Переписка по теме

Каким должно быть публичное соревнование?
Автор: Пётр
Дата: 16/12/2002 21:29

          Уважаемый Материалист, Вы уж извините, но в своём тексте "Каким должно быть публичное соревнование?" Вы просто дурь какую-то написали.

          Дело в том, что главная проблема тяжёлой атлетики — это падение результатов. Ну какой резон идти смотреть на двухсотшестидесятитрёхкилограммовый толчок иранца Хуссейна Реза-заде, если Василий Алексеев ещё в 1977 году поднял 256 кг, а Леонид Тараненко в Остраве в 1987 году зафиксировал 265 кг? И я не уверен, что с этим падением результатов можно что-то поделать.

          Вы рекомендуете сократить время соревнований — но ведь соревнования уже и так сокращены, однако это нисколько не повысило их зрелищность, их привлекательность для публики. А с другой стороны, поединок Власова с Бредфордом в Риме продолжался аж целых девять часов (если мне не изменяет память), поединок Курынова с Коно — семь часов. И никто из зрителей, тем не менее, никуда не ушёл. А как уйдёшь, если здесь и сейчас опровергаются все представления о человеческой силе?

Re: Каким должно быть публичное соревнование?
Автор: Материалист
Дата: 30/12/2002 17:24

          Уважаемый Пётр, огромное спасибо Вам за попытку объяснить мне причину кризиса тяжёлой атлетики, но, как мне кажется, все Ваши объяснения, увы, не совсем правильны.

          Конечно, уровень результатов и впрямь влияет (правда совсем незначительно) на привлекательность того или иного вида спорта для болельщиков — но ведь этими самыми болельщиками людям сначала ещё нужно стать, то есть им нужно сначала "заразиться" интересом к определённому виду спорта и получить о нём достаточно полное представление. Незнатока, скорее всего, оставит совершенно равнодушным даже какой-нибудь чрезвычайно высокий результат — например, разгромный счёт в гольфе, бейсболе или американском футболе (не распространяясь уж о таких видах спорта, как кёрлинг и пр.)

          Вам, уважаемый Пётр, кажется, что "главная проблема тяжёлой атлетики — это падение результатов". Значит, надо полагать, во времена роста результатов в тяжёлой атлетики интерес к ней публики неуклонно повышался. Однако в реальности всё обстояло далеко не так: со времён Власова до середины восьмидесятых годов прошлого столетия тяжелоатлетические результаты бурно росли, в то время как интерес публики к штанге постепенно иссякал. Сегодня жители нашей страны ещё знают, кто такой Власов (старое поколение, в основном), хуже помнят Жаботинского, почти не помнят Алексеева (хотя он по результативности превосходил Власова с Жаботинским на две головы) и уже совершенно не имеют представления, кто такие Рахманов, Марчук, Писаренко, Мосибит, Гуняшев, Крыстев, Курлович и Тараненко — в то время как последние весьма существенно увеличили рекорды в супертяжёлой весовой категории.

          Не знаю, уважаемый Пётр, что было с тяжёлой атлетикой в Ваших краях во времена установления самых фантастических тяжелоатлетических рекордов (195,5 кг Благоева (90) в рывке, 215,5 кг Вырбанова (75) и 225 кг Златева (82,5) в толчке, 342,5 кг Сулейманоглу (60) и 405 кг Варданяна (82,5) в сумме), а в наших краях произошло следующее: моя родная секция во Дворце спорта на стадионе "Торпедо" в городе Владимир практически обезлюдела (в начале девяностых её вообще закрыли).

          Что касается истинной причины общего падения интереса публики к тяжёлой атлетики, то она, на мой взгляд, следующая: угасание и схлопывание медиа-империи Боба Гофмана. Разъяснять ничего не буду, осмысливайте всё сами.

          Теперь о Ваших аргументах против рекомендаций в моём тексте сократить время соревнований до полутора-двух часов. Аргументы у Вас следующие: во-первых, "соревнования уже и так сокращены, однако это нисколько не повысило их зрелищность, их привлекательность для публики", а во-вторых, "поединок Власова с Бредфордом в Риме продолжался аж целых девять часов... и никто из зрителей, тем не менее, никуда не ушёл. А как уйдёшь, если здесь и сейчас опровергаются все представления о человеческой силе?"

