Есть ли польза от знаний об основах гносеологии?

А что это такое — гносеология?

          Гносеология — это наука о познании ("гносис" — знание, "логос" — учение; например, "про-гноз" — знание о будущем; "диа-гноз" — полное знание), о том, каким путём добываются знания. И, в частности, о том, какие ошибки совершаются на данном не всегда беспроблемном пути.

          Может показаться, что основы гносеологии — это ужасная заумь, которая абсолютно не нужна простому, нормальному спорщику на темы тяжёлой атлетики. Однако на самом деле немалая часть дискуссий на вроде бы вполне конкретные, совсем не отвлечённые от тяжелоатлетической жизни темы типа "Какая методика подготовки атлета правильнее?" или "Сто́ит ли доверять рецептам того или иного тренера?" и т.п. рано или поздно, но обязательно выходит на уровень сухих гносеологических абстракций.

          Данный уровень характеризуется финальными обращениями спорщиков друг к другу, и смысл этих обращений, как правило, следующий: "Чем вы можете доказать свою правоту в данном вопросе?" Ну, а после того, как сто́роны оказываются обоюдно не способными сойтись в понимании этой уже чисто гносеологической проблемы, наступает череда доказательств своей правоты в виде ругани и перехода на личности. Именно таким образом обстояло дело, например, в спорах Степана Суворова из Клайпеды и Бориса Северова из Тампере — см. здесь.

          Итак, чем же доказывается правота (определяется истинность) и какие ошибки мы, люди, обычно совершаем на данном, как отмечалось, не всегда беспроблемном пути?

Паханы в авторитете

          Первая, а также наиболее распространённая и злокачественная ошибка в доказательствах — это опора на личные или на священные авторитеты. Например, правоверные марксисты, то есть ленинисты-сталинисты, предпочитают доказывать свою правоту путём побивания друг друга цитатами из сочинений классиков. В свою очередь, мусульмане для демонстрации обоснованности своих взглядов апеллируют к Корану и к прочим сочинениям пророков. Христиане, естественно, гвоздят друг друга выдержками из Святого писания, иудеи — из Торы, а штангисты ссылаются на авторитет товарищей типа Юрия Власова или Михаила Кокляева. Например: "А вы знаете, что Александр Шпак никакой не дебилдер, поскольку его взял под защиту сам Кокляев?" Подтекст тут, понятно, следующий: уж Кокляев-то (Маркс, Магомет, апостол Павел и пр.) ошибаться органически не способен.

          Бессилие этого способа доказывания правоты очевидно потому, что объявить священной можно и надпись на заборе, а непогрешимым — любого психа из дурдома. Что, кстати, многие народы реально и делали. То бишь не только древние греки и их соседи придавали огромное значению токсикозному бреду пифии, но и простые русские дуры ездили за дельным советом в сумасшедшие дома к тамошним буйнопомешанным — см. 1:06:57.

          Даже правившие империями особы типа последней нашей царской четы целиком полагались в государственных решениях, как известно, на речения всевозможных юродивых.

          Главная проблема рассматриваемого способа доказывания правоты (добывания истины) заключается в том, что почти все товарищи, выдвигающие своих любимцев на роль бесспорных авторитетов — радикально не согласны друг с другом. И потому почём зря ругают друг друга как поклонников неправильных, недостойных и, соответственно, фальшивых, подменных авторитетов.

          Мало этого, один и тот же непогрешимый авторитет (к примеру, некто И.Христос) может иметь диаметрально противоположные мнения на одну и ту же тему. Например, с одной стороны, "если тебя ударили по правой щеке, то подставь левую" (от Матфея, 5:39), а с другой стороны, "не мир я вам принёс, но меч" (от Матфея, гл. 12).

          В связи с чем тут никуда не исчезает, не получает удовлетворительного ответа изначальный вопрос: кому или чему нужно всё-таки доверять? То есть чем следует обосновывать свой выбор того или иного авторитета или его мнения? Ведь произвол (в выборе) на роль добытчика истины как-то мало подходит.

Будемте логичными

          Вторая и чуть менее злокачественная ошибка в доказательствах истинности — это опора на одну лишь логику, вера во всесилие логики. А точнее, доверие к одному лишь такому способу доказывания, как логическое, то есть последовательное выведение через умозаключения.

