Отпор бестолковщине


Особенности проявлений вопиющей безграмотности в тяжёлой атлетике

          Для начала — и чисто в рамках борьбы за чистоту русского языка, а также чисто для интервьюира, то есть для Андрея Антонова (он же Torr с форума Мовлади, а также, соответственно, и из двух текстов "Проблем тяжёлой атлетики": "Окончание двух дискуссий" и "Новаторы в тяжёлой атлетике") — употреблять выражения типа

          "ЖМ: Можно поподробнее об этом"

— нельзя. Ибо в русском языке, в его нормальных словарях нет слова "поподробнее". Широко известные употребления этого слова Президентом РФ и шефом гестапо Мюллером из "Семнадцати мгновений весны" — они, увы, безграмотны.

          Слово "подробнее", то есть "по-дробнее" уже и означает "подетальнее" ("по-детальнее"). Накручивание на него всё новых и новых "по" — "по-по-по-по-по-дробнее" — это сваливание во всё более и более глубокую тавтологию.

          И ещё одна маленькая придирка:

          "В настоящее время есть только одно издание, освещающее вопросы, связанные с тяжелой атлетикой это ижевский журнал «Олимп» под редакцией Владимира Салтыкова. Мы публиковали там свои статьи, сделанные на основе аппаратно-программного комплекса, про который мы говорили в нашу предыдущую беседу. Больше специализировано про тяжелую атлетику сейчас никто не пишет".

          Скотников, безусловно, ошибается: ему, увы, только кажется, что он с соавторами пишет в "Олимпе" "специализировано про тяжелую атлетику". На самом деле в "Олимпе" он с соавторами пишет про нечто трудноопределимое. Хотя в этих писаниях — признаю́ — действительно попадаются термины из области тяжёлой атлетики. Но сии "специализированные" и — чего скрывать — безнадёжно бестолковые писания я, возможно, разберу в другом месте.

          Перехожу к содержанию скотниковского текста. С точки зрения Скотникова

"...биомеханика. Это не просто видимая картина движения звеньев тела или спортивного снаряда. Это так же и внутренние процессы, которые происходят в организме, вернее, даже внешнее проявление этих процессов. Биомеханика движения — это отражение 2-х составляющих. Это умение технически точно совершать какие-нибудь движения и уровень развития физических качеств. Вместе это составляет то что мы подразумеваем под словом техника или биомеханика".

          Что это за странные слова: с одной стороны

"...биомеханика. Это не просто видимая картина движения звеньев тела или спортивного снаряда".

          А с другой стороны

          "Это так же и внутренние процессы, которые происходят в организме, вернее, даже внешнее проявление этих процессов".

          То есть картина хотя и "не просто видимая", но "даже внешнее проявление этих процессов". Но почему внешние проявления картины не являются просто видимыми? А как же тогда они видимы? Не просто? То есть сложно?

          Может быть, на самом деле внешние проявления внутренних процессов и являются видимой картиной? Тогда неужели трудно выразиться просто и незапутанно?

          Что же до биомеханики, то на самом деле сие та часть механики, которая касается одних лишь биологических образований. А сама механика, как явствует из Википедии, это

"...раздел физики, наука, изучающая движение материальных тел и взаимодействие между ними; при этом движением в механике называют изменение во времени взаимного положения тел или их частей в пространстве".

          Вот и всё. А "внутренние процессы, которые происходят в организме" — это на самом деле вовсе не биомеханика, а то, чем занимается физиология или биохимия.

          Соответственно, если механика — это наука о движении материальных тел, то невозможна никакая "биомеханика движения". Ибо это тавтология. Примерно такая же, как "кредит доверия" (кредит уже и означает "он доверяет"), "промышленная индустрия" (индустрия и есть промышленность), "народный фольклор", "внутренний интерьер", "ателье мод" и прочие чудища русского языка. Употребление человеком таких выражений, без сомнений, напрямую свидетельствует о его безграмотности и о беспорядке в его мозгах.

