Слабы ли руки у мастеров толчка?
(Я очень благодарен человеку, появившемуся на форуме под псевдонимом "Карлсон", за то, что переписка с ним стала главной причиной сочинения приведённого ниже текста.)

          В старом тексте "Загадки толчка штанги от груди" мною написано вот здесь следующее:

"...в отношении толчка штанги от груди мне известна... ещё одна загадка: по данным Р.Романа, после отмены жима скорость посыла рекордных штанг в среднем уменьшилась на 0,2-0,25 м/сек — при всём при том, что сами рекордные штанги существенно потяжелели. Наиболее реальные ответы здесь такие: либо имеет место общее улучшение техники штангистов, то есть среднее понижение "ножниц" на 3-5 см, либо же имела место ошибка измерений — вследствие, например, сомнительности применявшейся Романом методики измерения скорости штанг (по центру грифа, а не по центру тяжести дисков), ставших на крупных соревнованиях заметно более "мягкими"."

          Однако недавно я понял, что оба эти ответа на загадку у меня — ошибочные. Ибо догадался, в чём заключается реальная отгадка.


          Начну, как водится, издалека.

          Сам я был почти нормальным штангистом, занимавшимся у совершенно нормальных тренеров в совершенно нормальном окружении из других штангистов. Наши тренеры, и не они одни, твердили нам, что при толчке штанги от груди сила рук почти не нужна. И что толчок должен выполняться по следующей схеме: послал штангу вверх, освободился, побыстрее и поглубже ушёл в "ножницы" — и воткнул локти.

          То, что это не пустые, а совершенно правильные слова, я убеждался каждодневно: когда я от избытка страха, жадности и старания пытался поднять штангу околопредельного веса от груди силой рук, то всё заканчивалось крахом. То есть штанга не выталкивалась, а "ножницы" выходили куцыми и высокими.

          Кроме того, я некоторое время занимался в одной секции с МСМК по тяжёлой атлетике Сергеем Ивановым, нынешним тренером Алексея Ловчева.

Сергей Иванов

Веся 95-96 кг, Иванов попеременно то рвал на одной тренировке 170 кг, то на другой тренировке толкал 210 кг (на соревнованиях же он поднимал 177,5 + 222,5 = 400 кг в категории 100 кг).

          И вот однажды, когда Сергей уже выполнил несколько околопредельных толчков, затем поделал тяги, а потом и приседания со штангой на спине, я спросил его: сколько же он, такой здоровенный, может выжать сидя?

          Сергей выжал сидя последовательно нараставшие веса и остановился на 115 кг.

          — Если я буду свежим, то 120 кг тоже выжму, — вставая со стула, сообщил он.

          И этому можно было поверить.

          Но где-то в старой литературе я читал, что ещё во времена соревнований в жиме стоя, то есть до 1973 года, советские атлеты постоянно тренировали жим сидя и показывали в этом упражнении куда бо́льшие, нежели Сергей, результаты. Например, чемпион мира Владимир Каныгин при жиме стоя в районе 175 кг и при толчке в районе 200 кг, сидя выжимал целых 150 кг.

          Стало быть, вырисовывалась следующая картина: после отмены жима руки у атлетов здорово ослабли — ибо жим сидя упал со 150 кг до 120 кг, но результаты в толчке, тем не менее, заметно выросли — с 200 кг до 210 кг.

          О чём сие могло свидетельствовать? Ясен пень, думал я, в первую очередь действительно о ничтожности силовой роли рук при толчке от груди.

          А вот ещё один факт: Григорий Новак, наш сильнейший в своё время жимовик, обошёл на Олимпиаде 1952 года Норберта Шеманского в жиме, но затем безнадёжно проиграл Шеманскому в рывке и, главное, в толчке. Что, на мой взгляд тогда, тоже явно свидетельствовало о том, что сила рук в толчке — один из последних по значимости факторов при подъёме больших весов.

          То есть правы, думал я, тысячу раз правы мои тренеры, утверждавшие, "что при толчке штанги от груди сила рук почти не нужна".

