Загадки толчка штанги от груди

          В толчке от груди штанги околопредельного веса мне долгое время казались загадочными два явления.

          Первым загадочным для меня явлением была мгновенность (то есть длительность в районе всего лишь 0,25-0,35 сек) распрямления рук штангиста: ведь движения, связанные с подъёмом околопредельных отягощений, должны совершаться, по идее, по всем нормальным человеческим представлениям, не мгновенно, не за две-три десятые доли секунды, а, напротив, достаточно медленно. Разве это не странно, что, начиная поднимать в толчке штангу предельного для себя веса, тяжелоатлет, ещё свежий, ещё полный сил, из первого подседа (для взятия на грудь) встаёт чаще всего с огромным напряжением и еле-еле проходит "мёртвую" точку, но вот затем, уже утратив первоначальную свежесть, при подъёме той же самой штанги от груди распрямляет руки с такой высокой скоростью, как будто она, штанга, сделана из пенопласта?

          Можно ли сопоставить эту скорость распрямления рук при толчке штанги от груди ещё с чем-нибудь в тяжёлой атлетике — например, со скоростью обычного жима? Нет, скорость разгибания рук при толчке штанги от груди велика настолько, что это, фактически, скорость не жима (для которого характерна остановка снаряда в конце разгибания рук), а скорость броска вверх, причём броска достаточно высокого. В самом деле, если изначально неподвижная штанга проходит вверх путь 0,5 м (это средняя длина руки) за 0,25 сек (это, напоминаю, время распрямления рук при толчке штанги от груди), то сие означает, что снаряд проходит данный путь, как минимум, со средним ускорением 16 м/сек2. И, значит, в точке полного разгибания рук он, снаряд, имеет скорость, равную не нулю (как при окончании обычного жима), а четырём метрам в секунду. Такая скорость позволяет снаряду продолжить движение вверх и подлететь по инерции ещё на 0,8 метра. Повторяю: распрямление рук при толчке штанги от груди — это движение настолько быстрое, что его нельзя сопоставлять с обычным жимом; его можно сравнивать лишь со сверхбыстрым жимом, то есть с броском вверх, приводящим к весьма высокому отрыву снаряда от распрямлённых рук.

          Вторым загадочным для меня явлением был дополнительный подъём штанги, то есть её подъём после окончания посыла (разгона ногами) на высоту, иной раз почти вдвое большую той, на которую штанге следовало подлететь по инерции от скорости, приданной ей усилием ног атлета. Вот, например, что написали о толчке Д.Ригертом от груди рекордной штанги весом 215,5 кг Р.А.Роман и М.С.Шакирзянов в своей книге "Рывок, толчок" (Москва, ФиС, 1978 г., стр. 68):

          "При данной [1,56 м/сек — сост.] скорости штанга могла бы в дальнейшем оказаться выше лишь на 12,5 см, а она поднимается Д.Ригертом на 24,5 см."

          Похожие по пропорциям параметры толчка от груди штанг предельного веса были зафиксированы и у всех других исследованных атлетов, то есть штанги предельного веса разгонялись усилиями ног атлетов только до таких скоростей, которые позволяли им, штангам, подлететь по инерции лишь примерно на половину величин их реальных подъёмов.

          На всякий случай объясню это дело ещё раз. Тяжелоатлет толкает штангу от груди следующим образом: сначала он, удерживая гриф на дельтовидных мышцах, разгоняет штангу из полуприседа ногами, то есть подпрыгивает с нею, а затем, когда ноги тяжелоатлета по окончании разгона готовы оторваться от помоста (в это мгновение штанга обычно как раз и достигает той максимальной вертикальной скорости, о которой написано чуть выше в цитате из текста Р.А.Романа и М.С.Шакирзянова), отталкивается вниз руками от летящей по инерции вверх штанги и уходит в опорный подсед. И вот тут выявляется странная вещь: штанга в итоге поднимается на высоту, почти вдвое бОльшую той, на которую её послало усилие ног. То есть мощные ноги штангиста — основное средство всех тяжелоатлетических подъёмов — могут, оказывается, подбросить штангу всего лишь примерно до половины той высоты, на каковую она, штанга, реально поднимается.

          В общем, мне долгое время очень хотелось узнать про толчок штанги от груди следующее: во-первых, за счёт чего руки штангиста распрямляются под околопредельной нагрузкой мгновенно и, значит, легко, а во-вторых, какой фактор обеспечивает весьма значительный дополнительный подъём штанги околопредельного веса после исчерпания энергии, переданной ей, штанге, ногами?

          В поисках решения данных загадок я расспрашивал встречавшихся мне специалистов по тяжёлой атлетике и читал соответствующую литературу, но удовлетворительных или хотя бы более-менее правдоподобных ответов получить нигде не мог.

          Одни встречавшиеся мне специалисты просто никогда даже и не замечали этих загадок, а потому не имели по их поводу какого-либо мнения. Другие специалисты сообщали мне, что при толчке штанги от груди мгновенное распрямление рук целиком обеспечивается силой самих же рук. Но данное утверждение никак не могло меня устроить. Например, по следующей причине.

          Экспериментальные прикидки и вычисления по формулам механики показывают, что то усилие, которое руки способны приложить к грифу во время ухода атлета под штангу предельного веса, является совершенно недостаточным для их, рук, полного разгибания за 0,25 сек. Даже если это усилие вдруг возросло бы на 30%, то и тогда полное разгибание рук за четверть секунды могло бы произойти только при выполнении одного важного условии: если процесс разгибания рук, процесс отталкивания атлета от штанги полностью происходил бы в невесомости, то есть во время безопорной фазы ухода (безопорная фаза имеет место при перестановке ног атлета в самом начале ухода ради принятия положения, более удобного для торможения готовой опуститься штанги; данная насколько возможно быстрая перестановка ног требует, понятно, одновременного отрыва обеих ступней от помоста). Иными словами, это условие таково: безопорная фаза толчка штанги от груди должна длиться столько же, сколько длится само полное разгибание рук — не меньше 0,25 сек. Однако в реальности длительность указанной безопорной фазы толчка крайне мала, она составляет, как правило, около 0,1 сек. Поэтому в течение остальных 0,15 сек своего разгибания (то бишь во время опорной фазы ухода при толчке штанги от груди) руки испытывают уже значительно бОльшую нагрузку, значительно большее "сопротивление материала", и потому за счёт использования одних лишь собственных сил с нужной быстротой разгибаться никак не могут. То, что во время опорной фазы ухода имеет место сильное замедление разгибания рук, подтверждается и непосредственными наблюдениями за деталями толчка штанги от груди, например, при помощи его, толчка, замедленного воспроизведения: бОльшую часть своего разгибательного движения руки совершают именно во время короткой безопорной фазы. То есть во время безопорной фазы руки разгибаются повышенно быстро, сверхбыстро (иначе у них просто не останется достаточного времени на более медленное завершение разгибательного движения после перехода в опорную фазу). А значит, разогнуть руки во время безопорной фазы мышцам этих рук очень существенно помогают какие-то дополнительные силовые факторы.

