О быстроте разгибания рук
при толчке от груди

          Несколько лет тому назад я случайно обнаружил, что один мой знакомый (в общем-то, достаточно квалифицированный специалист по тяжёлой атлетике) не совсем правильно представляет себе те механизмы, благодаря которым происходит практически мгновенное разгибание рук в момент подъёма снаряда от груди при выполнении второго соревновательного движения — толчка. Мой знакомый был твёрдо убеждён (как, впрочем, наверное, и многие другие люди), что ведущую роль в этом разгибании играют мышцы самих рук. Моего знакомого почему-то нисколько не смущал тот факт, что руки при толчке от груди разгибаются как-то подозрительно быстро — словно для них в момент разгибания или вообще пропадает какая-либо нагрузка, или же в них, руках, вдруг появляется совершенно непомерная сила, позволяющая атлету обращаться со штангой как с простой палкой.

          Разумеется, грамотный читатель может возразить, что для своего распрямления рукам вовсе не обязательно нужно выжимать вверх штангу — им тут вполне достаточно будет выжать вниз тело самого штангиста. Всё это правильно, но и для мгновенного выжимания вниз тела атлета нужно, чтобы в его руках всё равно возникла слишком уж большая сила.

          При замедленном воспроизведении съёмки толчка предельных весов от груди видно, что у наиболее техничных атлетов разгибание рук происходит примерно за четверть секунды (на шести-семи кадрах; а за секунду камеры снимают, как известно, двадцать четыре — двадцать пять кадров). Можно ли за столь короткий промежуток времени успеть выжать (точнее, оттолкнуть от себя силой одних лишь рук) отягощение хотя бы даже с весом, равным весу своего тела? Нет. Даже очень сильные атлеты способны проделать такое в лучшем случае только за полсекунды, то есть вдвое медленнее толчка штанги от груди в "ножницы". А как, к тому же, быть ещё и с тем фактом, что после отмены жима стоя руки у штангистов, несомненно, стали слабее, а результаты в толчке, тем не менее, существенно выросли? (Ведь этот прирост результатов явно свидетельствует о том, что уходы под снаряд, несмотря на вышеупомянутое ослабление рук, как минимум, не стали медленнее, ибо успех подъёма штанги в очень значительной степени зависит от быстроты ухода под неё: чем быстрее, чем за меньший промежуток времени осуществляется этот уход, тем меньшее количество потенциальной энергии теряет посланный вверх снаряд).

          С обоими приведёнными фактами надо поступить так, что, во-первых, их надо признать. А во-вторых, надо прийти к выводу, что мгновенное опускание атлета под снаряд в противоход этому снаряду осуществляется при толчке от груди отнюдь не только силой разгибателей рук. Однако тогда возникает закономерный вопрос: а какие же ещё силы помогают рукам мгновенно опустить тело атлета под снаряд? Дабы не томить читателя, отвечу сразу. Это следующие три силы: сила ног, сила плеч и сила упругости.

          В момент ухода под снаряд вследствие резкой расстановки и сгибания атлетом ног происходит быстрое перемещение кверху центров тяжести этих ног; соответственно, поднимается кверху относительно прежнего своего положения и общий центр тяжести тела атлета — и за счёт этого плечевой пояс (вместе, естественно, с руками) опускается относительно земли и подлетающего вверх снаряда, помогая тем самым разгибанию рук. (Кстати, это разгибание рук и само тоже немного способствует поднятию центра тяжести тела атлета.)

          Кроме того, в момент окончания посыла, когда атлет вместе с лежащей на его выдвинутых вперёд плечах штангой уже бывает готов отделиться от помоста, он, атлет, сокращением трапециевидных мышц интенсивно подаёт вверх свои плечи, с силой отталкиваясь ими от грифа штанги вниз. Это характерное движение (кстати, достаточно родственное одному старому приёму из арсенала жима стоя: так называемому "срыву"), особенно хорошо бывает заметно тогда, когда выполняется такое направленное на отработку посыла упражнение, как подпрыгивание со штангой на груди (то есть так называемый "полутолчок").

          Оттолкнуться от грифа штанги вниз атлету помогает ещё и сила упругости позвоночника и напряжённых мышц плечевого пояса. Эта сила появляется как реакция на исчезновение повышенного давления на плечи, того давления, которое создаётся во время посыла, когда штанга с силой разгоняется вверх. И, естественно, дополнительно к собственному весу, сопротивляясь ускорению, вдавливает свой гриф в мышцы плеч. Кроме того, немалой упругостью обладают ещё и связки рук, вывернутых наподобие торсионов специфически штангистским удержанием грифа на груди. Мышцы не так упруги и не могут сокращаться так быстро, как предварительно напряжённые упругие сухожилия и связки. (Именно на этом принципе предварительного напряжения упругого связочного аппарата основаны, например, всевозможные щелчки пальцами.)

          Итак, мгновенное вертикальное распрямление держащих снаряд рук достигается согласованным действием сразу четырёх сил: силы плеч, комплексной силы упругости плечевого пояса и позвоночника, силы сгибателей ног и, естественно, силы разгибателей рук (роль последних, впрочем, невелика).