          Но какая-то пятая или десятая по счёту силовая роль рук в толчке штанги от груди всё же, несомненно, должна была иметь место место. То есть какую-то силу эти почти ненужные для успеха в толчке руки всё же, безусловно, проявляли. И я решил прикинуть её, этой силы, величину. Тем более, что известные советские исследователи тяжёлой атлетики Р.Роман и М.Шакирзянов обнаружили загадку дополнительного подъёма штанги после окончания её разгона ногами. Несомненно, какой-то вклад в этот дополнительный подъём вносили своей силой и руки.

          В своих прикидках величины данной силы рук я исходил из вполне работоспособной модели: руки при толчке от груди разгибаются очень быстро, в среднем за четверть секунды. И, значит, преодолевая явно очень небольшую нагрузку. Вот и нужно было найти: какую нагрузку, какой вес руки штангиста смогут чисто выжать при подъёме стоя за ту же самую четверть секунды?

          Практические прикидки показали, что у полудохлых штангистов типа меня самого такой вес составляет всего лишь 15-20 кг. Соответственно, у штангистов высокого класса, поднимающих в полтора-два раза больше меня, вес такой быстровыжимаемой штанги должен доходить до 30-35 кг.

          Не прибегая к помощи формул механики (а чего тут, в самом деле, считать, думал я? Тут ведь всё очевидно и без формул), я решил, что эту ничтожную силу — 30-35 кг — у штангистов высокого класса руки проявляют и при толчках весов в районе 200-220 кг.

          Но если руки проявляют себя при толчке от груди столь слабо, то тогда без ответа оставались и загадка огромного дополнительного подлёта штанги после окончания посыла, и загадка высокоскоростного выпрямления рук при толчковом уходе под штангу — см. "Загадки толчка штанги от груди". То решение первой загадки, которое предложили Роман и Шакирзянов, — мол, дополнительный подлёт штанги обеспечивается попеременными отталкиваниями ногами от помоста уже после их полного выпрямления и отрыва от помоста — безусловно, совершенно нелепо.

          В связи со всеми с этими обстоятельствами я поразмыслил и нашёл ряд факторов, очевидно способствующих выполнению двух вышеуказанных движений (то есть способствующих дополнительному подлёту штанги после окончания посыла и высокоскоростному выпрямлению рук). Что и изложил в текстах "О быстроте разгибания рук при толчке от груди" и "Ещё раз о быстроте разгибания рук при толчке от груди".

          Но вскоре, к счастью, появился Вадим Протасенко,

Вадим Протасенко

который не поленился обсчитать с помощью формул механики мою вполне работоспособную модель быстрого жима стоя отягощения смешного веса. И тогда сразу обнаружилось, что при подобном скоростном жиме небольшого веса руки прикладывают в среднем далеко не ничтожную силу, что эта сила почти в три раза превосходит вес смешного отягощения. И потому полностью решает загадку дополнительного подлёта штанги после окончания её разгона ногами, то есть посыла.

          Результаты инструментальных измерений подъёмов штанги на олимпийском помосте в Атланте, предоставленные посетителем старого шатойского форума Василием Помеловым, тоже полностью подтвердили эту, как оказалось, огромную силовую роль рук.*** Например, у Андрея Чемеркина, поднявшего 260 кг, на разных кадрах ухода под штангу сила воздействия руками на гриф колебалась от 310 кгС до 70 кгС. А в среднем составляла 135,5 кгС.

25Jerk26Jerk27Jerk
28Jerk29Jerk30Jerk
31Jerk32Jerk33Jerk

          У Акакида Кахиашвилиса, поднявшего 235 кг, на разных кадрах ухода под штангу сила воздействия руками на гриф колебалась от 256 кгС до 26 кгС. А в среднем составляла 96 кгС.