          Таким образом, утверждение консультировавших меня специалистов о том, что мгновенное распрямление рук целиком обеспечивается одной лишь силой рук, плохо сообразуется с действительностью.

          Что касается дополнительного подъёма штанги, то, пытаясь объяснить это явление, те же Р.А.Роман и М.С.Шакирзянов написали следующее.

          "За счёт чего... атлет поднимает штангу так высоко? Дело в том, что после того, как штанга достигла максимальной скорости, атлет через 0,03 сек отталкивается левой ногой, которую отставляет назад. Штанга при этом получает дополнительное ускорение, равное 2,3 м/сек2. Через 0,06 сек он отталкивается правой ногой, которую выставляет вперёд. К этому моменту скорость подъёма штанги резко снизилась — до 0,96 м/сек. Тем не менее дополнительное ускорение (8,7 м/сек2), созданное за счёт отталкивания ноги, выставляемой вперёд, даёт возможность сообщить штанге нужную дополнительную скорость и зафиксировать на необходимой высоте."

          Это объяснение Р.А.Романа и М.С.Шакирзянова меня тоже не устраивало, поскольку почти полностью выпрямленные в конце посыла ноги едва ли могут даже коротко оттолкнуться от помоста своими носками — то есть на самом деле выпрямленные ноги по окончании посыла уже просто пассивно отрываются от помоста. Но даже если в каких-то подъёмах штанги выпрямленным ногам после окончания посыла всё-таки и удаётся как-то дополнительно оттолкнуться носками от помоста, то этим куцым движением они, почти полностью выпрямленные ноги, ни в коем случае не могут произвести работу столь же значительную, как та, которую они, ноги, выполняли во время несравненно более длинного и продолжительного посыла при максимальном напряжении крупнейших и мощнейших мышц человеческого тела — бедренных и ягодичных. А кроме того, каким образом отталкивание ногами может передать огромное подъёмное усилие тяжеленной штанге в тот момент, когда эта штанга соединяется с ногами через столь слабый элемент кинематической цепи, как полусогнутые руки?

          Разумеется, я и сам размышлял над загадками толчка штанги от груди и через какое-то время пришёл к таким представлениям, которые были вроде бы свободны от описанных выше теоретических несообразностей. Эти свои представления я изложил в текстах "О быстроте разгибания рук при толчке от груди" и "На Алборова не обижаются". Несколько лет я пребывал в твёрдом убеждении, что уж теперь-то мои представления исчерпывающе описывают толчок штанги от груди. Однако в реальности эти представления, увы, тоже оказались не слишком правильными. К счастью, оба вышеупомянутых текста в конце концов попались на глаза Вадиму Протасенко, он обнаружил все мои ошибки — и теперь картина толчка штанги от груди уже точно должна потерять бо́льшую часть своей загадочности (в отношении толчка штанги от груди мне известна, между прочем, ещё одна загадка: по данным Р.Романа, после отмены жима скорость посыла рекордных штанг в среднем уменьшилась на 0,2-0,25 м/сек — при всём при том, что сами рекордные штанги существенно потяжелели; наиболее реальные ответы здесь такие: либо имеет место общее улучшение техники штангистов, то есть среднее понижение "ножниц" на 3-5 см, либо же имела место ошибка измерений — вследствие, например, сомнительности применявшейся Романом методики измерения скорости штанг [по центру грифов, а не по центру тяжести дисков], ставших на крупных соревнованиях заметно более "мягкими").*** 

          Вообще, если поднапрячь мозги, то можно обнаружить сразу несколько факторов, способствующих ускорению разгибания рук и повышению подъёма штанги — вопрос лишь в значительности-незначительности этих факторов.

          Быстроту разгибания рук я поначалу объяснил, во-первых, упругой реакцией сжатого в период посыла позвоночника, сразу по окончании этого посыла и уже после отрыва ног от помоста отталкивающего штангу от плечевого пояса, во-вторых, воздействием трапециевидных мышц, сразу по окончании посыла с силой поднимающих плечи и за счёт этого отталкивающих штангу от корпуса атлета (впоследствии выяснилось, что два данных фактора хотя и вполне реальны, но их значение совсем невелико), а в-третьих, помощью ног, резко поднимаемых относительно корпуса атлета при их расстановке в подседное положение. Ко всему к этому, разумеется, добавляются усилия выпрямляемых кверху рук.

          В дальнейшем, благодаря Вадиму Протасенко, выяснилось, что мной тут не был учтён ещё один фактор, причём весьма важный: неподвижность нижней части ног относительно помоста во время разгона штанги. В момент отделения ног от помоста это сразу резко уменьшает направленную вверх скорость тела атлета относительно помоста, а поскольку штанга по инерции продолжает своё движение вверх относительно помоста, скорость удаления штанги от резко замедлившегося тела, получается, резко возрастает — что повышает быстроту разгибания держащих штангу рук.

          На всякий случай специально подробнее расскажу о том, каким образом разгибанию рук способствуют вот эти только что упомянутые, во-первых, неподвижность нижней части ног относительно помоста во время посыла, а во-вторых, подъём ног относительно корпуса при их, ног, расстановке в опорный подсед (именно непонимание довольно многими людьми последнего механизма сначала удивило Вадима Протасенко, а потом навело на мысль принять участие в решении вышеназванных загадок толчка штанги от груди).

          Для объяснения того, каким образом разгибанию рук помогает неподвижность нижней части ног относительно помоста во время посыла, тяжелоатлета, толкающего штангу, Вадим уподобил пружинке (для ясности — невесомой) с двумя равными по массе грузиками (пусть эта масса каждого из грузиков будет равна M), закреплёнными на её концах. Если такую пружинку поставить вертикально на помост и сначала сжать, а потом резко отпустить, то верхний грузик под действием силы упругости пружинки двинется вверх и разгонится до какой-то максимальной скорости, которую можно обозначить как V. Но затем распрямившаяся, а потом и растянувшаяся пружинка начнёт тормозить этот прикреплённый к ней верхний грузик: ибо её, пружинку, будет стремиться удержать на месте нижний грузик — с массой, напоминаю, равной массе верхнего грузика. Почему нижний грузик будет стремиться удержать пружинку на месте? Потому, что он, нижний грузик, и во время сжатия, и во время распрямления пружинки опирался на помост, находился в покое, в неподвижности относительно помоста. Значит, он по инерции будет стремиться сохранить своё неподвижное относительно помоста положение. И, стало быть, итоговая скорость всей системы "пружинка с двумя грузиками" окажется равной не V, а всего лишь 0,5 V.