          Совсем недавно в дискуссии на форуме "Проблем тяжёлой атлетики" мне возразили, что какие-то мои аргументы логически доказать — невозможно. Поскольку к этим моим аргументам неприменима сама процедура логического, понятийного выведения, обоснования. Ну, а раз мои аргументы логически вывести, логически доказать невозможно, то они, значит, неправильны.

          В свою очередь, основная часть нападок на упомянутого выше Степана Суворова (см. повторяю, здесь) состояла в том, что критики требовали от Степана Суворова логического обоснования его системы увеличения силы. А Степан Суворов этого логического обоснования своей системы, милого сердцу критиков, всё никак не приводил. Отделываясь, как казалось оппонентам, аргументами, совершенно посторонними их требованиям. В связи с чем критики обоснованно, как им казалось, принимались клеймить Степана многочисленными нелицеприятными оценками его личности. И в итоге данную тему с выступлениями Степана Суворова и его критиков пришлось закрыть по цензурным соображениям.

На что же всё-таки следует
опираться в доказательствах?

          В упомянутой выше дискуссии на форуме "Проблем тяжёлой атлетики" я обратил внимание оппонентов на то, что на самом деле доказывание путём логического выведения далеко не всесильно.

          Ведь логическое выведение представляет собой всего лишь перебрасывание неких уравнивающих "мостиков"-умозаключений от одного "берега" — посылки, к другому "берегу" — выводу. И этот вывод в дальнейшем уже сам используется в качестве новой посылки. Но данная логическая цепочка посылок-умозаключений-выводов — не бесконечна. В частности, она заканчивается последним выводом, являющимся ответом на изначально поставленный вопрос (типа: "мог ли В.И.Дикуль в 62 года присесть с весом 450 кг?"). Равным образом, эта цепочка с чего-то начинается. И это "что-то" — не "мостик", а самая первая посылка. Которая — поскольку перед нею нет никакого логического мостика — не является логическим выводом.

          Но чем же она тогда является?

Единственный источник истин

          Самая первая посылка — это всегда элемент практики, некий факт. И, повторяю, этот факт не нуждается ни в каких доказательствах, ни в каких логических обоснованиях. Ибо он сам и является тем главным доказательством, от которого все пляшут. Полным идиотом будет выглядеть человек, который, увидев, например, как А.Ловчев толкнул на чемпионате мира 264 кг, начнёт требовать, чтобы ему логически доказали, что это событие и впрямь произошло. Вот проверенные разновесы, вот проверенные судьи, вот проверенный помост, вот штанга установленного веса на выпрямленных кверху руках — какие же ещё доказательства тут нужны?

          Равным образом нелепы и требования критиков Степана Суворова. Степан всего лишь утверждал, что его методика, как показывает практика, лучше, чем другие методики, приводят к запланированным результатам. Но критики требовали от Суворова, чтобы он привёл некое научное — например, с позиций физиологии — обоснование своей методики.

          — Ах, не можете привести такое обоснование? Значит, у этой методики нет обоснования, значит, она безосновательна и, соответственно, неработоспособна. А вы, Степан, следовательно, просто шарлатан.

          Хорошо, что большинство деятелей науки не проявляют такого же гносеологического невежества. А то, например, Майкл Фарадей, сообщив коллегам об открытом им явлении электромагнитной индукции, сразу оказался бы высмеян по аналогичной схеме: "Чем вы, мистер Фарадей, можете логически обосновать эту вашу электромагнитную индукцию? Ничем не можете? Ну, значит, никакого нового явления нет, а вы, соответственно, шарлатан". Равным образом, более-менее грамотные астрономы никогда не требуют от коллег-первооткрывателей логически доказать наличие новой звезды или кометы на указанном участке неба.

          Поэтому если кто-либо хочет убедиться в реальности неких новых явлений, то ему нужно не напрягать мозги с построением умозаключений, а просто брать соответствующий инструмент (телескоп, микроскоп, скоростную кинокамеру и пр.) и смотреть-слушать-обонять-осязать-снимать в указанном направлении-месте.

          Конечно, в своё время потребуются и умозаключения-объяснения. Для чего они потребуются? Для того, чтобы встроить новое, незнакомое поначалу явление в общую картину мира. Ведь объяснение — это связывание неизвестного с известным через логические построения.