21Jerk22Jerk23Jerk24Jerk25Jerk26Jerk
27Jerk

          Кое у кого поначалу возникает сомнение, что на кадре 25, где Кахиашвилис прикладывает к штанге подъёмное усилие F:109%, то есть 256 кгС, он проделывает это чисто руками. В связи с чем вот два увеличенных кадра: начальный кадр 1 толчка Кахиашвилиса

Кадр 1

и кадр 21 толчка Кахиашвилиса (первый в приведённой выше кинограмме):

Кадр 21

          На двух данных кадрах штанга находится на одной высоте 0 см, однако на втором кадре ноги Кахиашвилиса согнуты в коленях. То есть на втором кадре тело Кахиашвилиса короче (или ниже), чем на первом кадре. А внутри обведённых областей видно: на первом кадре просвет между кистью, сжимающей штангу, и плечом отсутствует, кисть здесь даже частично закрыта плечом; на втором же кадре просвет между кистью и плечом появился. Несмотря на то, что сила, направленная на прижимание штанги к плечу, возросла.

          В связи со всем вышеперечисленным дополнительный подлёт штанги после окончания посыла теперь больше не загадка: этот подлёт имеет причиной весьма значительное силовое воздействие рук.

          Но тогда ещё настоятельнее начала требовать своего решения другая, напоминаю, загадка: почему Новак, имевший руки, рекордно сильные в чистом жиме, проиграл в толчке Шеманскому? Может быть, всё дело было в том, что ноги, которым в толчке принадлежит бесспорно ведущая роль, у Шеманского обладали намного большей силой, чем ноги у Новака? Однако вот фото Новака:

Жим Новака

          Очень сомнительно, что такие мощные ноги с буквально торчавшими наружу квадрицепсами уступали по силе ногам Шеманского, который был длинным, на целую голову превосходившим Новака в росте и, соответственно, гораздо более "тощим", тонким в конечностях.

          Кроме того, повторяю, эта же самая загадка имеет и следующую формулировку: "по данным Р.Романа, после отмены жима скорость посыла рекордных штанг в среднем уменьшилась на 0,2-0,25 м/сек — при всём при том, что сами рекордные штанги существенно потяжелели". То есть жим отменили, и жимовые способности рук у всех штангистов существенно уменьшились, скорости посыла тоже уменьшились (и, значит, дело совсем не в увеличении силы ног: она, как минимум, осталась прежней) — а результаты в толчке, тем не менее, исторически увеличились.

          Так в чём же тут дело, что же это за сила (быть может, она какая-нибудь нечистая?) способствует увеличению результатов в толчке при одновременном уменьшении жимовой силы рук?


          Своё раскрытие данной кровавой тайны начну вот с чего: как известно, от определённой нагрузки мышцы тренируются не где попало и не везде, а прежде всего на таких углах конечностей, которые (углы) свойственны этой определённой нагрузке.

          Например, у современных силачей типа Курловича из двух выпрямленных кверху рук постоянно вываливались уже полностью поднятые штанги весом за 260 кг. В то время как Якуба Чеховской носил на одной руке по дорожке стадиона шестерых гвардейцев, то есть вес хорошо за 300 кг. При всём при том, что этот самый Якуба вряд ли толкнул бы штангу весом больше 160 кг. То есть на 100 кг более лёгкую, чем тот же Курлович.

          Александр Засс удерживал на себе, как известно, отягощения весом более двух тонн, но тоже наверняка спасовал бы перед штангой весом 130-140 кг. В то время как современных мастеров спорта по тяжёлой атлетике, способных играючи толкнуть штангу весом 130-140 кг, напротив, раздавит нагрузка намного меньшая, чем две тонны.

          Этим же самым обстоятельством — то есть натренированностью на проявление повышенной силы в строго определённых положениях кинематических звеньев — объясняется и тот факт, что силовые троеборцы заведомо превосходят штангистов в приседаниях со штангой на спине. Но когда силовые троеборцы берутся рвать и толкать, то проигрывают штангистам в одну калитку — см. вот здесь.

          То есть штангисты превосходят силовых троеборцев в своих коронных, в штангистских усилиях ног на больших, на тупых углах в коленях, которые (углы) имеют место у ног в моменты подрывов и посылов. А силовые троеборцы, в свою очередь, превосходят штангистов в своих коронных усилиях ног на прямых углах в коленях, которые (углы) имеют место у ног в моменты прохождения "мёртвой" точки при вставании со штангой на спине.

