовые, а система оценивания не учитывает рост; или: категории, в которых соревнуются атлеты — трудовые (то есть кто меньше трудился, но достиг равного или большего результата, тот и победитель), а система оценивания не учитывает трудовые усилия; или: категории, в которых соревнуются атлеты — "жиро-костные" или "мышечно-массные", а система оценивания не учитывает ни жира, ни костей, ни мышечной массы. И т.п.

          Люди, критикующие систему "Райдэн" с тех позиций, что она, мол, не учитывает "некоторые" (на самом деле — не "некоторые", а вообще все, за исключением веса тела атлета) важные для подъёма факторы, — они, эти люди, пытаются усовершенствовать совсем не то, что нужно. Они, эти люди, ищут изъян совсем не в том, в чём его следует искать. Их, этих людей, не устраивает система "Райдэн", она кажется им несовершенной — а между тем им, этим людям, следовало бы направить свои усилия на изменение самой концепции нынешних соревнований. То есть этим недовольным людям нужно вводить столь милые их сердцу ростовые, жиро-костные, быстротные и т.д. показатели не в формулу системы "Райдэн", а в сами принципы соревнований. Им, этим недовольным людям, нужно преобразовывать на столь милый их сердцу "весо-ростовой" или "жиро-костный" лад концепцию самих тяжелоатлетических соревнований. Недовольным системой "Райдэн" людям по большому счёту нужно добиваться того, чтобы произошло следующее: чтобы на всех официальных соревнованиях были отменены весовые и введены какие-нибудь весо-ростовые или жиро-костные категории.

          Можно ли совершить такое преобразование современных соревнований с чисто технической точки зрения? Конечно, можно. Вот этим-то преобразованием современных соревнований критикам системы "Райдэн", повторяю, и следует в первую очередь заняться, на это дело им в первую очередь и следует направить свои усилия.

          Критики системы "Райдэн", судя по всему, исходят из принципиально неверного понимания ситуации. Им кажется, что система "Райдэн" выведена как-то сама по себе, в отрыве от современной "исключительно-весовой" концепции проведения соревнований, то есть в отрыве от ориентации на выравнивание соревнующихся исключительно по весу тела. Но на самом деле система "Райдэн" выведена в строжайшем соответствии с этой концепцией.

          А если некоторые критики системы "Райдэн" всё же понимают, что система "Райдэн" выведена на основании концепции выравнивания соревнующихся исключительно по весу тела, то им кажется, что формула "Райдэн" выведена всё-таки как-то не совсем правильно, не совсем адекватно этой концепции. Им кажется, что формулу оценивания результатов можно в данном плане как-то улучшить, усовершенствовать — внедрением в неё ростовых, возрастных, жиро-костно-мышечных, пропорционально-конечностных, захимиченностных, быстротных, длительностно-тренировочных, лентяйностно-трудоголических и пр. показателей. Но на самом деле введение этих показателей сделает формулу "Райдэн" просто не соответствующей современной концепции соревнований. Ведь судьи на современных соревнованиях не интересуются ни ростом атлетов, ни процентным содержанием в их теле мышечной массы и пр., то есть всеми этими, с одной стороны, очень важными для проявления силы, но, с другой стороны, совершенно посторонними для правил проведения современных соревнований вещами. Иными словами, для вычислений оценок по "улучшенной", "усовершенствованной" формуле оценивания придётся отдельно от официальных на современных соревнованиях процедур взвешивания атлетов и фиксации поднятого ими веса ещё дополнительно измерять их, атлетов, рост, процентное содержание их мышц или жира, быстроту их движений и пр. И, значит, получится, что параллельно официальным будут проходить какие-то совершенно иные, совершенно посторонние, совершенно своеобычные соревнования.