          Ещё больше на реального тяжелоатлета со штангой на груди похожа чуть более сложная модель: та же поставленная вертикально на помост невесомая пружинка с двумя закреплёнными на её концах равными по массе грузиками, но только теперь на верхнем грузике лежит ещё один грузик, то есть третий грузик (для ясности — той же самой массы M), причём он уже ни к чему не прикреплён (а, повторяю, просто свободно лежит на верхнем закреплённом на пружинке грузике). Если такую пружинку с грузиками сжать, а потом резко отпустить, то произойдёт следующее. Два находящихся наверху соприкасающихся грузика (закреплённый на пружинке и свободно лежащий на закреплённом) при распрямлении пружинки поначалу приобретут какую-то максимальную скорость, которую можно обозначить как W. Но не прикреплённый к пружинке грузик эту скорость сохранит (на самом деле в условиях гравитации он эту скорость, конечно же, не сохранит, а под действием земного тяготения будет равномерно уменьшать — но для ясности о данном обстоятельстве лучше не вспоминать), а находящийся под ним прикреплённый к пружинке грузик свою скорость заметно потеряет — ведь его начнёт останавливать распрямившаяся и растянувшаяся пружинка. Останавливать же прикреплённый к ней верхний грузик пружинка начнёт, напоминаю, потому, что её будет стремиться удержать на месте нижний грузик, который, напоминаю, и во время сжатия, и во время распрямления пружинки точно так же, как и в первом примере, находился в покое, в неподвижности относительно помоста, ибо служил опорой для пружинки. И теперь, стало быть, получится следующая картина: результирующая скорость системы "пружинка с двумя закреплёнными на её концах грузиками" будет равна 0,5 W, а скорость незакреплённого, оторвавшегося от системы грузика будет равна W. То есть незакреплённый верхний грузик и находящаяся под ним система из пружинки с двумя закреплёнными грузиками станут разлетаться со скоростью

          W — 0,5 W = 0,5 W.

          В этом втором примере, почти исчерпывающе моделирующем все основные элементы реального толкающего штангу атлета, нижний грузик выполняет роль нижней части ног атлета, пружинка — роль мышц-разгибателей ног атлета, верхний прикреплённый к пружинке грузик — роль корпуса атлета, а третий, незакреплённый грузик — роль штанги. Когда атлет опускается в разгонный полуприсед и затем выпрыгивает из него, то нижняя часть ног атлета сохраняет неподвижность относительно помоста, а корпус атлета и штанга поначалу вместе, "дружно" приобретают какую-то скорость. Однако по завершении посыла их, корпуса и штанги, "дружбе", их совместному движению вверх приходит конец: штанга свою скорость сохраняет, в то время как корпус атлета её резко уменьшает — поскольку его сразу же с силой дёргают вниз ноги, нижняя часть которых, напоминаю, пребывала в покое во время разгона. Всё это и обеспечивает разлёт корпуса атлета и штанги, а значит, увеличивает скорость разгибания держащих штангу, соединяющих корпус и штангу рук.

          Ещё больше эту скорость разгибания рук увеличивает то обстоятельство, что ноги атлета после окончания посыла на самом деле не остаются на месте относительно корпуса атлета, не сохраняют выпрямленность, а, напротив, активно подтягиваются относительно корпуса вверх — для установки в положение опорного подседа. Ноги, повторяю — это фактически некие грузики, и любое их послепосыльное движение — хоть разброс-сгибание в передне-заднем направлении при толчке в "ножницы", хоть быстрое сгибание в опорную "разножку" при толчковом швунге — это фактически не что иное, как их, ног-грузиков, резкий подъём относительно корпуса атлета. А значит, ноги-грузики, перемещаясь вверх, поднимаясь в сторону корпуса, то есть подтягиваясь к нему, обратным образом подтягивают и корпус к себе, дёргают его вниз, стараются опустить его, корпус, относительно штанги и тем самым повышают скорость разлёта корпуса и штанги. И, получается, увеличивают скорость разгибания держащих штангу, соединяющих корпус и штангу рук. (Дабы у читателя не сформировалось неправильное представление о том, что я описал выше, привожу выдуманный, но близкий к реальности пример: сразу после окончания посыла скорость штанги, движущейся вверх относительно помоста, составляет, допустим, 1,5 м/сек, а скорость корпуса, точнее, его плечевого пояса, который тоже движется вверх относительно помоста, составляет, допустим, 1,1 м/сек. Скорость корпуса уменьшается на 0,4 м/сек, напоминаю, во-первых, за счёт его, корпуса, резкого "дёргания" вниз неподвижным относительно помоста в момент разгона низом ног, а во-вторых, за счёт его, корпуса, резкого "дёргания" вниз подтягивающимися вверх ногами. И эта уменьшившаяся до в 1,1 м/сек скорость корпуса направлена, ещё раз обращаю внимание, вверх.)

          Когда я прочитал сообщение Вадима Протасенко о том, что скорость разгибания рук существенно увеличивается из-за неподвижности низа ног во время посыла, то обругал себя недотёпой — ведь то, что ноги при подъёмном распрямлении проявляют себя в массо-весовом отношении совсем не так, как остальное тело, я всегда прекрасно знал. Ещё в 2000 году в тексте "Об основах оценивания тяжелоатлетических результатов" (а дискуссия по поводу решения двух вышеназванных загадок подъёма происходила уже в 2004 году) я написал следующее.

          "Впрочем, ногам приходится поднимать, конечно, отнюдь не всё тело атлета. Например, ногам почти не нужно поднимать самих себя: то есть ногам совершенно не надо поднимать свои голени и ступни — ибо последние во время приложения основных усилий при подъёме почти не меняют своего положения — и лишь частично нужно поднимать бёдра. Итак, ногам надо поднимать не всё тело атлета целиком, а, в основном, только верхнюю его часть. Величину той части тела атлета, что приходится поднимать ногам, можно установить, сравнивая величины перемещений вверх центра тяжести тела атлета и центра тяжести снаряда в моменты преодоления наиболее тяжёлых положений при выполнении подъёмов. (Ведь любой подъём тяжести по своей структуре всегда неравномерен. В нём обязательно имеются некие стратегически важные точки, то есть некие наиболее тяжёлые положения, в преодолении которых, собственно, и заключается основная сложность выполнения того или иного комплексного, многозвенного движения. И потому учитывать надо именно соотношение между величиной подъёма центра тяжести снаряда и величиной подъёма центра тяжести тела атлета в момент прохождения этих тяжёлых, стратегически важных положений.) Прикидки, проведённые на небольшой пластилиновой модели тела атлета, а также вычисления Юрия Орлова, старшего тренера МФТИ по пауэрлифтингу, показали, что в стратегически важных положениях перемещение вверх центра тяжести тела атлета при рывке и при толчке составляют примерно 85% от перемещения вверх снаряда, при приседании со штангой на плечах — 75%, а при становой тяге — 65%. То есть в наиболее тяжёлых положениях данных движений мышцы поднимают, соответственно, 0,85, 0,75 и 0,65 веса тела атлета."

          Вот так: знать-то об этом важном факторе я знал, но в размышлениях о быстроте разгибания рук просто как-то упустил его из виду.