          Когда были открыты антибиотики, то никто, к счастью, не стал капризно требовать, чтобы ему непременно объяснили, почему антибиотики спасают людей от инфекций. Нет, людей, к счастью, начали просто спасать от смерти. И только с развитием биохимии обнаружилось, что антибиотики хитро вмешиваются в процесс удвоения мегамолекул нуклеиновых кислот (НК) и слегка портят финальное сшивание удвоившихся кусочков этих мегамолекул воедино. В результате чего подпорченные неправильным сшиванием мегамолекулы НК оказываются неработоспособными, а разделившиеся клетки микроорганизмов — нежизнеспособными.

          Соответственно, если методика увеличения силы Степана Суворова и впрямь лучше прочих методик (я сию методику не проверял и привёл только в качестве примера), то, возможно, со временем будет обнаружено, за счёт каких именно физиологических механизмов она превосходит своих конкуренток.

          Понятно, что иногда вместо реального факта подсовывают подделку: например, приседание с непроверенным отягощением весом 450 кг. Поэтому перед тем, как принять некий факт за доказательство (например, физических возможностей конкретного человека), всегда нужно убедиться в его, факта, реальности, в его неподдельности.

          Однако существуют и другие искажения практики — часто даже не обязательно намеренные. Я имею в виду

Ошибки в понимании критерия практики

          Проблема в том, что практика очень многообразна, то есть крайне богата самыми разными воздействиями. И ошибки понимании критерия практики дают о себе знать тогда, когда нужно сделать правильный единообразный выбор из массы многообразных воздействий. Которые достаточно часто имеют неодинаковые, а иной раз даже диаметрально противоположные направленности.

          Вот пример. Допустим, ООН узнаёт, что в некоей диковатой, отсталой в отношении средств связи африканской стране под названием Анголия разразился страшный голод. Поэтому ООН посылает эксперта-социолога выяснить: как там реально обстоят дела? На следующий день после отправки в Анголию социолог уже возвращается с докладом, что слухи о голоде в Анголии крайне преувеличены. Ибо на самом деле в Анголии все сыты и даже страдают от избыточного веса.

          — Я опросил около сотни человек прямо на аэродроме, и выяснил, что все они более чем сыты. Для меня стало очевидно, что такая устойчивая повторяемость должна иметь место и в других местностях Анголии. И потому я тем же рейсом улетел обратно.

          — Простите, но разве можно верить всего лишь ста местным жителям, когда в Анголии обитают полмиллиона человек? И потом, вдруг вы неправильно поняли опрашиваемых? Вдруг на самом деле вам всего лишь показалось, что эти анголезцы рассказывают именно о своей перекормленности?

          — Во-первых, моя социология вполне допускает использование относительно небольших выборок опрашиваемых. А во-вторых, неужели вы думаете, что я такой простак, неужели вы думаете, что я не запасся документальными свидетельствами? Смотрите: вот социологические документы на языке Анголии, вот их перевод, выполненный главным мировым знатоком этого языка. А если кому-то будет мало бумаг, то я на этот случай постоянно снимал все свои контакты с опрашиваемыми. Пожалуйста, посмотрите мои видеоматериалы и убедитесь: жители Анголии страдают вовсе не от истощения, а от тучности.

          Однако при просмотре видеоматериалов выясняется, что горе-социолог снимал на камеру и опрашивал только приехавшую встречать его, высокого белого гостя, королевскую свиту. А вовсе не обычных местных жителей. Приближённые же короля Анголии, конечно, и в самом деле никогда не страдали от недоедания в почти тотально голодающей стране.

          — Но я же не погрешил против истины, я скрупулёзно зафиксировал совершенно реальные, неподдельные факты, элементы практики, — продолжает протестовать социолух.

          Что же представляет собой его ошибка в понимании критерия практики? На сайте "Проблемы тяжёлой атлетики" это объяснено в тексте Н.Г.Борисова "О корректности при использовании статистики"). Данный текст посвящён следующему вопросу: какими методами нужно конструировать правильную, адекватную систему оценивания тяжелоатлетических результатов? Опять может показаться, что сей вопрос чрезвычайно отвлечён от конкретной тяжелоатлетической практики. Но на самом деле именно на основе некоторых систем оценивания (в частности, системы Стародубцева) устанавливаются все российские квалификационные (разрядные) нормативы для штангистов. И лично я уверен на 100%: нынешние разрядные нормативы неправильны, несправедливы — поскольку дефективна сама система Стародубцева (подробнее об этой дефективности современной системы нормативов можно прочитать здесь.