          Ваш первый аргумент неверен: да, современные соревнования сокращены, но сокращены они всё же совершенно недостаточно и, к тому же, не в том направлении. В каком направлении и в каком объёме должны производиться правильные сокращения публичных соревнований — указано в моём предыдущем тексте: прочитайте его ещё разок повнимательнее.

          Что же касается возможности держать публику на зрелище в неослабевающем напряжении, то здесь, как мне кажется, всё зависит от уровня раскрутки зрелища: если вся раскрутка ограничивается расклеиванием по городу афиш и запуском по городским СМИ рекламных роликов, то тут можно рассчитывать на полтора-два часа внимания публики. Если шум по поводу предстоящей победы американских штангистов над советскими — с особо тяжким разгромом в тяжёлом весе — поднят с подачи Боба Гофмана на весь мир, то тут можно рассчитывать на 8-12 часов внимания. Если же предварительная подготовка к зрелищу массированно велась несколько лет или даже десятков лет, то устроителям можно смело рассчитывать на несколько недель или месяцев самого пристального внимания публики — как это было, например, с первыми съездами народных депутатов во времена перестройки.

          Поймите, уважаемый Пётр: главное в славе, в наивысшей оценке публикой героя вовсе не то, что он совершил подвиг (Иван Сусанин, например, своего подвига даже и не совершал, это всё пропагандистская выдумка). Главное в славе — раскрутка. Подвиги Космодемьянской, Талалихина, Гастелло и Матросова стали общеизвестными в СССР вовсе не потому, что указанные герои уникальны или были самыми первыми (некоторые люди "повторяли", как писали советские СМИ, подвиг Матросова за полтора года до момента подвига Матросова). Главное в их славе — то, что их подвиги оказались широко освещены, разрекламированы.

          Сегодня половина нашей страны увлечённо слушает "песни" со словами типа

"Мы насосы, мы насосы,
Мы не курим папиросы,
Выглядим вполне конкретно.
Разве не заметно?

Вот какая ерунда,
Ла-ла-ла-лай-ла-ла-ла-ла-ла"
произносимыми под немелодичный, однообразный аккомпанемент голосами, которые больше всего подходят для криков "занято" в общественном туалете. Почему же публика не слушает бельканто исполнителей с поставленными голосами, толпами заполняющих музыкальные училища и консерватории, почему остаются невостребованными публикой массы нормальных мелодий и профессиональных текстов? Только потому, что бездари — раскручены, а таланты — продолжают тупо надеются на силу своих талантов.

          Но всё дело в том, что никакой более-менее значительной силы у таланта или рекорда — нет. Сила — она у раскрутки.

          Соответственно, повторяю, главная проблема сегодняшней тяжёлой атлетики — это падение вовсе не спортивных результатов, а внимания публики. Сегодня даже если все штангисты повыпрыгивают из штанов и опередят по силе подъёмные краны — большинство людей этого не заметит и продолжит с болезненным интересом следить за проигрышами, за продутиями всего и вся своих любимых карманных чемпионов типа футбольного и хоккейного "Спартаков".

          И ещё раз для ясности: почти все специалисты (к которым я, в основном, и обращаю мои выступления) страдают, увы, особым искажением своего восприятия: они считают всех людей в точности подобными себе. А если конкретно, то специалисты уверены, что широкой публике, так же, как и им, специалистам, в наибольшей степени интересны именно высококвалифицированные спортсмены, желательно — мировые рекордсмены, как можно значительнее превосходящие по своим параметрам обычных людей. Но это их, специалистов, глубокое заблуждение. Широкая публика устроена так, что ей почти по барабану самые фантастические достижения — для наиболее заинтересованной части публики фантастикой будет уже то, что лишь чуть-чуть превосходит её возможности. Например, подъём ста килограммов. Вот цитата из книги Давида Ригерта "Кто хочет, тот добьётся":

          "...К соревнованиям допускались все. Но мы, мальчишки из местной школы, болели, понятное дело, за нашего учителя физкультуры, Николая Наскрипняка. Парень он был молодой, крепкий, недавно пришедший из армии. Он неплохо разбирался в лёгкой атлетике, любил бокс и вот, как я неожиданно выяснил, занимался со штангой. Правда, это была не совсем настоящая штанга, а облегчённая, тренировочная, она называлась "народная". Но эти детали я узнал гораздо позднее. К нашему восторгу, Николай победил в соревнованиях, подняв то ли 100 кг, то ли 110 кг. Человек поднял над головой целый центнер! Мне это показалось страшно много, и если прежде я проявлял к штанге интерес, то после сабантуя просто заболел ею."