          Этим же самым обстоятельством объясняется и разница в процентных отношениях между рывком и толчком у разных штангистов: одни штангисты больше приучают, больше натренировывают себя проявлять повышенную силу на "рывковых" углах кинематических звеньев, а другие штангисты больше приучают, больше натренировывают себя проявлять повышенную силу на "толчковых" углах кинематических звеньев. При всём при том, что для ног и для спины эта разница в углах составляет всего лишь 5-10°. Но сия вроде бы совсем небольшая разница в углах частенько выливается во вполне ощутимую разницу в рывковых и в толчковых результатах.

          Вооружившись всем этим важным знанием, можно приступать к "очищению" загадочной силы, способствующей увеличению результатов в толчке при одновременном уменьшении жимовой силы рук. То есть к переводу этой загадочной силы из разряда мистических в разряд вполне материальных и потому объяснимых, привычных явлений.

          Вот вопрос: кто сильнее — штангист или пауэрлифтер примерно равных весов и спортивных квалификаций? Не очень грамотные люди поспешат дать на этот вопрос нравящийся им ответ, в то время как люди несколько более грамотные прежде, чем дать ответ, поставят уточняющий вопрос: а в чём сильнее?

          Если, например, в толчке или в рывке, то сильнее, конечно, штангист. А если в приседании, то сильнее, конечно, пауэрлифтер.

          Выше я уже привёл объяснение этого совершенно обычного феномена, сразу бросающегося в глаза большинству любителей силового спорта: всё дело в том, что "от определённой нагрузки мышцы тренируются не где попало и не везде, а прежде всего на тех углах в кинематических звеньях, которые свойственны этой определённой нагрузке".

          В результате действия сего фундаментального физиологического закона штангисты, повторяю, превосходят пауэрлифтеров в своих, в чисто штангистских коронных усилиях ног на больших, на тупых углах в коленях, которые (углы) имеют место у штангистских ног в моменты подрывов и посылов. А пауэрлифтеры, в свою очередь, превосходят штангистов в своих, в пауэрлифтерских коронных усилиях ног на прямых углах в коленях, которые (углы) имеют место у ног пауэрлифтеров в моменты прохождения "мёртвой" точки при вставании со штангой на спине.

          Вот отсюда, повторяю, и берутся отставания в десятки процентов у одних атлетов от других в некоронных для них упражнениях. При всём при том, что и штангисты, и пауэрлифтеры тренируют одни и те же части тела: ноги. И большинство любителей силового спорта в отношении ног уже давно и прекрасно понимает, что одно (по углам кинематзвеньев) усилие имеет существенное отличие от другого (по углам кинематзвеньев) усилия. К сожалению, такая продвинутость и способность разбираться в проблеме касается у большинства любителей силового спорта пока только ног. А не других частей тела.

          Но ведь продемонстрированный выше подход можно применить и при отыскании ответа на следующий вопрос: а у кого сильнее руки — у крутого жимовика стоя или у толкача примерно равных собственных весов и спортивных квалификаций?

          "Не очень грамотные люди сразу дадут на этот вопрос нравящийся им ответ, в то время как люди несколько более грамотные прежде, чем дать ответ, поставят уточняющий вопрос: а в чём сильнее?"

          Так вот проблема в том, что до сих пор все мы, и я в том числе, при ответе на поставленный выше вопрос демонстрировали именно не очень грамотный подход. То есть сходу и не разобравшись, начинали давать нравящийся нам ответ. Который выглядел так: если жимовик сильнее толкача в чистом жиме, то руки сильнее — у жимовика.

          Однако сейчас я впервые в истории продемонстрирую аноносированный чуть выше несколько более грамотный подход и задам уточняющий вопрос: а в чём руки жимовика и толкача друг друга сильнее? Если в чисто жимовом усилии, то сильнее, действительно, руки жимовика. Но разве при толчке от груди руки прикладывают к грифу именно жимовое усилие? Нет, при толчке от груди руки прикладывают к грифу принципиально другое усилие.