          Конечно, весо-ростовая формула Абрамовского (а также людей, опубликовавших под псевдонимами "pavor" и "Каа" точно такие же формулы на форуме сайта "Проблемы тяжёлой атлетики") имеет полное право на существование — но она, увы, противоречит современной концепции проведения соревнований. Она соответствует совсем другой концепции проведения соревнований — пока ещё нигде не существующих. Если эти соревнования создать, то бишь если начать проводить соревнования с выравниванием участников по весо-ростовому принципу, то в таком случае формула Абрамовского-Павора-Каа окажется идеально им, соревнованиям, подходящей и очень востребованной. Но до тех пор, пока описанные соревнования не проводятся, весо-ростовая формула Абрамовского-Павора-Каа будет оставаться не соответствующей "исключительно-весовым" принципам проведения современных соревнований и потому совершенно посторонней, совершенно не сопоставимой с системой "Райдэн", — системой, являющейся точным отражением указанных "исключительно-весовых" принципов — принципов проведения современных соревнований. Критиковать систему "Райдэн" с позиций какой-то принципиально другой системы оценивания, то есть с позиций системы оценивания, построенной на совершенно других, не "исключительно-весовых" принципах — значит, направлять критику не по адресу. Систему "Райдэн" можно было бы критиковать вот в каком плане: она, мол, плохо учитывает, допустим, вес тела атлета, или плохо учитывает показанный атлетом результат, или плохо соответствует "исключительно-весовому" принципу современных соревнований. Но упрекать систему "Райдэн" за то, что она плохо учитывает или совсем не учитывает рост, жирность-костлявость, быстроту движений и прочие наиважнейшие для проявления силы факторы — при всём при том, что задача учёта данных факторов правилами нынешних соревнований никогда даже и не ставилась (а если ставилась бы, то была бы, конечно, решена, то есть сразу же нашла бы своё отражение в соответствующей формуле оценивания) — это пустое, бессмысленное дело.

          Итак, ещё раз: формулы оценивания, формулы выравнивания — это математические аналоги увеличивающих-уменьшающих тело атлета машин. Машины и, соответственно, формулы могут увеличивать-уменьшать тело атлета по заданной программе, а программа эта задаётся правилами соревнований. Если в правилах соревнований не заложен учёт роста атлета или процентного содержания его мышц, то учёт этих параметров ни в коем случае не должен быть заложен и в формулах оценивания.


          Поскольку я прекрасно понимаю, что до подавляющего большинства читателей всё равно пока мало что дошло, напишу немного о другом.

          Для начала приведу хорошую цитату — из себя самого. Вот она.

"...для отставания одного атлета от другого атлета всегда имеются какие-то причины. Причин, оправданий неудачи, то есть отставания одного из атлетов, всегда можно найти вагон и маленькую тележку. Если учитывать все причины неудачи и делать в соответствии с ними поправки, то в этом случае оценка отстающего атлета окажется в точности равной оценке "опережающего" атлета. Но в тяжёлой атлетике существует общепризнанная договорённость, что при выставлении оценок за результат во внимание должны приниматься не все подряд причины отставания одного атлета от другого, а лишь одна причина — меньший собственный вес отстающего атлета. Остальные же причины, подчас просто кардинальнейшим образом влияющие на силовой результат, имеется уговор игнорировать с формулировкой: "это личные проблемы самого атлета"."

          Очень правильные слова. Но и они, наверное, требуют каких-то разъяснений.

          Что такое спорт (нормальный, а не разного рода "кровавый", "за колючей проволокой" и пр.)? Это такая область человеческой деятельности, в которой делается упор на выявление чьего-то игрового превосходства. То есть спорт — это совсем не такое соперничество, как война, в нём люди борются друг с другом (вот именно: "друг с другом", а не "враг с врагом") не всеми возможными средствами, а только заранее разрешёнными. Тем не менее, спорт, повторяю, — это прежде всего именно система соревнований, в коих должно выявляться чьё-то первенство. Первенство, повторяю, а не равенство. Спорт не может существовать без победителя. Если нет победителя, то спорт исчезает и остаётся только физкультура, лечебная гимнастика, танцевальные поддавки типа айкидо и т.д.

          Разумеется, спорт (повторяю, нормальный спорт) требует уравнивания каких-то определённых условий соревнований. То есть, например, тяжелоатлеты должны поднимать примерно в одно и то же время примерно одну и ту же штангу. Кроме того, почти всеми людьми считается, что эти соревнующиеся между собой тяжелоатлеты должны быть одинаковыми, равными по весу тела.

          А вот дальше выравнивание уже не идёт, не должно идти. Дальше должно уже выявляться чьё-то неравенство, чьё-то превосходство над другими. И это, в общем-то, принципиально правильно. Попробую сие объяснить.