          Что же касается незаинтересованной (и, понятно, наибольшей) части публики, то ей, повторяю, вообще глубоко наплевать даже на самые зубодробительные рекорды. Я тут недавно был в отпаде от рекорда в жиме лёжа, установленного американцем Джином Рыхляком. Я подтаскивал всех моих знакомых к экрану своего компьютера и включал им видеоролик, запечатлевший, как Рыхляк выжимает 1000 фунтов, то есть 455 кг. Сам я когда-то жал лёжа 140 кг, и потому прекрасно представляю себе всю меру превосходства Рыхляка надо мной. Но те, кому я демонстрировал видеоролик, жимом лёжа никогда не занимались, и им было совершенно всё равно, сколько там выжал какой-то Рыхляк: 455 кг или 455 тонн.

          Мало этого, широкая публика вообще готова с удовольствием смотреть на соревнования её, публики, собственных совершенно невзрачных представителей. Это подтверждается тем, что сегодня у нас в стране наиболее популярны телепрограммы типа капитал-шоу "Поле чудес" или "Устами младенца", где достаточно всего лишь не быть дебилом, чтобы оказаться победителем.

          В общем, если исходить из рациональных соображений, то сегодня хотя бы какой-то небольшой части работников "тяжелоатлетического фронта" (то есть тренерам и спортивным функционерам) следует бросить свои силы не на очередное воспитание очередного на хрен не нужного широкой публике чемпиона или рекордсмена — этого добра у тяжёлой атлетики пока ещё и так хватает — а на раскрутку самой тяжёлой атлетики как вида спорта.

          Понятно, что, скорее всего, никто ничего в этом плане предпринимать не станет, все предпочтут привычно плыть по течению до самого конца — который, разумеется, не заставит себя долго ждать. Публика, повторяю, от нас, штангистов, давно отвернулась, уже несколько лет перестали проявлять к нам интерес журналисты, так что теперь осталось только ждать лишения тяжёлой атлетики статуса олимпийского вида спорта и естественно следующих за этим сокращения и вообще отмены финансовой поддержки со стороны государства.

О будущем тяжёлой атлетики, о рекордах и о жизни
Автор: Пётр
Дата: 20/04/2003 19:53

          Уважаемый Материалист, я давно не был на Вашей странице и совсем забыл о том, что разместил здесь своё сообщение. Так что спасибо Вам за подробный ответ.

          Рассказ о том, что Ваша секция обезлюдела ещё в 80-е годы, достаточно интересен. Мне 23 года и о тех временах уверенно рассуждать я, конечно, не могу. Поэтому Ваши слова принимаю как факт. Как свидетельство очевидца.

          Что же касается Вашего текста о том, какими должны быть публичные соревнования, то меня возмутили в нём предложение дать желающим из публики попробовать вес на себе, а также предложение поднимать вес до тех пор, пока он не будет зафиксирован. Это глупый трюк, потому что таких соревнований, где здоровенные мужики таскают бревна и огромные покрышки, уже и так предостаточно. С Вашими предложениями мы просто потеряем всех тех, кто любит и понимает тяжёлую атлетику. А как на пример хорошей рекламы я указал бы на страницу европейского чемпионата 2003 года. Там есть замечательные фотографии.

          Думаю, надо больше рассказывать о том, что такое тяжёлая атлетика — что это высокотехничный вид спорта, требующий скорости, координации, способности взрываться и т.д. Очень важно, чтобы зрители видели не только перекошенные от натуги лица, чтобы люди знали и понимали, за что спортсмены выбирают этот вид спорта.