          А вот эти слова

          "Биомеханика движения — это отражение 2-х составляющих. Это умение технически точно совершать какие-нибудь движения и уровень развития физических качеств. Вместе это составляет то что мы подразумеваем под словом техника или биомеханика".

свидетельствуют о том, что Скотников считает технику и биомеханику синонимами. Но на самом деле сие, конечно два совершенно разных феномена.

          Техникой все нормальные люди называют навык совершать оптимальные движения. В то же время биомеханика, как можно понять из вышеприведённых вики-определений — это наука, свод знаний о движениях живых тел. То есть теоретические знания, а не физические навыки, не практические умения.

          Кроме того, каким образом одной из составляющих биомеханики может быть "уровень развития физических качеств"? Как сие расшифровать: там, где у человека есть физические качества — например, быстрота и выносливость, — развитые до некоего "уровня", там уже есть и биомеханика? Или тут всё-таки нужен какой-то особый "уровень развития физических качеств"? Но какова тогда величина этого уровня, с каких количественных показателей физических качеств начинается "биомеханика по Скотникову"?

          Наконец, разве "уровень развития физических качеств" — это составляющая техники? Разве ещё слабый, но уже вышколенный тренером ребёнок не может быть классным технарём?

          Вся разобранная путаница однозначно свидетельствует о, повторяю, вопиющей безграмотности Скотникова.

          Ещё абзац:

          "С середины 60-х годов и до середины 80-х годов в отечественной спортивной науке наблюдался небывалый подъём. После перестройки все это стало уходить. За это 20-летие был накоплен огромный научно-методический материал, который актуален до сих пор. К сожалению, многие современные специалисты не знают об этом. А наши западные партнеры успешно этим пользуются, выдавая это за свое. История с изобретением паровоза братьями Черепановыми повторяется в настоящее время".

          Значит, после "перестройки" подъём в тяжёлой атлетике как в науке стал "уходить", но, тем не менее, "за это 20-летие был накоплен огромный научно-методический материал, который актуален до сих пор".

          И в чём же конкретно выражается данное накопление "огромного научно-методического материала"? Не могу отделаться от впечатления, что выражается "данное накопление" прежде всего в приходе к руководству специализированных кафедр и лабораторий клоунов типа Медведева и Каневского, которые даже не знали, что бывает, когда не бесконечное число умножают на ноль.

          Не отстаёт в данном плане от своих выдающихся — в плане невежества — предшественников и профессор Скотников: отец и сын Черепановы (https://ru.wikipedia.org/wiki/Черепановы) у этого неуча — братья, причём именно изобретатели именно первого в мире паровоза. На самом же деле Черепановы построили в 1833 году первый паровоз и железную дорогу всего лишь в России. А в других странах паровозы были построены задолго до 1833 года. Например, Ричард Тревитик сделал это ещё в 1801 году.

          Ещё цитата:

          "В современной истории можно привести пример кроссфита, который сейчас американцы продвигают по всему миру. А ведь это по сути наша круговая тренировка".

          Нормальные исследователи, а не клоуны, рядящиеся в мантии учёных, в советское время установили, что выносливость — это антагонист силы или быстроты. И потому применять в тяжелоатлетической подготовке хоть что-нибудь, близкое к кроссфиту, могли только бестолочи.

          Следующая цитата:

          "В 2010 г. приезжала к нам американская делегация во главе с президентом федерации тяжелой атлетики США. Мы показали ему наш университет, рассказали как у нас готовят тренерские кадры. Я спросил, как у них это происходит. Там просто проходят 3-ех дневные курсы, отвечают на вопросы, если из 50 вопросов на 35 ответил, выдают сертификат. Конечно все это за деньги. После всего услышанного и увиденного президент федерации тяжелой атлетики США сказал, что Америке до нас как минимум лет 100. Это сказал американец, это не я придумал. Он оценил по достоинству нашу систему физкультурно-спортивного образования. И действительно, в Советском Союзе было 22 института физической культуры".