          Допустим, на неких соревнованиях один атлет (пусть его зовут Вася) оказался намного сильнее другого атлета (которого пусть зовут Федя). Может быть, по такому случаю следует сразу же присудить Васе победу за это его превосходство? Не надо торопиться, присудить Васе победу всегда успеется — сперва неплохо будет как следует разобраться: за счёт чего он, этот Вася, оказался сильнее Феди? В результате разбирательства, допустим, выясняется, что Вася занимался тяжёлой атлетикой на два года дольше Феди. Ну что же, теперь всё стало понятным: условия соперничества Васи и Феди были изначально неравными. Значит, эти условия нужно уравнять. Стало быть, начисляем Феде за результат, показанный несмотря на его короткий тренировочный период, десять дополнительных килограммов.

          Но разница в результатах Васи и Феди всё равно остаётся большой, и она по-прежнему в пользу Васи. Ну что, теперь-то Васе уже можно присудить победу? Нет, нужно опять как следует разобраться, за счёт чего этот Вася оказался сильнее несчастного, проигравшего соревнования Феди. В результате нового разбирательства, допустим, выясняется, что Вася-то, оказывается, химичился, а Федя — не химичился. Всё понятно, опять сплошное изначальное неравенство условий. Нужно навести справедливость. Начисляем бедному Феде ещё двадцать килограммов: ведь он показал свой результат, ни капли не химичась — в отличие от паршивца Васи.

          Но разница в результатах всё равно остаётся достаточно большой. Ну что, теперь, может быть, Васе уже будет присуждена победа? Нет, нужно опять как следует разобраться, за счёт чего этот ушлый Вася оказался всё равно сильнее бедного Феди. В результате нового разбирательства выясняется, что у Васи очень грамотный тренер, а у Феди вообще нет тренера. Всё понятно, опять сплошное неравенство условий. Нужно навести справедливость и в этой области и прибавить к результату Феди ещё десяток килограммов.

          После этого, допустим, выясняется, что Федя недавно травмировался, что у него несчастное детство, что он выступал простуженным, что судьи были к нему несправедливы и т.д. и т.п. И каждый раз для компенсации неравенства условий к результату несправедливо обделённого судьбой Феди будет прибавляться по нескольку килограммов.

          Но вот наконец все неравенства Васи и Феди оказались скомпенсированы начислением Феде кучи дополнительных килограммов, и количества этих килограммов оказались у обоих соперников равными. И, стало быть, тот, кто заботится о торжестве справедливости, может теперь радоваться: справедливость восторжествовала, полное равенство начальных условий соблюдено. Но вот тот, кого интересует спорт как процесс выявления чьего-то первенства, превосходства, неравенства, испытает разочарование — потому что спорт в описанной ситуации полного выравнивания начисто исчез, поскольку, повторяю, результаты соперников оказались совершенно одинаковыми.

          Именно к такому печальному итогу по своему недомыслию фактически и призывает приводить все состязания И.Абрамовский. Вот его слова:

          "Но для сильнейших тяжелоатлетов мира масса тела пропорциональна в среднем не L3, а L4,6 (И.Н. Абрамовский, 1988, 1991). И масса мышц в теле тяжелоатлетов различных весовых категорий имеет различный процент содержания; в категории 52 кг — 53,6%, 56 кг — 54,9%, 82,5 кг — 57,3%, 90 кг — 57,7%... Поэтому указанное уравнение (системы "Райдэн" — Сост.) в оценке силы тяжелоатлетов дает плохие результаты. Более точную оценку развития силы дает уравнение автора F = k m/L или равносильный ему индекс k = FL/m (И.Н.Абрамовский, 1968), но и этого оказывается недостаточно, т.к. толчок и рывок требуют не только силы, но и скоростных качеств, а уровень развития этих качеств различен в разных весовых категориях (И.Н.Абрамовский, 1966, 1985, 1995, 2002)...

          ...При таком скудном обосновании, где не учитываются очень существенные факторы, система "Райдэн" очень занижает оценки в крайних весовых категориях...

          ...Такие перекосы закономерно возникают от примитивности построения системы "Райдэн"..."