          Вот одно из наиболее скандальных тамошних заключений:

"...достижимый максимум за полгода результат 85 кг в категории 32 кг — это, если по-хорошему, норматив вовсе не КМС, а именно второго юношеского разряда. То есть этот результат, по идее, по-хорошему, нужно сделать нормативом второго юношеского разряда".

          А вот ещё один пример — ну совершенно фантастический. В некоей стране под названием Уркаина произошла так называемая "криволюцiя фригiдности". Плохой президент Уркаины от страха перед криволюционерами бежал из страны, и его место в государственном управлении занял парламент. Вот только парламент прежнего состава, избранный на основе всеобщего равного представительства жителей страны, явно не поддержал бы все начинания криволюционеров. Многие из которых хотели, например, видеть национальными героями старых уркаинских нацистов. Поэтому под крики "Слава Уркаине" криволюционеры при помощи современных нацистов побросали всех тех парламентариев, что были с ними не согласны, в мусорные баки. А затем, освободившись от несогласных, криволюционеры единодушно приняли в стенах парламента новые, криволюционно-нацистские законы. В результате чего, правда, от Уркаины сразу отделились три крупных региона.

          Встаёт вопрос: почему отделившиеся от Уркаины регионы не приняли вроде бы вполне народное и, к тому же, абсолютно единодушное волеизъявление парламентариев? Ибо все голосовавшие парламентарии были настоящими избранниками народа. Ну, а то, что в голосовании не пожелали участвовать те парламентарии, которых выбросили в мусор, то это была проблема самих же выброшенных. Ведь они вполне могли вернуться в парламент и принять участие в голосовании. Всё, что для этого требовалось — пройти в зал для голосования сквозь толпу вооружённых нацистов. К сожалению, для несогласных парламентариев их собственные жизни оказались важнее интересов избирателей. Как же им, несогласным парламентариям, не стыдно... И т.д.

          Как известно, случаи, очень похожие на описанный, ныне по нескольку раз в день высмеиваются на ток-шоу российского телевидения. Где заодно объясняется, что полученное подобным образом решение якобы всего народа Уркаины (через его представителей) на самом деле полностью фальшиво, поддельно. И ничем не отличается от решения, например, любого деспота. Который потому и является деспотом, что отсеивает при принятии решения всё то, что его не устраивает. И оставляет, обратным образом, в качестве решения (волеизъявления народа, подданных) только то, что ему выгодно. И выдаёт затем это за объективное требование всех подданных. Которые в своих нуждах действительно опираются на требования окружающей их реальности (например, некоторым "свидомым" подданным тесно жить в маленьких квартирах, в то время как рядом обитают подданные-"ватники" — которых, ясное дело, хорошо бы выкинуть с облюбованных жилплощадей).

          Имеет ли данная гносеологическая проблема (а именно: каким должен быть правильный, позволяющий правильно решить поставленную задачу отбор элементов практики?) отношение к тяжёлой атлетике? Я процитирую пару возражений мне при обсуждении следующего вопроса: какая техника подъёма штанги на грудь наилучшая?

1. "Верны или нет воззрения человека, должна показывать практика". "...я не припоминаю (может быть, Вы подскажете?) ни одного высококлассного штангиста, размахивавшего штангой по траекториям, о которых Вы пишете".

2. "Если вы так ратуете за средние ножницы, да ещё использовать становую тягу, хотя ногами разгонять штангу эффективней, расскажите о практических успехах своего метода".

"Составитель... А вас есть что либо подобное? Ученики толкающие по 260? Или может вы тренируете сборную какую нибудь? Нет? Тогда и спора быть не может!!!!!Кто с кем спорит то??? У вас ни результатов, ни учеников, ни научных работ, только сравнения с легкой атлетикой, малевичем, христом".

"И Вы пытаетесь сказать, что оказывается со времен Власова, мир пошел путем дурости.... ???????? Что все прославленые чемпионы, тренеры, спортивные ученые были дураками и использовали дурость??штанга 260 кг которую Чемеркин поднимал в сед тоже дурная??

          Извините, это смешно".

          (Ответы на данные возражения содержатся здесь и здесь.)

          Как можно видеть, сие всё цитаты из переписки с людьми, являющимися по большей части приверженцами именно практики (только один из этих людей взялся апеллировать к авторитету всего человечества — которое на самом деле в научных вопросах, конечно, тоже никакой не авторитет). И в целом приведённые возражения можно обобщить следующим образом.