          Сила плеч и сила упругости позволяют не только быстро послать тело атлета вниз, но ещё и очень существенно увеличивают кинетическую энергию самой подбрасываемой вверх штанги. При посыле, в момент полного выпрямления атлетом ног, когда штанга ещё не успела отделиться от плеч атлета, то есть ещё продолжает лежать на его дельтовидных мышцах, она обычно достигает своей максимальной вертикальной скорости. Но, как обнаружили скрупулёзные исследования, этой пусть даже и максимальной скорости оказывается совершенно недостаточно для того, чтобы штанга поднялась на необходимую для её подхвата и дальнейшей фиксации высоту. Поэтому если не включатся упоминавшиеся выше механизмы, то свободно отпущенный снаряд подлетит по инерции вверх лишь примерно на половину нужной для фиксации высоты. И именно отталкивание грифа плечами — как за счёт силы трапециевидных мышц, так и за счёт упругой реакции всего плечевого пояса и позвоночного столба — придаёт снаряду необходимые для его дополнительного подлёта ускорение, скорость, энергию. Самую же последнюю небольшую порцию энергии поднимаемому до момента окончания подседа снаряду передают, естественно, сами руки — силой своих разгибателей.

          Немного иначе (и немного ошибочно) трактуют только что описанный процесс известные специалисты по структуре подъёма штанги Р.А.Роман и М.С.Шакирзянов. Рассматривая в своей книге "Рывок, толчок" (Москва, ФиС, 1978 г.) технику подъёма Д.Ригерта от груди, они на стр. 68 написали:

          "При данной [1,56 м/сек — сост.] скорости штанга могла бы в дальнейшем оказаться выше лишь на 12,5 см, а она поднимается Д.Ригертом на 24,5 см. За счёт чего же он поднимает штангу так высоко? Дело в том, что после того, как штанга достигла максимальной скорости, атлет через 0,03 сек отталкивается левой ногой, которую отставляет назад. Штанга при этом получает дополнительное ускорение, равное 2,3 м/сек2. Через 0,06 сек он отталкивается правой ногой, которую выставляет вперёд. К этому моменту скорость подъёма штанги резко снизилась — до 0,96 м/сек. Тем не менее дополнительное ускорение (8,7 м/сек2), созданное за счёт отталкивания ноги, выставляемой вперёд, даёт возможность сообщить штанге нужную дополнительную скорость и зафиксировать на необходимой высоте".

          А на предыдущей странице Роман и Шакирзянов написали, что в том же самом подъёме той же самой штанги в полуприседе перед выталкиванием "время активного воздействия (разгона) равно 0,15 сек", а "величина ускорения после разгона — 9,8 м/сек2".

          То есть, по словам Р.А.Романа и М.С.Шакирзянова, сначала, напрягая изо всех сил сразу две ноги в полуприседе при выталкивании, атлет придавал снаряду ускорение 9,8 м/сек2, а потом этот же атлет придал этому же снаряду почти такое же ускорение в 8,7 м/сек2, но при этом отталкиваясь от помоста (то есть разгоняя снаряд) уже каждой ногой попеременно (по данному поводу один мой друг пошутил: "Атлет засучил ногами — и вытолкал штангу взашей").

          Получается, что каждая напрягающаяся по отдельности нога в этой фазе подъёма вдруг начала проявлять почти в точности такую же силу, как обе ноги, действовавшие до того вместе. То есть сила (по-видимому, нечистая) у ног атлета вдруг за доли секунды возросла почти в два раза. Это какой-то жуткий и совершенно необъяснимый прирост.

          Если гипотеза Романа и Шакирзянова о механизмах, придающих снаряду дополнительное ускорение в процессе его выталкивания была бы верна, то тогда "сучение ногами", то есть попеременное отталкивание ими от помоста, бесспорно, являлось бы наилучшим приёмом разгона штанги.

          Кстати, заблуждение Романа и Шакирзянова оказалось достаточно устойчивым, потому что, например, в своей изданной восемь лет спустя (и, в общем-то, очень неплохой) монографии "Тренировка тяжелоатлета" Р.А.Роман на стр. 30-31 опять упрямо написал:

          "Однако развиваемая скорость выталкивания не обеспечивает вылета снаряда на высоту, необходимую для его фиксации в подседе... За счёт чего же можно поднять штангу на необходимую высоту? За счёт активного воздействия руками на штангу и дополнительного ускорения, создаваемого при расстановке ног в подседе."

          Откуда же произрастают корни этого интересного заблуждения? Скорее всего, из принятия видимости за суть. Исследователи видят, что в какой-то момент штанга, несомненно, получает от чего-то дополнительное ускорение. В наибольшей степени у штангиста двигаются и мозолят исследователям глаза в этот момент именно расставляемые в "ножницы" ноги. Поэтому исследователями автоматически тут же и делается вполне, на первый взгляд, естественный, но в реальности всё же несколько поспешный вывод о том, что эти бойкие и бросающиеся в первую очередь в глаза ноги и придают штанге столь загадочное ускорение. В то время как на самом деле виной всему является спрятанный от глаз позвоночник и начинающий вскоре неброско двигаться вниз плечевой пояс.

          Действительно: многие атлеты швунгуют ведь совсем ненамного меньше, чем толкают, не прибегая, естественно, при этом ни к какой расстановке ног, ничего не "выставляя" и не "отставляя" и, уж конечно, явно не "отталкиваясь" при этом никакими ногами, тем более — попеременно.

          Вернусь, однако, в заключение, к прежней теме, к быстроте разгибания рук. Вернусь только для того, чтобы предсказать: если будут проведены тензометрические исследования, то показатели нагрузки на ладони рук у большинства атлетов при толчке снаряда от груди станут меняться следующим образом: при отделении грифа от плеч нагрузка, вероятно, окажется равной примерно весу тела атлета; в моменты прохождения грифа мимо головы и чуть выше нагрузка на ладони должна будет резко снижаться, а у некоторых атлетов даже падать до нуля; и, наконец, в процессе окончательного распрямления рук она должна будет быстро нарастать до значений, на 15-30% превышающих вес поднимаемого снаряда. Ну, а в финале, естественно, станет в точности равной весу этого снаряда.

дальше

[на главную страницу]

Архив переписки

Форум


 

Free counters!