          Зато другую важную находку Вадима Протасенко я не мог принять душой очень долго. То есть умом я со всем обнаруженным Вадимом, конечно, соглашался, физическим формулам вынужденно доверял, но в голове у меня всё обнаруженное Вадимом ну никак не укладывалось.

          Прикидывая величину той силы, которую руки развивают при толчке от груди, я прибегал к совершенно правильной (и недавно вновь экспериментально подтверждённой) аналогии, а именно: к сверхбыстрому жиму штанги атлетом, неподвижным (за исключением, конечно, рук) относительно помоста. По всем моим наблюдениям выходило, что за 0,25-0,35 сек (то есть, напоминаю, за то время, в течение которого руки полностью разгибаются при толчке от груди) даже самый сильный атлет из неподвижного положения может сверхбыстро выжать только очень небольшой вес — всего лишь порядка 30-40 кг (с весами более сорока килограммами могут справиться, судя по всему, только самые сильные штангисты, в основном супертяжи). Это у меня, повторяю, были совершенно правильные представления. Однако в дальнейших рассуждениях на меня находило уже какое-то затмение: я упорно считал, что 30 кг — это и есть та сила, с которой атлет воздействует на штангу весом 30 кг, поднимаемую за 0,25 сек. Вадим Протасенко, к счастью, заметил эту мою ошибку: на самом деле, прикладывая силу 30 кг к штанге весом 30 кг, последнюю можно лишь удерживать в неподвижности, в покое: вес штанги и сила рук будут просто уравновешивать друг друга. Для того чтобы штанга весом 30 кг из состояния неподвижности прошла вверх путь 50 см (то есть длину среднестатистической руки атлета ростом 173 см — таков рост Д.Ригерта, указанный Романом и Шакирзяновым) за 0,25 сек, к ней, к штанге, на всём протяжении её движения (для ясности, для простоты вычислений — равноускоренного) должно, как показывают вычисления, прикладываться воздействие около 80 килограмм-сил.

          Привожу эти вычисления.

          Сначала нужно найти ускорение (a), с которым должна двигаться штанга, чтобы из состояния неподвижности подняться за 0,25 сек на высоту 0,5 м. Искомое ускорение составляет

           2h
      a = ———— = 16 м/сек2
           t2           

          где h — высота подъёма, а t — время подъёма.

          Таким образом, чтобы выжать штангу за 0,25 сек, нужно поднимать её с ускорением 16 м/сек2.

          Используя второй закон Ньютона, можно найти, какую среднюю силу нужно прикладывать к штанге весом 30 кг, чтобы перемещать её с ускорением 16 м/сек2 против направления земной гравитации.

      ma = F + mg

      F = ma — mg = m(a — g) = 30 × (16 — (— 9,8)) =

      = 30 × 25,8 = 774 Н

          Итак, для того чтобы в земных условиях равноускоренно поднять штангу весом 30 кг за четверть секунды на 0,5 м, нужно прикладывать к ней, к штанге, среднюю силу величиной примерно 774 Н. Что соответствует силе, необходимой для равномерного подъёма или удержания в неподвижности почти 79 кг.

          Значительность подъёмного воздействия рук подтвердили и многочисленные кинограммы подъёмов, любезно опубликованные Василием Помеловым, фигурирующим на данном сайте ещё и в текстах "Жим стоя: каким он был?" и "Поправка к теории".

          Ниже представлены четыре такие кинограммы. На них запечатлены подъёмы от груди на Олимпиаде 1996 года в Атланте, во-первых, штанги весом 260 кг Андреем Чемеркиным, во-вторых, штанги весом 235 кг Акакидом Кахиашвилисом, в-третьих, штанги весом 195 кг Ксюгангом Жаном и, в-четвёртых, штанги весом 177,5 кг Янгангом Ксяо (полную подборку кинограмм, опубликованных Василием Помеловым, можно найти вот по этому адресу). При помощи ультразвукового аппарата V-scope фирмы "Элейко" (описание работы данного аппарата можно найти вот по этому адресу, а если он не открывается, то вот по этому адресу) были произведены замеры ряда параметров подъёма, четыре из которых отражены на жёлтых полосках внизу каждого кадра представленных ниже кинограмм. Параметр "x" — это горизонтальное смещение штанги в сантиметрах по отношению к её начальной точке в пространстве, параметр "y" — это вертикальное перемещение штанги в сантиметрах по отношению к её начальному уровню, параметр "v" — это вертикальная скорость штанги в сантиметрах в секунду, параметр "F" — это сила воздействия атлета на штангу, выраженная в процентах от веса штанги.

Чемеркин — 260 кг

01Jerk02Jerk03Jerk
04Jerk05Jerk06Jerk
07Jerk08Jerk09Jerk
10Jerk1112Jerk
13Jerk14Jerk15Jerk
16Jerk17Jerk18Jerk
19Jerk20Jerk21Jerk
22Jerk23Jerk24Jerk
25Jerk26Jerk27Jerk
28Jerk29Jerk30Jerk
31Jerk32Jerk33Jerk
34Jerk35Jerk36Jerk
37Jerk38Jerk

Кахиашвилис — 235 кг

010102jerk03Jerk
04Jerk05Jerk06Jerk
07Jerk08Jerk09Jerk
10Jerk11Jerk12Jerk
13Jerk14Jerk15Jerk
16Jerk17Jerk18Jerk
19Jerk20Jerk21Jerk
22Jerk23Jerk24Jerk
25Jerk26Jerk27Jerk
28Jerk29Jerk30Jerk
31Jerk32Jerk33Jerk
34Jerk

Жан — 195 кг

010102jerk03Jerk
04Jerk05Jerk06Jerk
07Jerk08Jerk09Jerk
10Jerk11Jerk12Jerk
13Jerk14Jerk15Jerk
16Jerk17Jerk18Jerk
19Jerk20Jerk21Jerk
22Jerk23Jerk24Jerk
25Jerk26Jerk27Jerk
28Jerk29Jerk30Jerk
31Jerk32Jerk33Jerk
34Jerk35Jerk36Jerk
37Jerk38Jerk39Jerk
40Jerk41Jerk42Jerk
43Jerk44Jerk45Jerk
46Jerk47Jerk

Ксяо — 177,5 кг

01Jerk02Jerk03Jerk
04Jerk05Jerk06Jerk
07Jerk08Jerk09Jerk
10Jerk1112Jerk
13Jerk14Jerk15Jerk
16Jerk17Jerk18Jerk
19Jerk20Jerk21Jerk
22Jerk23Jerk24Jerk
25Jerk26Jerk27Jerk
28Jerk29Jerk30Jerk
31Jerk32Jerk33Jerk
34Jerk35Jerk

          Итак, в своих первоначальных представлениях о толчке штанги от груди я серьёзно недооценивал силу рук: в моих представлениях величина этой силы была в 2,5-3 раза меньше реальной — что переводило для меня данный фактор подъёма штанги из разряда важнейших в разряд не самых значительных.

