Где вы, границы возможностей?

("Вдигане на тежести" № 4, 2014 г.)

          В последние годы спорт для людей с ограниченными возможностями переживает бурное развитие. Пару недель назад силовые круги планеты облетело сенсационное сообщение: на чемпионате мира по жиму лёжа среди спортсменов-ампутантов, проходившем в городе Да-Нетск, столице Честнословакии, атлет из весовой категории 56 кг Пламен Димитров, уроженец болгарского города Струмица, без применения какой-либо экипировки одолел снаряд весом ровно 1000 фунтов (454 кг).

          Наш корреспондент Дурко Дурков приехал в Струмицу для того, чтобы встретиться с новым мировым рекордсменом и взять у него интервью. Но, как выяснилось, Пламен Димитров сразу после чемпионата лёг в хирургическое отделение местной больницы, где ему немедленно была сделана сложнейшая операция. В связи с чем доступ к больному оказался крайне затруднённым. Тем не менее наш корреспондент нашёл способ проникнуть в хирургическое отделение: он временно отключил в больнице Струмицы электричество, а затем представился охране на входе как дежурный электромонтёр.

          Восстановив электроснабжение больницы, наш корреспондент зашёл в палату к чемпиону. В котором в очередной раз узнал своего старого знакомого: Мумикона Мумиконова. Между Мумиконовым и нашим корреспондентом, как обычно, состоялся диалог.


          — Мумикон, почему вас на сей раз зовут Пламеном Димитровым?

          — У нас здесь, на границе Болгарии с Македонией, такие обычаи, что человеку дают сразу несколько имён. Исконная фамилия моей семьи — Димитровы. Моего отца зовут Мумикон Димитров. А я при рождении получил два имени. Первое имя — Пламен: его мне, в соответствии с нашими обычаями, пожелал дать первый человек, проходивший мимо дома новорождённого. Второе имя — Мумикон: его мне дали в честь отца. Так что моё полное имя в переводе, например, на русский язык выглядит как "Пламен-Мумикон Мумиконович Димитров."

          — Спасибо, Мумикон, с этим всё стало понятно. А что с вами вообще случилось? Почему вы оказались участником соревнования инвалидов?

          — Так ведь у жимовиков-ампутантов вес тела меньше, чем у здоровых атлетов, и результаты, соответственно, выглядят более внушительными...

          — У жимовиков-ампутантов? Мумикон, но я же вижу, что у вас всё на месте: и обе ноги, и обе руки.

          — Теперь — да, всё на месте. Однако когда я выступал на соревнованиях в Да-Нетске, ноги у меня были ампутированы.

          — Ампутированы? О, боже... Что это означает?

          — Дорогой корреспондент, не волнуйтесь. Давайте я лучше расскажу вам всё по порядку, а не в соответствии с вашими хаотичными вопросами. Согласны?

          — Конечно, Мумикон. Я — весь внимание.

          — Эта история началась давно, ещё в конце шестидесятых годов прошлого века. Однажды члены моей семьи услышали очень авторитетное пророчество: "Огромное круглое число одолеет тот из рода Димитровых, кто станет выжимать штангу наоборот".

          — Мумикон, а почему данное... гм-гм... странноватое пророчество в вашей семье сочли, как вы выразились, "авторитетным"?

          — Так ведь его сделала сама Ванга, Евангелина Гуштерова, урождённая Димитрова, моя двоюродная бабушка.

Ванга

Ванга

          — Мумикон, вы что — внучатый племянник бабы Ванги?

          — А вы разве не знали? Она родом как раз из этого города, из Струмицы. Мы, Димитровы, вообще самыми первыми обнаружили, что бабкины предсказания непременно сбываются. И потому моего отца, едва только ему исполнилось 14 лет, отдали в секцию штанги. Это было в 1972 году. А вы помните, что произошло с тяжёлой атлетикой в 1972 году?

          — Мумикон, вы имеете в виду, что в тот год как раз отменили жим стоя?