          Каковы особенности работы рук при жиме штанги предельного веса (в данном тексте подразумевается и рассматривается, понятно, именно чистый жим типа жима Новака или жима сидя, а не разного рода замаскированные швунги с разгонами штанги и с уходами под неё)?

1. При жиме руки поднимают штангу именно жимового, а не толчкового веса. Который — жимовой вес — всегда существенно меньше веса толчкового.

2. Жим предельного веса обеспечивает подъём штанги на высоту выпрямленной кверху руки. То есть на высоту от 40 см у такого маленького атлета, как Воронин, до 56 см у таких высоких атлетов, как Кокляев или Жаботинский.

3. Жим предельного веса всегда относительно медленен, он может занимать от трёх до пяти секунд. Ибо жим предельного веса непременно характеризуется наличием так называемой "мёртвой" точки. То есть наиболее трудно и, значит, медленно преодолимого участка подъёма. Который в силу особенностей нашего, людского устройства имеет место в районе прямых углов в локтевых суставах — см. ""Мёртвые" точки: чем объясняется их существование?"

4. Начало жима не требует приложения максимального усилия. Ибо если в начале жима приложить максимальное усилие и разогнать штангу до достаточно высокой скорости, то из-за уменьшения усилия мышцы от увеличения её скорости сокращения на данной высокой скорости жимовое усилие — уменьшится. И тогда всё равно произойдёт торможение поднимаемого веса. Тем более, что предельный вес не больно-то и разгонишь.

          Поэтому дистанция выжимания предельного веса обычно преодолевается так: сначала штанга разгоняется до скорости порядка 15-25 см в секунду, и затем эта скорость поддерживается до района "мёртвой" точки — а такое поддержание скорости требует приложения усилия, равного весу штанги. В районе "мёртвой" точки в любом случае происходит уменьшение скорости штанги из-за уменьшения способности рук прикладывать усилие, и в "мёртвой" точке штанга обязательно либо сильно замедляется, либо вообще останавливается. Благодаря чему жимовое усилие возрастает и позволяет пройти "мёртвую" точку (если вес именно предельный, а не сверхпредельный). А после прохождения "мёртвой" точки способность рук прикладывать усилие опять возрастает, и штанга дожимается с повысившейся скоростью и с опять-таки непредельным усилием.

          Итак, структура жима предельного веса предполагает умеренно быстрое начало с непредельным усилием, сильное замедление движения в "мёртвой" точке с приложением предельного усилия и затем опять убыстрившееся дожимание с опять-таки непредельным усилием. А самое главное в жиме — это прохождение "мёртвой" точки. Где, собственно, и прикладывается предельная сила.

          Совсем другой является работа рук при толчке от груди. (Чтобы отличить эту работу от жима я назову данное движение рук наиболее коротким из пришедших мне в голову буквосочетанием "взрыв-дожим".)

1. При взрыв-дожиме руки поднимают штангу именно толчкового, а не жимового веса. Который — толчковый вес — всегда существенно больше жимового.

2. Взрыв-дожим предельного веса приводит к подъёму штанги всего лишь на высоту дополнительного подлёта сверх той высоты, которую обеспечивает штанге посыл (то есть разгон веса усилием ног). Иными словами, взрыв-дожим предельного веса обеспечивает подъём снаряда на высоту от 10 см у такого маленького атлета, как Воронин, до 14 см у таких высоких атлетов, как Кокляев или Жаботинский. Как можно заметить, эта высота в среднем вчетверо меньше длины руки.

3. Взрыв-дожим предельного веса совершается всего лишь за треть или даже за четверть секунды. То есть взрыв-дожим в 10-20 раз быстрее жима. При взрыв-дожиме нет никакой "мёртвой" точки. Напротив, положение с полуразогнутыми локтями, в котором при всех прочих подъёмах имеет место "мёртвая" точка, при взрыв-дожиме проходится с самой большой скоростью: порядка трёх-четырёх метров в секунду и с приложением силы порядка 0-30% от поднимаемого веса.