          А правильная оценка силы рук, во-первых, помогла окончательно объяснить загадку быстрого разгибания рук (как теперь понятно, это разгибание обеспечивается главным образом тремя факторами: 1) неподвижностью низа ног во время посыла; 2) резким подъёмом ног относительно корпуса штангиста для их расстановки в положение опорного подседа сразу по окончании посыла; 3) далеко не маленькой силой рук, отталкивающих друг от друга атлета и штангу), а во-вторых, она, правильная оценка силы рук, сразу привела к решению загадки дополнительного подъёма (как теперь стало понятно, этот дополнительный подъём обеспечивается главным образом силой рук).

          Конечно, такие упоминавшиеся выше факторы, как упругая реакция сжатого во время посыла позвоночника и прочих упругих тканей, а также подъём плеч силой трапециевидных мышц, а также — на данный фактор обратил внимание тренер Руслан Алборов — упругая реакция грифа (а также подъём рук как отдельных от тела грузиков в противоход движению тела и т.д.), тоже имеют вполне реальное воздействие на подъёмные процессы, но их вклады в быстрое распрямление рук и в дополнительный подъём штанги, как это уже отмечалось, невелики.


          Теперь отвечу на два вопроса, один из которых я задал в своём старом тексте "О быстроте разгибания рук при толчке от груди" в качестве аргумента против большого влияния рук на подъём штанги (и я сам же себя убедил этим вопросом в незначительности роли рук), а второй вопрос был задан в самом начале данного текста.

          Вот первый вопрос: "...как... быть... с тем фактом, что после отмены жима стоя руки у штангистов, несомненно, стали слабее, а результаты в толчке, тем не менее, существенно выросли?"

          Ответ тут очень прост: после отмены жима результаты в толчке выросли за счёт увеличения специфической силы ног штангистов. Руки штангистов после отмены жима, конечно, и впрямь ослабли в жимовом отношении (но, видимо, не в толчковом отношении — это ведь всё-таки достаточно разные виды физической нагрузки), но не в такой мере, в какой усилились ноги.

          Второй вопрос (из шестого абзаца данного текста): как это получается, что "мощные ноги штангиста — основное средство всех тяжелоатлетических подъёмов — могут... подбросить штангу лишь до половины той высоты, на которую она, штанга, реально поднимается" (как теперь ясно — в основном за счёт силы рук)? То есть что же это получается: руки, выходит, производят при толчке штанги от груди почти такую же работу, как ноги? Но разве руки не втрое, как минимум, слабее ног? А если руки всё же слабее ног, то как тогда тут обстоит дело с выполнением закона сохранения энергии: почему более слабый двигатель способен произвести ту же работу, что и более мощный?

          Ответ здесь такой: в этой серии вопросов неявно подразумевается, что ноги и руки при толчке штанги от груди находятся в одинаковых условиях работы. А на самом деле условия их работы совершенно различны. Те величины подъёмов, которые сравниваются (например, в том же толчке Ригерта 12 см подъёма штанги за счёт силы рук и 12,5 см подлёта штанги за счёт силы ног), достигаются разными средствами. 12 см подъёма штанги за счёт силы рук достигаются непосредственным жимовым воздействием рук на штангу. А вот 12,5 см подлёта штанги за счёт силы ног достигаются предварительным разгоном штанги — то есть при прохождении штангой этих 12,5 см ноги на неё, на штангу, уже никак не воздействуют, она, штанга, при прохождении этих 12,5 см находится уже в состоянии свободного полёта. Иными словами, в реальности ноги, дабы штанга подлетела на указанные 12,5 см, производят следующую работу: поднимают из разгонного полуприседа глубиной примерно 20 см (это величина не реальная, не та, что была зафиксирована в том рекордном толчке у Ригерта, а среднестатистическая — см. "Слагаемые толчка штанги от груди"), во-первых, штангу, а во-вторых, 85% тела атлета, и причём поднимают не так, чтобы по окончании разгибания ног всё остановилось, а так, чтобы штанга с атлетом потом ещё достаточно высоко подлетели. То есть общая работа, произведённая ногами для того, чтобы штанга подлетела на 12,5 см, на самом деле в три с лишним раза больше той работы, которую выполняют руки, поднимая штангу на свои 12 см.

          Вот как сие можно вычислить.

          Сначала прописываю условия задачи. Вес штанги — 215,5 кг, вес атлета — 90 кг, соответственно, 85% этого веса — 76,5 кг, длина посыла — 20 см, высота подлёта штанги по окончании посыла — 12,5 см, высота подъёма штанги за счёт силы рук (и прочих мелких факторов подъёма) — 12 см.

          Работа, произведённая руками (и прочими мелкими факторами подъёма) равна произведению массы штанги на высоту её подъёма. То есть здесь 215,5 кг нужно умножить на 0,12 м — и получить

          25,86 кгм.

          А работа, произведённая ногами, равна сумме из веса штанги и 85% веса атлета, умноженной на сумму из длины посыла и высоты подлёта.

          (215,5 кг + 76,5 кг) × (0,2 м + 0,125 м) = 94,9 кгм

          Как можно видеть, число 25,86 более чем в три с половиной раза меньше, чем число 94,9. То есть в данном вопросе репутация ног как основного средства подъёма штанги всё-таки ни капли не поколеблена.


          В связи с обнаружением большого значения силы рук в толчке штанги от груди Вадим Протасенко дал тяжелоатлетам совет тренировать руки — но дал этот совет с предупреждением, что тренировать руки нужно, мол, в определённом направлении, строго специфическим образом. Однако, как показала практика, некоторые люди не обратили на предупреждение Вадима никакого внимания и восприняли его совет как нацеливание на обычную силовую тренировку рук. В связи с чем я покажу ниже: есть ли на самом деле смысл отказываться от традиционного штангистского настроя на тренировку прежде всего ног и целиком переключаться на усиленную тренировку рук?

          Для начала я перечислю все обстоятельства, необходимые, как мне кажется, для отыскания ответа на данный вопрос.

          Во-первых, упомяну то обстоятельство, что тренировка и многократное увеличение силы одних лишь ног — это вполне целесообразное в тяжёлой атлетике занятие (если ноги станут сильнее, допустим, в три-четыре раза, а руки — точнее, их разгибатели — нисколько не увеличат свою силу, то существенно более тяжёлую штангу поднять будет можно, руки по-прежнему смогут удерживать потяжелевшую штангу во всех статичных положениях — от одного её подброса ногами до другого). В то же время тренировка и многократное увеличение силы одних лишь рук — это занятие в тяжёлой атлетике совершенно бесперспективное (если руки станут сильнее в три-четыре раза, а ноги нисколько не увеличат свою подъёмную силу, то существенно более тяжёлую штангу поднять будет нельзя, ибо она просто сомнёт оставшиеся слабыми ноги, не позволит им сделать ни одного подъёмного разгибания).