          Эту явная похвальба типа: успехи советской-российской тяжёлой атлетики целиком-де заслуга сотрудников всевозможных физкультурных вузов — навроде меня, любимого. Но на самом деле советско-российская тяжёлая атлетика годами обходилась без контактов с такими бестолочами, как Медведев, Каневский и Скотников. И ничего от этого не теряла. Недавно я прочитал воспоминания Ригерта о Прилепине, который, уходя с поста главного тренера сборной СССР и передавая дела Ригерту, заклинал последнего держаться как можно дальше от нашей "научной группы".

          Ещё цитата:

          "А что такое изучение биомеханических параметров и физических качеств? Это не что иное как контроль за методикой тренировки".

          На самом деле изучение биомеханических параметров и физических качеств — это всего лишь их измерение. Разного рода приборами. Контроль же за методикой тренировки, то есть за правильностью, за упорядоченностью применения различных тренировочных средств, имеет к прямым измерениям силы, скорости, высоты подъёма и т.д. крайне отдалённое отношение.

          Следующая цитата:

"...на мой взгляд методика биомеханического контроля более специфична. Она наиболее объективно отражает готовность спортсмена к выступлению на соревнованиях. У нас есть параметры, которые четко показывают, как это развивается. В частности, это соотношение между продолжительностью фазы амортизации и фазы финального разгона".

          И где же они, эти параметры, "которые четко показывают, как это развивается. В частности, это соотношение между продолжительностью фазы амортизации и фазы финального разгона"? Их, судя по всему, просто нет. Ибо если они существовали бы, то Скотников наверняка сделал бы маленькое добавление ко многим своим речениям: каким именно должно быть "соотношение между продолжительностью фазы амортизации и фазы финального разгона"? Как можно бо́льшим, как можно меньшим или ещё каким-нибудь? Но этой информации, повторяю, нет нигде.

          Кстати, в былые времена я тупо поверил одному авторитетному исследованию из ежегодника "Тяжёлая атлетика", имевшему следующий вывод: самым достоверным признаком успеха в толчке является скорость торможения штанги в фазе разгонного полуприседа. То бишь чем эта скорость торможения штанги выше, тем успех в подъёме веса вернее.

          Я, повторяю, довольно долгое время тупо следовал этой рекомендации, специально укорачивая амплитуду своего посыла: ведь чем угол в коленном суставе больше, тем большее усилие способна приложить нога — в частности, при торможении штанги для перехода от сгибания ноги к её разгонному разгибанию.

          И в итоге из-за сильного уменьшения длины разгона штанги толчок от груди у меня вообще просел. И только когда я включил свои мозги и как следует подумал о том, в чём причина моих неуспехов, всё переменилось и результат в толчке от груди резко пошёл верх.

          Ибо набранная в посыле скорость штанги зависит на самом деле не от одного лишь звериного усилия при торможении штанги, но ещё и от такого важнейшего фактора, как длина разгона. И пусть моё торможение перестало быть железно резким, но зато разгон стал намного более длинным. И штанга начала вылетать у меня, как из катапульты.

          Кроме того, я понял, что не нужно слепо следовать авторитетным рекомендациям. И что надо подвергать эти рекомендации проверке сначала при помощи логических рассуждений, а затем и экспериментов.

          Ещё цитата:

"...и что бросилось в глаза, подавляющее большинство атлетов и наших и зарубежных в рывке принимают стартовое положение как в подъеме на грудь, то есть таз ниже, а туловище меньше наклонено по отношению к помосту".

          Если величина наклона отсчитывается от горизонтали (обычно она, правда, отсчитывается от вертикали, но Скотников предлагает рассматривать наклон туловища "по отношению к" горизонтальному "помосту"), то наклон туловища будет меньше в том случае, если таз будет именно выше, если он будет именно ближе к уровню плеч. А вовсе не ниже, не дальше от уровня плеч. То бишь если "таз ниже", то "туловище... наклонено по отношению к помосту" вовсе не "меньше", а, напротив, больше. Горе-профессор запутался, увы, даже в очевидных вещах.