          Как можно видеть, И.Абрамовский хочет, чтобы оценки были "более точными", не "заниженными", чтобы в них не было "перекосов", то есть чтобы в итоге оценки оказывались фактически равными. И.Абрамовский хочет устранить различия атлетов и в отношении лишнего (то есть обусловленного отставанием в количестве мышц — ведь именно это отставание в развитии мышц фактически и подразумевается в словах Абрамовского "Но... масса мышц в теле тяжелоатлетов различных весовых категорий имеет различный процент содержания") веса, и в отношении роста, — "но и этого оказывается недостаточно": атлетов, как выясняется, нужно уравнять ещё и по скоростным качествам. А после этого атлетов, судя по всему, нужно уравнять (не "занижать") и по всем остальным "очень существенным факторам" — чтобы у системы оценивания не было "скудного обоснования" и "примитивности". Однако спорт, повторяю, после такого полного выравнивания всех изначальных условий, увы, просто исчезнет, исчезнут сами соревнования, поскольку исчезнет принципиальная возможность установить итоговое неравенство соревнующихся.



          Теперь отреагирую на частные замечания И.Абрамовского, а заодно и на замечания Павора и Каа.

          И.Абрамовского не устраивает система "Райдэн", поскольку она исходит из того, что масса пропорциональна кубу линейных размеров.

          "Но для сильнейших тяжелоатлетов мира масса тела пропорциональна в среднем не L3 (то есть кубу линейных размеров — Сост.), а L4,6."

          Здесь И.Абрамовский попытался поставить под сомнение общую, глобальную закономерность путём указания на противоречащую ей закономерность частную. Но такой подход, конечно, неверен.

          Вот, например, глобальное определение: дипломированные учёные — это грамотные и сообразительные люди. В целом, по большому счёту, это определение — правильное. Но если посмотреть конкретно вокруг себя, то придётся констатировать, что многие дипломированные российские учёные в сфере исследования тяжёлой атлетики — Каневский, Абрамовский, Важенин, Медведев и пр.как-то не очень подходят под это определение. И что же, из-за нескольких человек, из-за чисто местного и временного отклонения нужно отказываться от глобальной закономерности, то есть нужно считать, что все дипломированные учёные столь же безграмотны и бестолковы, как И.Абрамовский?

          Однако точно так же обстоит дело и с атлетами — из-за того, что какая-то их часть безобразно разжирела (но ведь далеко не все тяжеловесы жирны) или же принципиально не может набрать мышечную массу (но ведь далеко не все легковесы костлявы), не должна отменяться глобальная закономерность, что масса пропорциональна объёму, а тот, в свою очередь, является итогом перемножения длины, ширины и высоты, то есть пропорционален кубу линейных размеров.

          Так что, повторяю, не надо пытаться опровергнуть глобальную физическую закономерность при помощи ссылки на весьма частную статистику, усредняющую данные по самым малочисленным весовым категориям.

          Кроме того, И.Абрамовскому кажется недопустимым, что

"...система "Райдэн" очень занижает оценки в крайних весовых категориях... выдающийся мировой рекорд X.Мутлу в категории 56 кг (ближайший соперник на Олимпиаде-2000 отстал на 17,5 кг) оценивается на уровне 10-го результата в категории 77 кг. Мировые рекорды в категориях 62 кг, 105 кг, свыше 105 кг оцениваются еще ниже. Мировой рекорд X.Резазаде оценивается ниже, чем 10-е результаты ВО ВСЕХ КАТЕГОРИЯХ!

          Такие перекосы закономерно возникают от примитивности построения системы "Райдэн"..."

          Но на самом деле нет ничего страшного или "перекошенного" в том, что результаты чемпионов из малолюдных категорий (типа супертяжёлой) не тянут даже на десятое место в многолюдных категориях (типа средней). Этот совершенно естественный факт выявляется не только системой "Райдэн", но также, например, системами Стародубцева и Важенина. Именно данным прискорбным фактом и был озабочен предыдущий гость рубрики "Бестолковщина" Владлен Каневский, сетовавший, что оценки результатов тяжеловесов отстают от оценок результатов атлетов других весовых категорий слишком уж сильно: даже после его, Каневского, "скоростных" надбавок супертяжеловесам оценки этих самых супертяжеловесов тем не менее в целом всё равно продолжали отставать от оценок средневесов "не более чем на 4,5%".