          Вы написали в целом о том же, но предлагаете изменить соревнования до такой степени, когда они становятся представлением, а не спортом. Посмотрите, во что превращаются Олимпийские игры, когда из них делают шоу. Это неверный путь. Чтобы выжить, спорт должен оставаться собой. Единственное, что я сейчас пытаюсь объяснить — Вы, я и прочие любители тяжёлой атлетики — мы все люди, и чтобы жить, мы должны стоять на ногах, причём на своих. Пытаться успеть за чужим мнением бесполезно. Важно самому любить — ту же тяжёлую атлетику. Пока тебе это дело в радость — ничто не помешает.

          Что же касается будущего тяжёлой атлетики, то Вы смешиваете тут в одну кучу разные вещи. Думаю, то, что происходит сегодня в мире, и то, что происходит сегодня в России, надо разделить.

          Моя позиция по Олимпийским играм такова: они должны быть молодыми и интересными. Если для этого надо отказываться от каких-то видов спорта, то лучше чётко выработать правила исключения вида спорта и обсуждать любое исключение открыто. А если вопрос об исключении дойдёт до тяжёлой атлетики, то дело организаторов доказывать, почему Олимпийские игры лучше без неё, а наше с Вами — объяснять, что без неё это и не Игры вовсе.

          В России дела с тяжёлой атлетикой, действительно, обстоят пока и впрямь совсем неважно. Так давайте голосовать за тех, кто понимает, что вкладывая в спорт, особенно, в детский, можно меньше тратить на милицию и исправительные учреждения. У власти отношение к нам изменится не скоро. Но нам с Вами измениться можно прямо сейчас. Давайте водить детей в те спортивные школы, которые есть сегодня.

          Теперь о рекордах. Однажды я понял, что такие люди, как Ригерт, Власов, Алексеев и т.д. важны для меня без каких-либо доказательств. Что бы ни случилось с тяжёлой атлетикой, эти люди уже сказали своё слово. Его слышал и я, и многие другие.

          Я не хочу спорить о результатах, о том, на чём основывается интерес публики. Я хочу просто больше знать о том, как они этого добивались. Опыт общения с моими тренерами показал мне, что они чётко представляют себе, как и что надо тренировать. Но больше информации об этом нигде не найти. Её просто нет. Лучшее, что имеется в интернете — тексты книг "Справедливость силы" и "Благородный металл". Книги это хорошие, но как же, как же их авторы тренировались?

          Поэтому-то я и заходил на Вашу страницу. К сожалению, она не исключение. Из достойного материала я сейчас могу вспомнить только статью о жиме. В ней чётко и обстоятельно обрисовано, каким он был. Понимаете, я бы больше всего хотел, чтобы кто-нибудь взял интервью у Плюкфельдера, но спрашивал в этом интервью не о медалях и не о соревнованиях, а о ежедневной работе. О том, что и как они в Шахтах делали и почему. Я, например, везде встречаю упоминания о советской школе циклирования нагрузки, но ни разу не читал её описания.

          Если Вы можете подсказать, что можно прочитать о советской школе тяжёлой атлетики (как впрочем, и по любой другой) и не обиделись на меня за критику, дайте знать.

Re: О будущем тяжёлой атлетики, о рекордах и о жизни
Автор: Материалист
Дата: 21/04/2003 12:18

          Уважаемый Пётр, как мне кажется, в интернете сведений о советской школе тяжёлой атлетики того уровня подробности, который требуется Вам, просто нет. Судя по всему, Вам нужно идти в библиотеку или в букинистический магазин и искать там старые издания типа ежегодников "Тяжёлая атлетика", а также монографий Воробьёва, Верхошанского и др. Впрочем, повторяю, здесь я могу ошибаться, так что попробуйте обрисовать Вашу проблему на форуме сайта "Пауэрлифтинг от А до Я" — может, кто-то из ребят подскажет Вам что-нибудь дельное.