          Во-вторых, подсчёты показывают, что и относительно небольших увеличений силы тяжелоатлетам имеет смысл добиваться прежде всего от ног, а не от рук.

          Пусть изначально вес тела тяжелоатлета составляет X кг, а вес штанги — Y кг. Подлёт штанги после её разгона ногами равняется Sн (пусть эта величина называется "ножной подъём"), подъём штанги за счёт усилий рук равняется такой же точно (на самом деле подъём штанги за счёт усилий рук обычно всегда несколько меньше, чем за счёт усилий ног — ну да об этом обстоятельстве можно забыть) величине Sр (пусть эта величина называется "ручной подъём"). Величина разгона, то есть глубина посыльного полуприседа, равна E метрам. От определённого (допустим, от пятилетнего) объёма тренировок сила мышц — хоть мышц рук, хоть мышц ног — возрастает на одну и ту же величину — допустим, вдвое (на самом деле прибавки силы рук добиться куда труднее, чем пропорционально такой же прибавки силы ног — ну да об этом тоже можно не вспоминать).

          Вес тела атлета от тренировок в обоих случаях, конечно, должен меняться: либо за счёт возрастания веса ног, пропорционального возрастанию их силы, либо за счёт возрастания веса рук, пропорционального возрастанию их силы. Но на все эти возрастания весов ног и рук на самом деле можно не обращать внимания. Увеличение веса ног почти ни на что не повлияет потому, что ноги до отрыва штанги от плеч остаются стоять на помосте и, таким образом, разгоняют в посыле не столько себя, сколько остальное тело атлета (его, остального тела, вес составляет 85% от первоначального общего веса тела атлета, и этот вес от тренировки одних лишь ног, напоминаю, практически не возрастёт). В случае же усиления рук их вес, повторяю, тоже увеличится, но на высоту ручного подъёма сие опять-таки почти не повлияет — поскольку это увеличение веса рук незначительно по сравнению с весами прочих элементов тела.

          Стало быть, нужно дать ответ на следующий вопрос: на что выгоднее направить тренировки — на двукратное усиление рук или на двукратное усиление ног — дабы максимально увеличить вес штанги хоть в ручном, хоть в ножном подъёмах при сохранении их, ножного и ручного подъёмов, прежних высот Sн и Sр?

          Итак, напоминаю, вес корпуса атлета (то есть вес тела минус вес ног) 0,85X кг, вес штанги Y кг. Изначально штанга от усилий ног подлетает на высоту Sн, от усилий рук — тоже поднимается на высоту Sр. Глубина посыла штанги равна E метрам.

          Значит, та работа, которую атлет изначально выполняет за счёт силы рук, равна Y кг умножить на Sр, то есть она равна YSр кгм. После двукратного увеличения силы рук эта работа вырастет вдвое и будет равна 2YSр кгм, а вес, что атлет поднимет на Sр, окажется равным 2Y кг.

          В свою очередь, та работа, которую атлет изначально выполняет за счёт силы ног, равна (Y кг + 0,85X кг) умножить на (E + Sн), то есть она равна (Y + 0,85X) × (E + Sн) кгм. После двукратного увеличения силы ног эта работа вырастет вдвое и будет равна 2(Y + 0,85X) × (E + Sн) кгм, а вес, который атлет сможет поднять на те же (E + Sн), окажется равным 2(Y + 0,85X) кг или 2Y кг + 1,7X кг. И если вычесть из этой величины вес корпуса атлета (этот вес, по условию, не возрастёт), то есть 0,85X кг, то останется чистый вес штанги, равный 2Y кг + 0,85X кг. Таким образом, вес штанги увеличится тут не вдвое, как в предыдущем случае, а существенно больше, чем вдвое.

          Ещё раз: энергия рук тратится на подъём одной лишь штанги, а энергия ног тратится на подъём не только штанги, но ещё и корпуса атлета. Стало быть, когда вдвое вырастет сила рук, то её хватит на подъём только вдвое же потяжелевшей штанги. А вот когда вдвое возрастёт сила ног, то её хватит на подъём, во-первых, вдвое потяжелевшей штанги, а во-вторых, вдвое потяжелевшего корпуса атлета. Но ведь корпус-то у атлета на самом деле почти не должен потяжелеть, он должен сохранить прежний вес — значит, прибавку в размере веса корпуса атлета можно без ущерба для подъёма навесить на штангу, утяжелить её в сравнении с тем случаем, когда возрастёт сила рук.

          Таким образом, старая добрая традиция посвящать тяжелоатлетические тренировки прежде всего развитию силы ног — должна остаться незыблемой.

          Ну, а что касается развития специфической силы рук, то её, видимо, нужно тренировать "жимоподобными" подбросами таких отягощений, которые подлетают на 1,2-1,4 м выше уровня плеч.


          Переписка на форуме показала, что некоторые серьёзно размышляющие люди даже после прочтения вышенаписанного текста не расстаются со своими неправильными представлениями об окружающем мире, не позволяющими этим людям понять истинную картину толчка штанги от груди. Так что мне, видимо, нужно ещё раз обратить внимание читателей на ряд не совсем, судя по всему, привычных для моих современников физических закономерностей.

          Один любитель тяжёлой атлетики написал про обрисованного мной атлета, толкающего штангу, следующее:

          "Он что, в безопорном положении выполняет дополнительный подъём штанги? Но на что в таком случае опираются его держащие штангу руки?"

          Отвечу на это вот что. Любителям тяжёлой атлетики надо не забывать, что сила — она и в Африке (сиречь в безопорном положении) сила. Надо не забывать, что нокаутировать можно, находясь в прыжке над землёй или в космической невесомости (сиречь в безопорном положении). Если бросить вверх, в невесомость, в безопорное положение автомат с заклинившим курком, то пули из этого ни на что не опирающегося автомата будут вылетать практически с той же скоростью, что и пули твёрдо закреплённого автомата. И потому это даже не очень важно, что руки атлета, "держащие штангу", на что-то "опираются" — а они, конечно, и в самом деле опираются: на тело атлета — важно то, что они прикладывают к штанге силу.

          Понятно, что если под руками атлета не было бы опоры в виде тела, то эти руки разогнулись бы под действием своей силы почти мгновенно, поскольку мгновенно под действием своей силы разогнали бы себя, таких лёгких, в противоположном движению штанги направлении. Однако наличие под руками атлета опоры в виде массивного тела сильно удлиняет продолжительность их, рук, действия: на тело атлета в одном направлении, на штангу — в противоположном.

          Кроме того, мне написали следующее:

          "При этом неважно, как атлет будет "извиваться" под штангой, она (штанга) всё равно поднимется только на определённую высоту."

          А вот и нет. Более сильное давление рук атлета снизу на гриф более значительно увеличит высоту подъёма штанги.

          Ещё одно возражение мне:

          "Атлет силой рук может лишь ускорить опускание тела в сед (благо, что тело уже имеет ускорение 9,81 м/сек2)..."