          Кроме того, первое место по всем системам оценивания (исключение — система Синклера) среди супертяжей Олимпиады-2000 уверенно держит отнюдь не выбранный Абрамовским для нагнетания ужаса олимпийский чемпион Хуссейн Реза-заде из Ирана, а куда более лёгкий Джабер Салем из Катара, занявший на официальных соревнованиях всего лишь четвёртое место (после Реза-заде, Веллера и Чемеркина) — и пятое, если учесть ещё и дисквалифицированного за допинг Даниэляна. Однако никто вроде бы не поднимает шума в связи с тем фактом, что четвёртый в официальном протоколе супертяж проигрывает по своей оценке восьмому-девятому полусредневесу — ведь так оно и должно быть в столь малолюдной весовой категории, как супертяжёлая.

          Итак, отставание

"оценки результата X.Резазаде от оценок десятых результатов... ВО ВСЕХ КАТЕГОРИЯХ!"

незадачливому исследователю тяжёлой атлетики И.Абрамовскому можно было бы и не трудиться упоминать в стиле провинциальных трагиков, поскольку это отставание совершенно заурядно, ничего удивительного или трагического в этом отставании Реза-заде на самом деле нет, он, Реза-заде, проигрывает даже четвёртому атлету из своей категории.

          Так что никаких "перекосов" в данном плане у системы "Райдэн" вроде бы не просматривается. Если уж где и имеются реальные "перекосы" — то только в бестолковой голове самого И.Абрамовского.

          А вот какова претензия к системе "Райдэн" со стороны человека, оставившего сообщение на старом форуме "Проблем тяжёлой атлетики" под псевдонимом "pavor".

          "Я тут обдумал формулу "Райдэн" и понял, что она занижает оценки у супертяжёлых весовых категорий. Дело в том, что при выведении этой формулы предполагалось, что масса увеличивается с ростом тела во всех измерениях одинаково. А для супертяжей это некорректно, поскольку если человек увеличивается в ширину, то это не значит, что он увеличивается ещё и в высоту. То есть у спортсменов весом 110 кг рост обычно такой же, как у спортсменов весом 160 кг. В общем, в формулу оценки силы надо как-нибудь включать и рост. Например, делить рост на вес — тогда можно будет хотя бы учесть разницу между спортсменами одного веса, но разного роста."

          С этими соображениями в целом согласился и некто Каа:

          "Я вот тоже подумал, и понял, что главная причина того, почему статистически выведенные формулы оценивания результатов (формулы Синклера, Уилкса, Решел и т.д.) не согласуются с формулой "Райдэн", заключается в следующем: и супертяжи, и мухачи испытывают дефицит мышечной массы по сравнению с атлетами средних весовых категорий. Посудите сами: у мухача велик удельный вес балласта в виде костей (довольно тяжёлых) и внутренних органов по сравнению с атлетами средних весовых категорий. В свою очередь, у тяжей и супертяжей велик балласт в виде жировых отложений. Согласитесь, что трудно представить себе 140-килограммового атлета с сухой мышечной массой, равно как и мухача, внутренние органы и кости которого весили бы всего килограммов двадцать.

          Система "Райдэн" на все эти соображения о балласте из костей, жира и внутренних органов плюёт, и, соответственно, дискриминирует мухачей и супертяжей по сравнению со средневесами. Сторонники системы "Райдэн" не видят в этом никакой несправедливости: "тяжи и супертяжи должны, мол, просто следить за своим весом, соблюдать диету (снижая таким образом количество жирового балласта), и тогда качество их мышц окажется сравнимо с качеством мышц средневесов, и никакого отставания оценок их силы от оценок силы средневесов не будет". Я готов допустить, что если морить супертяжей жестокой диетой и жиросжигающими добавками, делать им липосакцию и т.д., то качество их мышц действительно можно довести до качества мышц средневеса (60%). Но мне сложно представить, какие мероприятия могут привести к аналогичному избавлению от балласта (в виде костей и внутренних органов) у мухачей. Если система "Райдэн" оказалась бы принята, то выход у мухачей был бы один — химичиться, чтобы уйти в средневесы.

          Ошибка формулы "Райдэн" заключается в том, что она ставит знак равенства между массой тела атлета и его эффективной мышечной массой. То есть формула "Райдэн" выведена на основании предположения, что любой атлет массой, например, 50 кг является точной, пропорционально уменьшенной копией атлета массой 150 кг. Как я объяснил выше, это не так.