          Но очень может быть, что даже самые подробные сведения о том, как тренировался тот или иной конкретный атлет, окажутся для Вас бесполезными, поскольку его тренировочный график был подвёрстан чисто под его личные особенности. Так что, на мой взгляд, Вам лучше будет поближе познакомиться с самим циклированием нагрузок как научной дисциплиной — для чего, кстати, можно в какой-то мере использовать мой сайт, поскольку на нём, помимо прочих материалов, помещена замечательная работа Вадима Протасенко "Думай! Или "Супертренинг" без заблуждений" (её менее отредактированные варианты стоят, например, на сайтах "Твой выбор" и "Железная шахта").

          Теперь вернусь к главной проблеме тяжёлой атлетики. Тут я буду повторяться — уже в который раз — но, возможно, это повторение поможет Вам наконец обратить внимание на мои аргументы.

          Уважаемый Пётр, мы с Вами озабочены совершенно разными вещами. Вы ратуете за чистоту тяжёлой атлетики, я же — за то, чтобы она просто выжила, хотя бы как-то выжила, пусть даже и не сохранив этой столь любезной Вашему сердцу чистоты. Понимаете, ради выживания тяжёлой атлетики я готов пойти на поклон к цирку, к шоу и т.д. Вы же относитесь к ситуации с потерей зрительского интереса спокойно, ничего особо страшного в ней не видите, хладнокровно раскладываете по полочкам, как должна всё воспринимать публика, что ей надо про тяжёлую атлетику рассказывать и т.д.

          "Думаю, надо больше рассказывать о том, что такое тяжёлая атлетика — что это высокотехничный вид спорта, требующий скорости, координации, способности взрываться и т.д. Очень важно, чтобы зрители видели не только перекошенные от натуги лица, чтобы они знали и понимали, за что спортсмены выбирают этот вид спорта."

          Уважаемый Пётр, очнитесь. Никаких зрителей у тяжёлой атлетики давно уже нет. На подавляющем большинстве тяжелоатлетических соревнований зрителями являются только сами спортсмены, их родственники и обслуживающий персонал. Мы, тяжелоатлеты, находимся в информационном вакууме, рассказывать о том, какие мы хорошие, нам просто некому. Нам не перед кем распушать хвосты. Мы непопулярны, мы никому не интересны. Мы никому на хрен не сдались. Вот это и есть наша главная проблема.

          Вы написали, что превращение спорта в шоу —

          "Это неверный путь. Чтобы выжить, спорт должен оставаться собой. Единственное, что я сейчас пытаюсь объяснить — Вы, я и прочие любители тяжёлой атлетики — мы все люди, и чтобы жить, мы должны стоять на ногах, причём на своих. Пытаться успеть за чужим мнением бесполезно. Важно самому любить — ту же тяжёлую атлетику. Пока тебе это дело в радость — ничто не помешает."

          Нет, уважаемый Пётр, за чужим мнением надо следить, причём повнимательнее, иначе можешь оказаться не просто в одиночестве, но даже противопоставленным всем остальным людям. Мы, люди, тем ведь и отличаемся от многих других животных, что стоим как раз не столько на своих ногах, сколько опираясь на других людей, на общество. Без общества любой из нас — ноль без палочки. Если не верите, то идите один в лес, разденьтесь там догола (окончательно стряхнув тем самым все связи с цивилизацией) и попробуйте прожить в таком полностью самостоятельном состоянии хотя бы сутки. Эксперимент этот, сами понимаете, опасный — тут можно потерять либо жизнь, либо здоровье.

          Так что дабы выжить, тяжёлой атлетике вполне не зазорно и перестать быть стопроцентным спортом с его традиционными олимпизмом, тотальным равенством и т.д. Поймите, уважаемый Пётр: сам по себе подъём штанги — он и в Африке (сиречь в цирке) подъём штанги. А смерть, уход в небытие спортивно организованного подъёма штанги — она и в Африке смерть. Уж не знаю как Вы, а лично я, дабы для подъёма штанги не наступила смерть, готов отказаться от внешне красивых, но губительных спортивно-олимпийских принципов.



Что происходит с тяжёлой атлетикой?
Автор: Владимир
Дата: 24/01/2003 00:34

          Я КМС, призёр чемпионата города и области, а с недавних пор ещё и тренер. Когда я пошёл в ближайшую школу для очередного набора, то не увидел у детей совершенно никакой заинтересованности нашим спортом. Они охотно идут на карате, футбол или куда-нибудь ещё, но только не на тяжёлую атлетику.