          А вот и нет: действие равно противодействию, то бишь где есть ускорение опускания тела в сед, там есть и обратное и равное действие, то бишь ускорение (или уменьшение замедления) штанги.

          И ещё одно возражение мне:

          "В Вашей же трактовке атлет способен поднять штангу в безопорном положении не на 1-2 см (импульс там, или распрямление грифа, не важно), а на порядок большую высоту."

          Каюсь, я и сам долгое время считал, что атлет, находясь вместе со штангой в безопорном положении, способен поднять её всего лишь на 1-2 см, — пока, слава труду, не появился Вадим Протасенко и несколькими формулами не развеял это моё чисто умозрительное и, увы, полностью ошибочное представление.

          И ещё одно возражение мне:

          "То есть Вы рассматриваете модель, в которой после достижения максимальной скорости подъёма атлет перестаёт опираться о помост. Это неверно, атлет не только продолжает опираться на помост, но и, соответственно, может оказывать воздействие на штангу до момента отделения атлета от помоста."

          Вообще, я везде веду речь (рассматриваю модель) не столько о "максимальной скорости подъёма" штанги, сколько о скорости отрыва штанги, причём понятой правильно — как скорость отрыва штанги от плеч. Но в целом я именно так и считаю, что после "достижения" штангой "максимальной скорости подъёма атлет" фактически и в самом деле "перестаёт опираться о помост", поскольку его ноги сразу же сильно дёргает вверх его разогнанное до той же скорости, что и у штанги, туловище, корпус (но, обращаю внимание, не сами ноги, не их нижние части).

          А вот это возражение мне

          "Это неверно, атлет не только продолжает опираться на помост, но и, соответственно, может оказывать воздействие на штангу до момента отделения атлета от помоста."

содержит две неточности. Первая: после отрыва штанги от плеч взаимодействие ног с помостом резко уменьшается до незначительных величин, то есть это незначительное (или даже отсутствующее) взаимодействие уже никак нельзя именовать опорой, опиранием. Вторая неточность: слова "атлет... соответственно, может оказывать воздействие на штангу до момента отделения атлета от помоста" заставляют думать, что после момента отделения атлета от помоста он, атлет, уже не "может оказывать воздействие на штангу". Но все факты свидетельствуют о том, что сие неверно: находясь вместе со штангой в невесомости, атлет прикладывает руками к штанге немалую силу, и это воздействие приводит к весьма заметным подъёмным результатам.

          И ещё одно возражение мне:

          "Вы пытаетесь доказать, что в безопорном положении руки поднимают штангу, несмотря на то, что в этом безопорном положении их воздействие на гриф значительно снижается. Поэтому у меня вопрос — как это снижение воздействия рук отразилось на решении Вами задачи про работу рук? Ведь Вы решили её, исходя из того, что руки поднимают всю массу штанги, а я увидел на приведённых Вами кинограммах, что, оказывается, руки используют силу, значительно меньшую её веса. Как такое может быть?"

          Дело в том, что после подброса штанги ногами последняя в течение 0,25-0,35 сек (0,35 сек — это у очень высоких тяжеловесов типа Жаботинского или Кокляева), во-первых, находится в невесомости, а во-вторых, летит вверх. Соответственно, если в это время прикладывать к ней заметную силу, то эта сила обеспечит весьма заметный разлёт атлета и штанги. И этой силе совсем не нужно быть равной весу штанги — в невесомости всё замечательно задвигается от существенно меньших сил.

          Повторяю: это совершенно неверное представление, что для придания движения находящемуся в невесомости телу требуется сила, которая больше веса этого тела. Многие люди, увы, думают, что если сила рук атлета больше веса его тела, то тело атлета двинется вниз; а вот если сила рук атлета меньше веса штанги, то штанга не двинется с места, останется на месте ("Атлет силой рук может лишь ускорить опускание тела в сед"). Но это, как отмечалось, неверное, хотя, судя по всему, весьма широко распространённое представление. То бишь заблуждение. Ибо на самом деле находящийся в невесомости объект двинет любая сила.

          Вадим Протасенко опубликовал на старом форуме "Проблем тяжёлой атлетики" своё решение задачи разлёта двух тел массой 100 кг (как штангист) и массой 200 кг (как штанга) за 0,25 сек (обычное время распрямления рук при толчке) на 0,5 м (длина поднятой кверху руки атлета ростом 170 см), выполненное при одном, увы, неправильном условии: что начальная скорость разлёта тел, как и скорость штанги Ригерта относительно помоста, составляет 1,56 м/сек (на самом же деле 1,56 м/сек — это скорость разлёта не штанги и тела Ригерта, а повторяю, начальная скорость разлёта штанги и помоста). При этих неправильных, нереальных условиях у Вадима Протасенко получилось, что нужная для осуществления разлёта описанных тел сила равна всего 35 кг. В реальности же сила рук должна быть и является, конечно, значительно большей.

          Для её вычисления нужно поставить правильные условия. Пусть вес атлета 100 кг, вес штанги 200 кг, скорость штанги сразу по окончании разгона (сразу после отрыва штанги от плеч) на уровне плеч атлета 1,5 м/сек, рост атлета 170 см и, соответственно, длина его выпрямленных кверху рук 50 см.

          Если начальная скорость (скорость вылета) штанги равна 1,5 м/сек, то при земном ускорении свободного падения она, штанга, совершит подлёт на 11,5 см, на что уйдёт 0,15 сек. Если в этот период прикладывать к штанге силу снизу вверх, то эта сила будет действовать против направления силы тяжести и тем самым уменьшит действие силы тяжести. Таким образом, летящая вверх штанга станет меньше замедляться и тут, во-первых, возрастёт высота подлёта, а во-вторых, возрастёт время этого более значительного подлёта (если прикладываемая сила будет равна весу штанги, то время подлёта станет вообще бесконечным). Поэтому я ориентировочно, а также опираясь на практику распрямления рук при толчке, беру для дальнейших вычислений время, увеличенное на 0,1 сек, то есть 0,25 сек.

          За эти 0,25 сек имеют место следующие события: в начальную 0,1 сек ноги отрываются от помоста и происходит первичное силовое и относительно небольшое распрямление рук, а ноги одновременно начинают разбрасываться в опорный подсед.

Jerk

Во время данного разброса руки распрямляются с минимальной нагрузкой, но зато почти полностью, примерно до угла 150°. И в этот момент происходит "встреча" ног с опорой

Jerk Jerk Jerk

В оставшиеся 0,15 сек происходит окончательное и опять-таки силовое распрямление рук — в том числе и ещё за счёт проседания тела против всё усиливающегося напряжения ног.

          Стало быть, в последние 0,15 сек за счёт нарастающего сопротивления ног тело атлета как бы "утяжеляется" для рук, они уже не могут оттолкнуть его, тело, вниз с прежней лёгкостью. Поэтому, дабы отразить это финальное "утяжеление" тела для рук, я корректирую одно из начальных условий задачи и принимаю его в таком виде: при толчке от груди тело "весит" для рук в среднем не 100 кг, а 200 кг.