4. В самом начале взрыв-дожима руки разгибаются достаточно быстро — со скоростью порядка 1-1,5 м/сек и с приложением силы порядка 120-70% от поднимаемого веса. В самом же конце взрыв-дожима, на последней паре-тройке сантиметров, руки разгибаются относительно медленно — со скоростью порядка 15-30 см/сек с приложением силы порядка 70-120% от поднимаемого веса.

          Незначительность или даже отсутствие усилия при взрыв-дожиме (при техничном толчке от груди, то есть при наличии достаточно быстрого и глубокого ухода под вес) руки обычно всего лишь ощущают. А на самом деле они прикладывают фактически максимальное из возможных в их положении усилие. Просто это усилие рук длится совсем недолго (не дольше трети-четверти секунды), и оно не успевает утомить (ведь для утомления, для ощущения затруднённости нужна некоторая продолжительность напряжения) руки. Тем более, что внимание атлета в момент поднятия штанги от груди уже заранее почти полностью направлено на ноги: нацеливанием на выполнение полуприседа, на выпрыгивание из полуприседа, на уход в "ножницы", на вставание из "ножниц" и на сохранение при всём при этом максимального равновесия.

          А вот мысли по данному поводу, навеянные чтением старых текстов Вадима Протасенко. Нетехничный (то есть воспринимаемый новичком как удобный) способ подъёма штанги от груди отличается от техничного способа подъёма тем, что при последнем (то бишь при техничном подъёме, при взрыв-дожиме) руки распрямляются не замедленно, а почти мгновенно. Так вот оказывается, что эта мгновенность распрямления рук приводит не только к чисто субъективному восприятию подъёма штанги как очень лёгкого. Нет, большая скорость сокращения мышц рук ещё и реально сопровождается меньшим их усилием (сие происходит по физиологическим причинам — то есть оно связано с тем, что чем выше скорость сокращения мышцы, тем меньшее усилие она, мышца, может приложить). Да и возможной столь большая скорость распрямления рук становится (и здесь работают уже чисто физические факторы) только в том случае, если возникает резкое уменьшение сопротивления движению. А такое уменьшение сопротивления движению рук имеет место как раз при техничном подъёме и обеспечивается оно, во-первых, выраженной безопорной фазой ухода атлета под штангу (при техничном подъёме штанга с телом атлета некоторое время находятся в состоянии невесомости или "маловесомости" во время ухода в подсед), а во-вторых, двукратной помощью ног в этой без- или малоопорной фазе ухода (в виду имеется, во-первых, послепосыльное торможение тела атлета, связанное с неподвижностью низа ног во время посыла, а во-вторых, быстрый и амплитудный подъём ног относительно корпуса при их разбросе в правильные "ножницы" — см. "Загадки толчка штанги от груди".

          Итак, при взрыв-дожиме, равно как и при жиме, весьма значительные напряжения мышц рук всё-таки тоже имеют место. Но эти весьма значительные, околопредельные напряжения мышц рук при взрыв-дожиме происходят совсем не на тех участках работы и не на тех скоростях разгибания рук, что при жиме.

          Вернусь ещё раз к теме разницы у силовых результатов в коронных движениях штангистов и пауэрлифтеров. Почему пауэрлифтеры превосходят штангистов в приседаниях со штангой на спине? Потому, что пауэрлифтеры приседают со штангой на спине во всех отношениях больше, чем штангисты. А в чём заключается основная трудность при вставании с околопредельным весом на спине? В преодолении "мёртвой" точки. Именно на этом угле кинематических звеньев мышцы ног и испытывают околопредельное напряжение. А на других участках подъёма в приседаниях с околопредельным весом на спине мышцы ног, соответственно, испытывают не околопредельное напряжение. И потому в максимальной степени мышцы ног разрушаются именно при том положении своего сокращения, которое приходится на район "мёртвой" точки. А потом, разумеется, разрушенные мышечные волокна, ответственные за сокращение в данном положении, наиболее интенсивно и восстанавливаются. В отличие от мышечных волокон, ответственных за другие участки сокращения. Это и называется: мышцы тренируются на определённых углах кинематических звеньев. А на других углах кинематических звеньев мышцы, соответственно, не разрушаются или мало разрушаются и потому не тренируются или мало тренируются.