          Следующая цитата:

          "ВС: В рывке интегральным критерием эффективности техники служит высота достижения максимальной скорости. То есть простыми словами чем выше спортсмен поднимает штангу, тем более эффективна у него техника. Тем легче ему будет сделать подсед, будет больше времени на то чтобы встретить снаряд и зафиксировать его в низком седе. А в подъёме на грудь высота подъема штанги не имеет такого значения. Там интегральным критерием является импульс силы, который спортсмен придает штанге в подрыве. Он должен ударить по снаряду, придать ему ускорение. Чем больше ускорение, тем опять же больше времени чтобы перегруппироваться, подсесть, встретить штангу в седе".

          Во-первых, "высота достижения максимальной скорости" — это далеко не синоним критерия "чем выше спортсмен поднимает штангу, тем более эффективна у него техника". То бишь сие очень разные показатели.

          Можно ведь поднимать штангу медленно-премедленно, а потом в самом-самом конце подъёма чуть-чуть ускориться. Отчего штанга подлетит ещё на полсантиметра. Общая высота подъёма-подлёта окажется маленькой, но зато максимальная скорость будет, как и требуется, достигнута перед последним полусантиметром.

          А критерий "чем выше спортсмен поднимает штангу, тем более эффективна у него техника" — тоже полная чушь. Ибо целью тяжёлой атлетики является подъём именно максимальных весов — в то время как предложенный критерий максимальной высоты подъёма подталкивает к разгону именно самых маленьких весов.

          В общем, это всё из той же оперы, что и критерий максимальности тормозящего ускорения при выполнении разгонного полуприседа для выполнения посыла.

          Во-вторых, чушью является и вот это

"...в подъёме на грудь высота подъема штанги не имеет такого значения. Там интегральным критерием является импульс силы, который спортсмен придает штанге в подрыве. Он должен ударить по снаряду, придать ему ускорение. Чем больше ускорение, тем опять же больше времени чтобы перегруппироваться, подсесть, встретить штангу в седе".

          Сегодня штангисты достигает в целом бо́льших, чем у их предшественников, успехов, в частности, как раз из-за экономии сил при подрыве для подъёма на грудь. То есть этот подрыв выполняется именно не в полную силу. О том, что при взятии на грудь в низкий сед штангу просто глупо и вредно разгонять из всех сил, то есть подбрасывать на большую высоту, с которой штанга затем бездарно опустится на десятки сантиметров, давно знают все тренеры мира. Но только, понятно, не безграмотные прохвессора из РГУФК.

          Именно эта безграмотность, судя по всему, и заставляет кандидата пед.наук Скотникова попугайски заучивать мудрёные слова типа "интегральный критерий", "импульс силы" или "методы биомеханики", чтобы затем механически складывать из них явно случайные комбинации.

          Следующая цитата:

          "...Плюс разная ритмовая структура. Если в рывке усилие "плавно" нарастает, то в подъеме на грудь двухтактная структура. То есть вы ударяете снаряд во время отрыва штанги от помоста, придавая ему ускорение и потом второй удар делаете уже во время подрыва".

          Описанным дурацким образом отрывать штангу от помоста нельзя ни в коем случае. Для успеха в таком не самом простом упражнении, как взятие на грудь в сед, бесшабашность, лихие дёргания штанги можно применять только в самый последний момент разгона — то есть в подрыве. Если же отрывать штангу от помоста именно неосторожно, то на финише разгона можно получить очень большие горизонтальные отклонения от оптимального положения.

          В данном плане, кстати, яркий пример неправильного подъёмного поведения представлял собой Николай Колесников, олимпийский чемпион Монреаля. Тягу с помоста Колесников делал как никто резво, а вот подрыв у него был, напротив, слабым. Судя по всему, Колесников этим осторожно выполняемым подрывом всегда корректировал отклонения, получавшиеся из-за первоначального рывка. Тем не менее, Колесников почти никогда не попадал в точное положение седа и, тем самым, в отдачу. А потому засиживался в седе, добиваясь равновесия, и затем принимался распрыгиваться в седе, всякий раз дико нагружая колени. Что в итоге и привело к их травме при подъёме 180 кг на тренировке перед Олимпиадой в Москве.