          Теперь нужно подсчитать общий вклад в распрямление рук двух упомянутых выше важных факторов: неподвижности ног во время разгона и подтягивания ног для их расстановки в опорный подсед, а также такого фактора, как упругая реакция дельтоидов, позвоночника и грифа штанги.

          Сначала я подсчитаю скорость разлёта атлета и штанги, возникающую за счёт неподвижности ног во время разгона.

          Масса остающейся на месте при разгоне вверх нижней части ног атлета составляет ориентировочно 15% от общей массы тела атлета — см. pis4.htm. Значит, от взаимодействия, от "столкновения" с нею оставшаяся часть тела с массой 85% должна уменьшить свою скорость. Воспользуюсь законом сохранения количества движения, который подсказывает, что скорость 100% массы тела можно получить по формуле

          0,85 m v1 = m v2

где v1 — это скорость 1,5 м/сек штанги и верхней части тела (его 85%) до отделения штанги от плеч, а v2 — это пока ещё неизвестная скорость всего тела после отделения штанги от плеч. Значит,

 
     0,85m × v1
v2 = ——————————
         m

     0,85m × 1,5
v2 = ——————————— = 0,85 × 1,5 = 1,275 м/сек
          m

          Разность между v1 и v2 составляет, таким образом,

          v1 — v2 = 1,5 — 1,275 = 0,225 м/сек

          За 0,25 сек штанга с этой скоростью пройдёт расстояние

          0,225 м/сек х 0,25 сек = 0,05625 м

          Теперь вычисляю то расстояние, на которое корпус штангиста опускается за счёт подтягивания ног в хорошие средние "ножницы".

          По моим прикидкам, ноги штангиста при своей массе, равной трети массы всего тела (или половине массы туловища с руками и головой), подтягивая к туловищу ступни для выполнения опорного подседа на 42 см (это глубина хороших "ножниц" у атлета ростом 170 см), обратным образом дёргают туловище атлета вниз, то есть в противоход штанге, примерно на 10 см.

          К этой величине следует добавить уходы, осуществляемые за счёт отталкивания тела от штанги упругими дельтоидами и позвоночником и равные в сумме примерно 3 см.

          Таким образом, от 50 см (то есть от длины рук) нужно сначала отнять 5,6 см (то есть опускание корпуса относительно штанги за счёт неподвижности низа ног при разгоне), затем нужно отнять ещё 10 см (то есть опускание корпуса относительно штанги за счёт подтягивания ног), и затем отнять ещё 3 см (то есть опускание корпуса относительно штанги как ответ на упругие реакции дельтоидов и позвоночника). В результате от 50 см остаётся только 31,5 см.

          Эти оставшиеся 31,5 см штанга проходит относительно корпуса (точне, плеч) атлета уже только за счёт своего взаимодействия в течение 0,25 сек с руками атлета. Величину данного взаимодействия можно узнать при помощи формулы, позволяющей вычислить расстояние, которое тело проходит с постоянным ускорением за определённое время.

          Тело атлета и штанга имеют, согласно принятым условиям, равные массы (200 кг). Эти равные массы разлетаются под действием расталкивающей их силы в противоположные стороны и, понятно, на равные расстояния, сумма которых составляет 31,5 см. Значит, путь каждой из масс равен

          31,5 см : 2 = 15,75 см

          Всё, рассчитываю ускорение, которое нужно для того, чтобы материальная точка прошла 0,1575 м за 0,25 сек. Это ускорение равно двойному расстоянию, делённому на квадрат времени. То есть 0,315 нужно разделить на 0,0625. Получается ускорение, равное примерно 5,04 метра в секунду за секунду. А расталкивающая сила, соответственно, будет равна 200 кг умножить на 5,04 метра в секунду за секунду. Получается 1008 н или 102,75 кгс. Похоже, что штангисту, толкающему 200 кг, такое вполне по силам — лично я, когда толкал всего 145 кг, то есть вес, меньший 200 кг почти на 38%, выжимал сидя 86 кг, то есть вес, всего на 19,4% меньший, чем только что вычисленный.

          Такую же среднюю силу — 102,75 кгс — описываемый атлет должен прикладывать также и для того, чтобы при неподвижном теле выжимать руками штангу весом 39,8 кг за 0,25 сек, то бишь подбрасывать её на высоту 1,3 м от уровня плеч.


          На всякий случай расскажу ещё про одно кажущееся противоречие в последних рассуждениях. В одиннадцатом сверху абзаце данного текста написано, что

          "...длительность... безопорной фазы толчка крайне мала, она составляет, как правило, менее 0,1 сек. Поэтому в течение остальных 0,15 сек своего разгибания (то бишь во время опорной фазы ухода при толчке штанги от груди) руки испытывают уже значительно бОльшую нагрузку, значительно большее "сопротивление материала", и потому за счёт использования одних лишь собственных сил с нужной быстротой разгибаться никак не могут. То, что во время опорной фазы ухода имеет место сильное замедление разгибания рук, подтверждается и непосредственными наблюдениями за деталями толчка штанги от груди, например, при помощи его, толчка, замедленного воспроизведения: бОльшую часть своего разгибательного движения руки совершают именно во время короткой безопорной фазы. То есть во время безопорной фазы руки разгибаются повышенно быстро, сверхбыстро (иначе у них просто не останется достаточного времени на замедленное завершение разгибательного движения после перехода в опорную фазу). А значит, разогнуть руки во время безопорной фазы мышцам рук очень существенно помогают какие-то дополнительные силовые факторы."

          Соответственно, как показала моя переписка, люди иногда думают, что при вычислениях средней силы рук, воздействующих на штангу при толчке от груди, нужно брать не общее время толчка — то есть не 0,25 сек, — а то время, за которое происходит разброс ног, то есть 0,1 сек. Ведь именно в течение этой 0,1 сек система "атлет+штанга" находится в невесомости, в полностью безопорном положении. Однако на самом деле для вычислений нужно брать всё-таки именно 0,25 сек.

          Почему? Потому, что ориентироваться в процессе распрямления рук следует вовсе не на тело штангиста, которое вместе со снарядом и в самом деле пребывает в невесомости всего лишь 0,1 сек, а до этого времени и после этого времени имеет сначала резко ослабевающую, а затем постепенно усиливающуюся опору на помост. Ориентироваться в процессе распрямления рук нужно прежде всего на штангу, которая, что там ни вытворяло бы под нею тело, является "основной героиней повествования", и на данную находящуюся в течение 0,25 сек в "полёте" штангу всё это время действуют руки. Повторяю: 0,1 сек — это только часть времени действия рук на штангу, а для корректных вычислений силы, разгибающей руки, нужно брать полное время их разгибания.


  *** Правильный ответ на данную загадку содержится вот здесь стрелка вверх

[на главную страницу]

Архив переписки

Форум


 

Free counters!