          "Верны или нет воззрения человека, должна показывать практика. Так вот сама мировая практика показала, что наилучшим способом взятия штанги на грудь является взятие именно в сед. Ведь этой техникой подъёма установлены все нынешние рекорды. Кроме того, штангисты свободны в выборе техники подъёма на грудь, они могут в любой момент использовать любую технику. И то, что все штангисты используют взятие на грудь именно в сед, показывает, что другие способы обращения со штангой намного хуже, намного меньше подходят людям. Так что и полная свобода выбора техники при одновременном всеобщем выборе взятия на грудь в сед, и величайшие в истории результаты, достигнутые этой техникой, демонстрируют, что альтернативы взятию на грудь в сед — нет".

          Понятно, что данный с виду вполне материалистический, с виду полностью опирающийся на практику подход на самом деле в корне неверен. Ведь если наши предки встречали бы каждое новое предложение от изобретателей, руководствуясь именно этим подходом ("Покажите, продемонстрируйте на практике, подтвердите это практикой: кто использует предлагаемый вами огонь, стрелковый лук, колесо, письменность, металлургию? Ах, никто не использует? Ну тогда, значит, сама практика доказала нулевую пригодность ваших пустых придумок. К тому же, все мировые рекорды установлены безогневой технологией, метанием рукой, волочением по земле, запоминанием наизусть и каменными орудиями. Соответственно, это и есть высшие достижения на все времена"), то мы, теперешние люди, сидели бы не за компьютерами, а на пальмах.

          На самом деле приведённый выше вроде бы вполне материалистический подход ничем не отличаются от подхода криволюционеров фригидности: в нём всё конкурирующее тоже выброшено в мусор без шанса проявить себя, а всё оставшееся, которому возможность проявить себя дана по максимуму, объявлено единственно верным.

          Так чем же характеризуется правильный подход при использовании критерия практики от подхода неправильного? А тем, что правильный подход соответствует следующему требованию: не включать в себя подмену, фальсификацию. В виде, напоминаю, намеренного или ненамеренного, очевидного или замаскированного, но тенденциозного отбора элементов практики.

          В науке соответствие этому требованию достигается путём применения таких приёмов, которые называются "метод контрольной группы" и "слепой метод" (или даже "двойной слепой метод").

          В идеале контрольная группа (в простейшем случае ею может стать и один человек) должна отличаться от исследуемой группы (в простейшем случае ею также может стать один человек) всего лишь по одному интересующему экспериментатора параметру — например, по тому, что её участникам не дают новую физическую или химическую нагрузку. А по остальным параметрам (по численности, по возрасту, по полу, по химсоставу и т.п.) контрольная группа должна быть максимально похожей на исследуемую.

          Слепой же метод — это сокрытие от подопытных того, чему их подвергают (дабы исключить психологические влияния). А двойной слепой метод — это сокрытие того, чему подвергают подопытных, не только от подопытных, но и от самого экспериментатора (допустим, чтобы он не знал, какая из групп контрольная, а какая — исследуемая). Как правило, это достигается путём механизации опытов. Исследования строятся таким образом, чтобы полная информация об их течении раскрывалась только в самом конце.

          К примеру, правильное исследование двух разных техник на предмет выявления преимущества одной перед другой должно выглядеть следующим образом. Формируются две группы людей примерно одних возраста, роста, веса и т.д., и одна из групп обучается и в дальнейшем использует одну технику, а другая — другую технику. Можно также сформировать и третью группу, участники которой овладеют и будут использовать попеременно сразу обе техники. Вот на основании сравнения достижений участников описанных групп и можно более-менее обоснованно судить о преимуществах разных техник.

          А требование продемонстрировать преимущества такой техники, которую сами же требующие наотрез отказываются использовать чисто из субъективных предпочтений типа следования моде или традиции — это гносеологическая ошибка, это принципиально неверный подход к использованию критерия практики.


[на главную страницу]

Форум

Архив переписок

Копия архива переписок


Free counters!


Спорт глазами Мовлади Абдулаева, тренера 
тяжелоатлетов

Weightlifting database

Weightlifting database

Мир тяжелой атлетики

Железный мир

Силовые виды спорта в Твери и в Тверской области

Тяжёлая атлетика глазами Артура Шидловского

Польская штанга

Старые силовые Журналы США

Силачи прошлого и настоящего

Пауэрлифтинг от Петра Кравцова

Библиотека материалиста

Извлечённое из интернета