          Я согласен с "pavor"ом: можно было бы ввести весо-ростовую систему оценки результата. Понятно, что из двух атлетов одинакового роста, но с разным количеством мышц (то есть весом тела), более тяжёлый снаряд поднимет тот, у кого масса тела (а значит, и поперечное сечение мышц) больше. Отсюда следует простая формула:



                    S(сумма троеборья) х H(рост атлета)
Оценка результата = -----------------------------------
                               M(вес атлета) 

          Применение оценок силовых результатов по данной формуле приведёт к тому, у атлетов отпадёт стимул принимать анаболики ради увеличения процентного содержания мышц: если человек худощав и высок, то это не страшно — ведь большой рост увеличит его оценку, поскольку стоит в числителе; в сторону увеличения оценки будет работать также и малая мышечная масса, поскольку вес тела стоит в знаменателе."

          Что же я могу порекомендовать двум этим процитированным выше реформаторам-доброхотам? Только то, о чём уже много написано выше: пусть они сделают попытку реформировать в стиле своих предложений прежде всего сами принципы ныне действующих соревнований.

          Понятно, что на такое изменение существующих сегодня принципов определения победителя (то есть принципов, ориентированных на один лишь вес атлетов, на исключительно весовые категории) спортивные организаторы, скорее всего, не пойдут. Не пойдут по одной простой причине: стоит только уступить двум первым реформаторам-доброхотам, как сразу же набежит толпа других реформаторов-доброхотов с ещё более новыми и с ещё более ценными предложениями включить в принципы определения победителя милые теперь уже их, новых реформаторов-доброхотов, сердцам важнейшие подъёмные факторы типа уровня длиннорукости-длинноногости, длиннопальцести-короткопальцести, техничности-нетехничности, болезни-здоровья в момент выступления, тупости-сообразительности тренера, молодости-старости атлета, его везения-невезения и т.д.

          Вот и система оценивания, построенная на основании следования существующим ныне принципам определения победителя (то есть, повторяю, принципам ориентации на один лишь вес тела атлета и на полное игнорирование его, атлета, роста, пропорций тела, техничности-нетехничности, уровня питания, трудностей детства и т.д.), тоже должна игнорировать все важные в плане достижения результата, но, как уже много десятилетий принято считать, посторонние для оценивания, для выявления победителя факторы.

          И ещё один мой ответ — конкретно вот на эти слова Каа.

          "Ошибка формулы "Райдэн" заключается в том, что она ставит знак равенства между массой тела атлета и его эффективной мышечной массой. То есть формула "Райдэн" выведена на основании предположения, что любой атлет массой, например, 50 кг является точной, пропорционально уменьшенной копией атлета массой 150 кг. Как я объяснил выше, это не так."

          Ошибка Каа заключается в том, что считает, будто

"...формула "Райдэн" выведена на основании предположения, что любой атлет массой, например, 50 кг является точной, пропорционально уменьшенной копией атлета массой 150 кг."

          На самом деле формула "Райдэн" выведена на том основании, что любого атлета при помощи необходимого пропорционального по всем направлениям увеличения или уменьшения можно приравнять по весу тела к любому другому атлету (то есть сделать "точной... копией" не самого "атлета", а только его вес), а затем сравнить, выявить неравенство их, атлетов, сил, которые (силы) должны изменить свои величины согласно физическим закономерностям, отражённым в формуле "Райдэн".

          И даже как-то странно, что этот свой ошибочный вывод Каа сделал, исходя из совершенно правильного начального тезиса: формула "Райдэн"

"...ставит знак равенства между массой тела атлета и его эффективной мышечной массой."

          Да, формула "Райдэн", можно считать, исходит из предположения, что атлеты состоят всего из одной-единственной мышцы. С точки зрения формулы "Райдэн", у атлетов вообще нет ни жира, ни костей, ни кожи, ни мозга, ни крови — у них есть всего лишь одна мышца. Просто у разных атлетов эти их мышцы различаются по своим силовым качествам, по, как я это назвал, "коэффициентам эффективности" или же просто по "оценкам", по "баллам", по удельной силе своих среднестатистических волокон.

          Сие ведь совершенно всё равно, как выглядит подъёмное устройство: как человек, как подъёмный кран или как голая мышца. Важно только то, что это устройство поднимает веса и само имеет некий вес — последнее важно, в частности, ещё и по той причине, что данный вес тоже нужно в какой-то мере поднимать (например, крану нужно помимо груза поднимать свою стрелу, трос и крюк; штангисту нужно поднимать ногами бОльшую часть тела, вертикально подвешенной голой мышце при подъёме груза нужно, сокращаясь, помимо груза поднимать ещё бОльшую часть себя).