          Уменьшается и численность спортсменов, участвующих в соревнованиях. Неужели наш вид спорта уже умер? Не верю. Зато я верю в плохую организацию, плохое финансирование и т.д.

          Штангисты, очнитесь — ведь тот спорт, которому вы отдали всю свою жизнь, исчезает буквально на глазах. Что же нам делать?

Re: Что происходит с тяжёлой атлетикой?
Автор: Материалист
Дата: 27/01/2003 18:44

          Уважаемый Владимир, нам, штангистам бывшего СССР, похоже, уже ничего не остаётся, кроме как готовиться к достойному уходу из жизни (спортивной, конечно).

          Ничего страшного, это случается со всем в Мире.

Мы попробуем всё исправить
Автор: Владимир
Дата: 27/01/2003 23:44

          Нет, нельзя так сдаваться, давайте что-то делать. Ведь тяжёлая атлетика — это лучший вид спорта. Тяжёлая атлетика учит нас не только, как поднимать штангу, но и как ЖИТЬ. Давайте объединять наши усилия и делать нечто такое, что поможет реанимировать наш спорт.

          Пишите, если у Вас есть какие-нибудь предложения, а мы на местах будем их внедрять.

          Жду ответа. Заранее спасибо.

Re: Мы попробуем всё исправить
Автор: Материалист
Дата: 29/01/2003 15:38

          Уважаемый Владимир, тяжёлая атлетика — это лучший вид спорта также и с моей точке зрения. Но лучший он всё же отнюдь не потому, что "учит нас", "как ЖИТЬ" (это, безусловно, художественное преувеличение с Вашей стороны), а потому, что представляет собой одно из самых приятных, кайфовых, ненапряжных, "нелошадиных" занятий с хорошим, высоким коэффициентом отдача/усилие (то есть отношением отдачи — в виде спортивных результатов — к усилию в их достижении). Лично у меня всегда вызывали жалость и сочувствие тренировавшиеся рядом с нашим залом борцы, которые напрягались большей частью много и часто, и причём все одновременно по свистку тренера — в то время как мы, штангисты, были вольными птичками, напрягавшимися очень кратковременно и только по своему личному самочувствию и желанию. Это моё сочувствие бедным борцам усиливалось ещё и тем обстоятельством, что наши штангистские достижения проявлялись сразу и объективно (новый килограмм — он и в Африке килограмм), в то время как борцам надо было ждать очередных соревнований, чтобы сравнить себя новых с собой прежними — и к тому же сравнение это проводилось на основании достаточно субъективных оценок судей.

          Своих пессимистических оценок будущего тяжёлой атлетики я, тем не менее, не изменю — история вряд ли уже повернётся к нам, штангистам, лицом. Даже когда российской тяжёлой атлетике однажды вдруг несказанно повезло получить в свои руководители искренне любящего её богатого и, главное, щедро тратящего свои богатства на её благо президента Вячеслава Клокова, дяди из ФТАР при первой же возможности свергли его, Клокова, похерили все его замечательные начинания — типа турнира "Три богатыря" — и присвоили все его достижения — типа "Академии тяжёлой атлетики" в Таганроге. Этот факт показывает, что в нашей стране тяжёлой атлетике уже точно не подняться — по крайней мере, в современном её виде.

          Я уже писал и в моём первом тексте "Каким должно быть публичное соревнование?", и в моём ответе Петру, что главное в популярности, в широкой известности — хорошая раскрутка, хорошая реклама. А хорошая раскрутка требует вложения хороших денег. Взять их тяжёлой атлетике, во-первых, неоткуда, а во-вторых, даже если они всё же чудом и найдутся, то вряд ли на месте основного их распорядителя окажется толковый и преданный интересам тяжёлой атлетики человек.

Re: Мы попробуем всё исправить
Автор: Владимир
Дата: 19/02/2003 15:55

          Спасибо Вам за ответ.

1 2 3 4


[на главную страницу]

Архив переписки

Форум


 

Free counters!