          — Да. В нашей семье данную отмену жима расценили так, что у моего отца нет шансов исполнить предсказание бабы Ванги. А потом про это предсказание вообще забыли. Впрочем, нет — однажды я про него вспомнил: когда увидел в 1997 году, каким способом установил свой мировой рекорд в жиме лёжа, равный 800 фунтам, американский спортсмен Энтони Кларк.

Энтони Кларк

Энтони Кларк

          — Энтони Кларк? Кажется, я что-то такое припоминаю... Он ведь жал штангу, держа гриф обратным хватом — правильно, Мумикон?

Энтони Кларк

Энтони Кларк

          — Да, правильно. Тогда, глядя на Кларка, я и понял, что могли означать Вангины слова "выжимать штангу наоборот".

          — И теперь вы жмёте в стиле Энтони Кларка?

          — Теперь — да. Но в 1997 году и потом ещё в течение десяти лет я вообще не жал лёжа. Поскольку целенаправленно тренировал совсем другие физические возможности.

          — А, ну мы помним, помним, Мумикон...

          — Более-менее серьёзно тренировать жим лёжа я начал только после знакомства с Угоном Камазовым в цирке Стойко Сми́рнова. И постепенно дошёл до результата 175 кг без экипировки при собственном весе около 80 кг.

          — Что ж, неплохой результат, Мумикон — но только всё равно ведь непонятно: каким образом вы сумели на днях пожать чуть ли не полтонны?

          — Не спешите, дорогой корреспондент, в моём рассказе всему своё место. В прошлом году, если помните, я сильнейшим образом травмировал колени. И потому был вынужден обратиться за помощью к нашей местной врачебной звезде, доктору Циферблату. Слышали про такого?

          — Доктор Циферблат? Нет, Мумикон, для меня это совершенно незнакомая фамилия.

          — А про Виктора Франкенштейна вы что-нибудь слышали?

          — Конечно, слышал... Он известный спортивный хирург, правильно?

          — Да, всё правильно. Профессор Франкенштейн — светило мировой хирургии. А доктор Циферблат — его лучший ученик. В нашей глуши он работает, насколько я понимаю, примерно из таких же побуждений, из каких великий Альберт Швейцер лечил людей в габонской деревушке Ламбарене. Так вот, когда я обратился к доктору Циферблату с просьбой восстановить каким-нибудь образом мои колени, он после досконального обследования сообщил мне, что хирургия ничем помочь тут не в силах, поскольку разрушение связочных тканей зашло у меня слишком далеко. И что более оптимальным окажется именно консервативное лечение. Причём лучше всего будет дать моим ногам самый полный покой. Например, вообще отрезать их и подключить к аппарату искусственного кровообращения.

          — Мумикон, разве такое возможно? Да и как вы сами смогли бы обходиться без ног?

          — Оказывается, новые медицинские технологии вполне позволяют проделать с ногами такой трюк. А потом можно пришить их на место — уже восстановленными. Конечно, это всё непросто, но, повторяю, сегодня вполне возможно. В чём лично я на днях и убедился: смотрите — пальцы ног нормально шевелятся.

          — И долго вы жили без ног, Мумикон?

          — Шесть месяцев. За это время я оформил себе инвалидность и зарегистрировался в Болгарской федерации спортсменов-ампутантов. Которая в итоге и послала меня на чемпионат мира по жиму лёжа. Поскольку, имея ноги, я весил около восьмидесяти килограммов, то, оставшись без ног, стал весить чуть больше пятидесяти килограммов.

          — Хорошо, Мумикон, с этим более-менее разобрались. Но вы почему-то упорно не рассказываете, каким образом смогли увеличить результат в жиме лёжа чуть ли не в три раза.