          Поэтому формула "Райдэн", не мудрствуя лукаво (именно так, кстати, и положено поступать в науке, задача коей — всё упрощать, переводить всё из сложного в простое, из непонятного в понятное), приравнивает сложно устроенных атлетов к просто устроенной мышце — точь в точь как главный принцип современных тяжелоатлетических соревнований, на которых ни в малейшей мере не интересуются формой тел оцениваемых подъёмных устройств, называемых штангистами.



          Под конец порасхваливаю систему "Райдэн" — в том плане, что она правильная и фундаментальная — ещё с одной стороны.

          В текстах, расположенных по адресам "pis4.htm", "pis5.htm" и "pis6.htm" приведены следующие таблицы с оценками самых главных тяжелоатлетических рекордов.

Оценки (коэффициенты эффективности) рекордов в рывке
NФамилия атлетаСобств. вес (m), кгВес снаряда (P), кгКоэфф. эфф.
(k)
1Жанг52,0120,511,822
2Лю56,0135,012,475
3Сулейманоглу60,0152,513,278
4Милитосян67,5160,013,1121
5Генчев75,0170,013,1435
6Златев82,5183,013,3567
7Благоев90,0195,513,5438
8Влад100,0200,513,2517
9Захаревич110,0210,013,22

Оценки (коэффициенты эффективности) рекордов в толчке
NФамилия атлетаСобств. вес (m), кгВес снаряда (P), кгКоэфф. эфф.
(k)
1Иванов52,0155,514,3343
2Терзийский56,0171,014,9345
3Сулейманоглу60,0190,015,7247
4Петров67,5200,015,525
5Вырбанов75,0215,515,702
6Златев82,5225,015,5729
7Храпатый90,0235,015,5106
8Попов100,0242,515,2012
9Захаревич110,0250,514,9841

Оценки (коэффициенты эффективности) рекордов в сумме двоеборья
NФамилия атлетаСобств. вес (m), кгСумма двоеборья (S), кгКоэфф. эфф.
(k)
1Иванов52,0272,525,9051
2Шаламанов56,0300,027
3Сулейманоглу60,0342,529,0026
4Петров67,5355,028,3355
5Вырбанов75,0382,528,6767
6Варданян82,5405,028,7713
7Солодов90,0422,528,6561
8Захаревич100,0440,028,3137
9Захаревич110,0455,027,9645

          Приведённые таблицы с оценками (коэффициентами эффективности) рекордов построены на основании вот этих формул.

формула

формула

формула

    где m — вес тела атлета;

          F — сила атлета;

          P — вес поднятого снаряда;

          S — сумма двоеборья;

          kэфф. — оценка силы атлета.

          А эти формулы, в свою очередь, выведены из уже многократно разжёванных выше глобальных физических закономерностей.

          Из приведённых таблиц видно, что оценки рекордов, установленных в очень разных по своим границам, но при всём при этом наиболее многочисленных весовых категориях — от категории 60 кг до категории 100 кг — весьма близки по своим величинам.

          Например, оценки рекордов в рывке у этих категорий различаются меньше, чем на 3,3% (самая низкая оценка — это 13,1121 для рекорда в категории 67,5 кг, а самая высокая оценка — это 13,5438 для рекорда в категории 90 кг); оценки рекордов в толчке различаются меньше, чем на 3,5% (самая низкая оценка — это 15,2012 для рекорда в категории 100 кг, а самая высокая оценка — это 15,7247 для рекорда в категории 60 кг); оценки рекордов в сумме двоеборья различаются меньше, чем на 2,5% (самая низкая оценка — это 28,3137 для рекорда в категории 100 кг, а самая высокая оценка — это 29,0026 для рекорда в категории 60 кг).

          Встаёт вопрос: почему у тяжелоатлетических рекордов такая высокая плотность оценок по системе "Райдэн"? Ведь, например, у рекордов силового троеборья такой плотности оценок по системе "Райдэн" нет и в помине, там разница между оценками по системе "Райдэн" у тех же самых весовых категорий колеблется от 8,3% (в жиме) до 10,7% (в тяге).