          Следующая цитата:

          "Если спортсмен взял штангу на грудь и встал с ней, он обязан эту штангу толкать. Потому что выталкивание штанги происходит за счет разгибания ног. Подседают спортсмены до угла в коленных суставах 110-120 градусов. Это самые комфортные условия для того чтобы 4-главая мышца бедра развила максимальное усилие".

          Это как раз то, о чём я уже написал выше. Угол при окончании разгонного полуприседа должен быть не "комфортным", а "4-главая мышца бедра" не должна развивать именно "максимальное усилие". Тяжелоатлетический результат бывает намного выше, когда угол в колене на 10-20 градусов меньше "комфортного", а усилие, передаваемое мышцей на опору, — не максимальное, а несколько меньшее. Но зато значительно более продолжительное — и по длине, и по времени.

          Следующий отрывок:

          "ВС: После отмены жима как соревновательного упражнения росто-весовые показатели в категориях изменились. Штангисты стали несколько выше. У них стали относительно длиннее руки и ноги".

          Да ничего подобного. Появились такие суперчемпионы, как Сулейманоглу и Мутлу с ростом порядка 145 см. Если штангисты в среднем где и выросли, так это именно в России. Испытывающей в связи с этим дефицит легковесов, то есть малорослых атлетов, примерно с конца 1970-х годов.

          И, кстати, по отношению к чему руки и ноги у штангистов стали длиннее?

          Последняя цитата:

          "ЖМ: А длинные ноги не снижают результат?

          ВС: Наоборот. Я уже упоминал своего учителя, так вот он говорил, что идеальная тяжелоатлетическая фигура у Юрика Варданяна. Длинные ноги, короткое туловище и средние руки. Штангист имеющий такие пропорции обладает определенным преймуществом при подъеме штанги. Представьте себе атлет поднимает спортивный снаряд, принял стартовое положение, начал движение, предварительно разогнал штангу, сделал подрыв, выпрямился – чем длиннее ноги, тем объективно выше подъем штанги. Потом ноги сложил сидя в низком седе, туловище короткое. У него запас высоты, а значит и времени на подготовку приема штанги, затем средние руки подставил и все нормально. Вес взят! При подъеме на грудь и руки подставлять не надо. Конечно это несколько упрощенный, механистический взгляд на проблему, но тем не менее это так".

          Эти слова показывают, что для профессора и заведующего кафедрой Скотников разбирается в тяжёлой атлетике крайне, крайне слабо. Ибо не понимает, что "идеальная тяжелоатлетическая фигура" — она вовсе не "у Юрика Варданяна. Длинные ноги, короткое туловище и средние руки".

          Идеальные параметры штангиста — это руки, как можно более короткие по отношению к ногам. И длина туловища тут имеет очень отдалённое отношение к делу. То есть в реальности туловище может быть любым по длине.

          Вообще дело тут обстоит следующим образом: поскольку в тяжёлой атлетике движение засчитывается при подъёме штанги на выпрямленные кверху руки, то для этого зачёта выгоднее всего тот случай, когда длина рук у атлета равна нулю. И тогда, например, взятие штанги на грудь уже и будет её подъёмом на выпрямленные кверху руки.

          То же самое касается, понятно, и рывка: выпрямление тела со штангой, удерживаемой у плеч, уже и окажется выполненным рывком.

          Простейшие, очевиднейшие вещи, но патентованным бестолочам из РГУФК понять сие, увы, явно не дано.

          Что ж, у покойных Медведева и Каневского появился достойный преемник.

возврат


[на главную страницу]

Архив переписки

Форум


Free counters!


Спорт глазами Мовлади Абдулаева, тренера 
тяжелоатлетов

Weightlifting database

Weightlifting database

Мир тяжелой атлетики

Железный мир

Силовые виды спорта в Твери и в Тверской области

Тяжёлая атлетика глазами Артура Шидловского

Польская штанга

Старые силовые Журналы США

Силачи прошлого и настоящего

Пауэрлифтинг от Петра Кравцова

Библиотека материалиста

Извлечённое из интернета