          — А, ну сие совсем просто. В цирке Стойко Сми́рнова я, напоминаю, жал максимум 175 кг. И когда мы обсуждали тет-а-тет с доктором Циферблатом проблемы предстоявшей операции, а также моей инвалидной жизни после неё, я обмолвился, что собираюсь, даже став временно безногим, продолжить занятия с тяжестями. Например, сказал я, можно попытаться нарастить результат в жиме лёжа. Циферблат сразу оживился и спросил меня: на сколько килограммов я хочу увеличить свой результат? Я ответил, что меня более чем устроит прибавка в 15-20 кг за полгода тренировок. Циферблат как-то очень хитро прищурился: "А хотите увеличить свой жимовой рекорд в три-четыре раза?" Представляете — вот такое небрежное перечисление: хотите увеличить силу то ли в три, то ли в четыре раза — видимо, на выбор? И это при всём при том, что для прибавки к результату каждого нового килограмма нам, спортсменам, приходиться буквально жилы рвать... Ну, я сначала, конечно, просто расхохотался — как мне показалось, над попыткой пошутить, сделанной дилетантом в силовом спорте.

          — Но на самом деле — если судить по вашим последним достижениям — доктор Циферблат совсем не дилетант?

          — Да уж, в продвинутости Циферблату действительно мало равных. Его идея заключалась в том, чтобы...

          — Погодите, Мумикон, я сейчас попробую угадать. Это что-нибудь из области генетических анаболиков?

          — Нет-нет. Идея доктора Циферблата оказалась, естественно, чисто хирургической. И заключалась она в том, что нужно наполовину укоротить кости рук — чтобы уменьшенные вдвое костные рычаги могли развивать вдвое бОльшую силу. Вот, смотрите, как сегодня выглядят мои руки...

          — Батюшки, Мумикон — как же я сразу этого не заметил? У вас теперь не руки, а просто какие-то обрубки... Ну, вы даёте...

          — Пожалуйста, не нервничайте: длина рук скоро станет прежней. В общем, план доктора состоял в том, что суставы рук останутся нетронутыми, а "лишние" участки плечевых и лучевых костей нужно вырезать, удалить из их срединных частей.

          — Мумикон, извините, но я ничего не понимаю. Прежде всего: почему укорочение рычага должно повышать прикладываемую им силу? И, кроме того, каким образом ваш доктор Циферблат смог быстро и надёжно скрепить распиленные и болтающиеся друг относительно друга остатки костей?

          — У всех остатков костей доктор аккуратно обточил концы со стороны отпилов и затем плотно и глубоко засунул эти обточенные концы в толстостенные титановые трубки. Которые теперь намертво фиксируют каждый из двух остатков кости, но при этом не дают им прирасти друг к другу. Так, а о чём ещё вы спрашивали? А, да: почему укорочение рычага должно повышать прикладываемую им силу? Ну, это элементарная физика, золотое правило механики. Укорочение рычага укорачивает ведь и путь его рабочего конца, так? Но, согласно закону сохранения энергии, этот укоротившийся конец рычага должен производить ту же самую работу. А работа или энергия равна произведению силы на расстояние. И если расстояние — или, что то же самое, путь — уменьшается вдвое, то, значит, сила, обратным образом, должна вдвое увеличиваться. Это понятно?

          — Не совсем, Мумикон, но поверю вам на слово...

          — А знаете, доктору Циферблату тут ведь нужно было решить ещё одну проблему. Дабы мускулы рук из-за резкого сокращения длины костей не обвисли, не потеряли своё натяжение, их — мускулы — доктор мне тоже укоротил, вырезав срединные части.

          — И эти "отрезки" он тоже подключил к аппарату искусственного кровоснабжения?

          — Нет, сие было бы уже слишком затратно. Почти всю воду, содержавшуюся в вырезанных кусках мышц, доктор Циферблат заместил особой жидкостью, которая называется "криопротектор", — чтобы при низких температурах в клетках тканей не образовались кристаллики льда — и затем положил эти пропитанные криопротектором куски мышц в камеру с холодом порядка минус тридцать градусов по Цельсию. Так что теперь мои мышцы ждут того момента, когда всё нужно будет восстановить в прежних формах. И тогда особый "штопательный" аппарат сперва сошьёт мышечные волокна по всем плоскостям разрезов, а затем, когда мышцы хорошо срастутся, доктор Циферблат удлинит мои кости до прежних размеров...