          Судя по всему, данное различие между плотностью оценок рекордов в тяжёлой атлетике и плотностью оценок рекордов в силовом троеборье объясняется прежде всего тем, что тяжёлая атлетика — это "зрелый" вида спорта: люди профессионально занимаются им и интенсивно соревнуются в нём уже почти сто лет. А вот в силовом троеборье официальные соревнования начались, насколько мне известно, всего лишь в середине шестидесятых годов прошлого века, то есть силовое троеборье — это достаточно новый, только что сложившийся вид спорта.

          Кроме того, тяжёлая атлетика имеет ясные и недвусмысленные правила подъёма снаряда, в то время как в силовом троеборье с выполнением подъёмов всё обстоит очень неоднозначно: в тяге вроде бы нельзя останавливаться, но некоторым спортсменам подъём засчитывается и с остановками; в жиме лёжа многое зависит не от силы, а от гибкости позвоночника, от способности выгибаться, что кардинально уменьшает ход снаряда; в приседе же вообще идут постоянные споры о прохождении параллели.

          Мало этого, в тяжёлой атлетике нет практически никаких помогающих подъёму приспособлений, в то время как в силовом троеборье применяется очень разнообразная и не всем доступная экипировка: особые разгибающие ноги наколенные бинты и комбинезоны для приседов, эректоры для тяги и майки для жима.

          Таким образом, тяжёлая атлетика отличается от силового троеборья, во-первых, значительно более длительным развитием в силовом отношении, а во-вторых, отсутствием в ней посторонних для проявления чистой силы факторов. В таких условиях у тяжелоатлетического сообщества должны быть и, судя по всему, реально имеются все шансы максимально приблизиться к пределу человеческих силовых возможностей. Именно об этом, судя по всему, и свидетельствуют очень близкие по своим величинам оценки системы "Райдэн" для рекордов, установленных в наиболее многолюдных весовых категориях.

          Очень похоже, что рекордсмены из этих наиболее многолюдных весовых категорий упёрлись лбами в одну и ту же непробиваемую стену — в предел, повторяю, человеческих возможностей.

          В том, что одинаковые оценки всем тяжелоатлетическим рекордам дают системы Синклера, Стародубцева, Мэлоуна, Важенина или Рэшел, нет ничего особенного — ведь эти системы как раз и создавались путём присвоения всем рекордам одинаковых наивысших оценок. ***  А вот система "Райдэн" не имеет никакой изначальной связи с человеческими рекордами, она основана не на этой достаточно частной, достаточно узкой практике, а на самых общих физических закономерностях. И тем не менее её оценки всех действительно околопредельных, установленных в результате долгого развития рекордов подозрительно близки, практически одинаковы по своим величинам.

          Это, на мой взгляд, является ещё одним, дополнительным свидетельством того, что система "Райдэн" — правильная система.          


  *** Напомню слова из приведённой выше цитаты Каа:

          "Я вот тоже подумал, и понял, что главная причина того, почему статистически выведенные формулы оценивания результатов (формулы Синклера, Уилкса, Решел и т.д.) не согласуются с формулой "Райдэн", заключается в следующем: и супертяжи, и мухачи испытывают дефицит мышечной массы по сравнению с атлетами средних весовых категорий."

          На самом деле, как это можно заметить при ознакомлении с приведёнными выше таблицами, в отношении рекордов из наиболее многочисленных весовых категорий оценки формулы "Райдэн" достаточно хорошо согласуются с оценками "статически выведенных формул" "Синклера, Уилкса, Решел и т.д."

          Что же касается дефицита мышечной массы у мухачей и супертяжей, то это, конечно, существенный, но далеко не единственный фактор отставания их, мухачей и супертяжей, рекордов от рекордов других весовых категорий (ведь известно, что некоторые рекордсмены-средневесы типа Варданяна были худы почти так же, как самые худые мухачи, а рекордсмен-легковес Сулейманоглу являлся уменьшенной копией пузатенького супертяжа). Наиболее же важный и совершенно очевидный фактор отставания рекордов мухачей и супертяжей от рекордов прочих весовых категорий таков: мухачей и супертяжей просто очень мало, в их среде низка спортивная конкуренция и вообще недостаточно велик выбор перспективных атлетов. стрелка вверх

возврат

[на главную страницу]

Архив переписки

Форум

Онлайн-калькулятор
коэффициента силовой эффективности для тяжелоатлетического результата по системе "Райдэн"


Вес атлета


Показанный результат


Количество движений (1 или 2)




 

Free counters!