          Понятно, что всё это относится не только к ногам пауэрлифтеров, но и к ногам штангистов. У которых коронные напряжения имеют место уже не на прямых, как у лифтеров с их приседами, а на больших, на тупых углах сгибания ног при подрывах и при посылах. Именно на этих тупых углах сгибания ног при подрывах и при посылах штангисты часто и околопредельно напрягаются, и, соответственно, именно на этих тупых углах сгибания ног при подрывах и при посылах у штангистов растёт в процессе восстановления и в итоге дорастает до околорекордных величин их особая, чисто штангистская, "большеугольная" сила. Имеющая довольно мало родства с силой пауэрлифтеров, проявляемой в самую первую очередь именно на прямых углах сгибания ног при прохождении "мёртвой" точки.

          Совершенно аналогичным образом дело обстоит, разумеется, не только с ногами, но и с руками. То есть максимальное жимовое усилие натренировывается, возрастает в результате разрушения и восстановления мышц на углах, специфичных для "мёртвой" точки. Что и обеспечивает успех в жиме. А максимальное взрыв-дожимное усилие, совершенно аналогичным образом, натренировывается, возрастает в результате разрушения и восстановления мышц на углах, специфичных для начала ухода под штангу и для дожимания. Кроме того, штангист натренировывается прикладывать нужные для взрыв-дожима усилия именно на очень высоких для подъёма предельного веса скоростях.

          Ещё раз: в жиме не нужна максимальная сила на всём протяжении подъёма — она нужна только в положении "мёртвой" точки. Во взрыв-дожиме максимальная сила на всём протяжении подъёма тоже не нужна — она нужна только при начале ухода под штангу и при быстром дожимании.

          Соответственно, хорошие жимовики типа Григория Новака превосходят хороших толкачей типа Норберта Шеманского в своей особой, в жимовой силе рук. А хорошие толкачи типа Норберта Шеманского, в свою очередь, превосходят хороших жимовиков типа Григория Новака в своей особой, в толчковой силе рук. То есть в силе рук, проявляемой при взрыв-дожиме.

          Настаиваю и напоминаю: жим и взрыв-дожим — это очень разные, малопохожие режимы работы рук. Малопохожие как по преодолеваемой нагрузке, так и по параметрам сокращений мышц и тренировки последних.

          И ещё раз: на самом деле руки Новака были значительно сильнее рук Шеманского отнюдь не на всех участках жимового движения, а конкретно и исключительно в "мёртвой" точке. В свою очередь, руки Шеманского тоже были значительно сильнее рук Новака. Но тоже не на всех точках взрыв-дожимного движения, а конкретно и исключительно в начале и в конце этого движения. Что и позволяло обоим атлетам значительно превосходить друг друга в принципиально разных подъёмных движениях.


  *** При помощи ультразвукового аппарата V-scope фирмы "Элейко" (описание работы данного аппарата можно найти вот по этому адресу, а если он не открывается, то вот по этому адресу) были произведены замеры ряда параметров подъёма, четыре из которых отражены на жёлтых полосках внизу каждого кадра представленных ниже кинограмм. Параметр "x" — это горизонтальное смещение штанги в сантиметрах по отношению к её начальной точке в пространстве, параметр "y" — это вертикальное перемещение штанги в сантиметрах по отношению к её начальному уровню, параметр "v" — это вертикальная скорость штанги в сантиметрах в секунду, параметр "F" — это сила воздействия атлета на штангу, выраженная в процентах от веса штанги. стрелка вверх


[на главную страницу]

Архив переписки

Форум


Free counters!


Спорт глазами Мовлади Абдулаева, тренера 
тяжелоатлетов

Weightlifting database

Weightlifting database

Мир тяжелой атлетики

Железный мир

Силовые виды спорта в Твери и в Тверской области

Железный спорт

Тяжёлая атлетика глазами Артура Шидловского

Польская штанга

Старые силовые Журналы США

Силачи прошлого и настоящего

Пауэрлифтинг от Петра Кравцова

Библиотека материалиста

Извлечённое из интернета