          — Постойте, Мумикон, мне пришла в голову вот какая мысль. Вы сказали, что вам вырезали срединные части мышц. Но ведь середина — это и есть главный сократительный элемент мышцы. Выходит, если вам вырезали середины трицепсов, то ваша сила в жиме лёжа должна была значительно уменьшиться. А вовсе не увеличиться, как вы сказали, в два раза.

          — Очень хорошо, дорогой корреспондент, что вы сами обратили внимание на это обстоятельство. Да, сила бицепсов и трицепсов у меня действительно заметно уменьшилась. Но ведь в жиме лёжа штангу поднимают в основном совсем другие мышцы: грудные и передние пучки дельтоидов. А эти мышцы у меня остались нетронутыми. Однако в целом вы правы, общая сила моих рук выросла не в два раза, а на несколько меньшую величину — примерно на 80%.

          — Так, Мумикон, я вывожу на экран мобильного телефона калькулятор и подсчитываю: 175 килограммов плюс 80% равно... всего лишь 315 килограммам. А вы в Да-Нетске выжали 454 килограмма. Замечаете разницу — почти полуторакратную?

          — Замечаю, замечаю. Всё дело в том, дорогой корреспондент, что вы подходите к рассмотрению жима лёжа односторонне. А тут нужно учитывать все главные факторы.

          — Так ведь сила рук и есть самый главный фактор в жиме...

          — Нет, в жиме лёжа данный фактор стоит в одном ряду ещё с двумя важнейшими факторами. С какими? Первый фактор из этой двойки — уменьшение хода держащих штангу кистей. То есть вдвое более короткие руки способны не только приложить вдвое бОльшую силу, но ещё им достаточно выполнить вдвое меньшую работу, совершить вдвое более короткий подъём до своего распрямления. Понятно?

          — Так, Мумикон, я перевариваю информацию... Значит, говорите, нужно совершить вдвое меньший подъём при вдвое возросшей силе... Ну, допустим, это я понял... Да, тут вы, пожалуй, правы: на предельных нагрузках движения уже не могут совершаться с высокой скоростью — следовательно, в процессе преодоления максимальной нагрузки обычно успевает наступить утомление. Ага: а более короткое движение совершается быстрее — и здесь утомление уже не наступает. Так, а что там у вас за второй фактор?

          — Второй фактор — он вообще самый главный. Дело в том, что при жиме лёжа снаряд нужно поднимать ведь не от плеча, а от груди, от верха грудной клетки, то есть от уровня, значительно более высокого, чем уровень плеча. И при вдвое укороченных руках этот уровень оказывается уже намного выше так называемой "мёртвой" точки. Вот, посмотрите на мою имитацию жима — видите: ход воображаемого снаряда у меня с моими нынешними сверхкороткими руками совсем маленький, и потому я фактически не выжимаю штангу, а всего лишь дожимаю её на несколько сантиметров?

          — Да, Мумикон, вы опять правы... Ну, пожалуй, у меня больше нет вопросов...

          — Это не беда — зато у меня осталось ещё несколько ответов. Расскажу вот о чём. Когда мы с доктором Циферблатом в самый первый раз беседовали насчёт будущих операций, он сразу обрисовал мне все их последствия. И этак между прочим упомянул о следующем: когда он наполовину укоротит мне лучевые кости, мои запястья резко снизят способность поворачиваться, "пронировать" — от слова "пронация". Знаете такой термин?

          — Да-да, Мумикон, я знаю, что такое пронация...

          — Сие связано с тем, что более короткие лучевые кости при прежней их толщине — они в скрещивающих движениях друг относительно друга проявляют себя уже как бы более толстыми. Мало этого, титановые трубки, скрепляющие середины лучевых костей, утолщают их ещё и реально, а потому принципиально мешают лучевым костям перекрещиваться без существенного расхождения запястных концов. "Поэтому, — сообщил мне доктор Циферблат, — вы уже не сможете браться за гриф прежним, удобным для вас, то есть прямым хватом. У вас останется единственная возможность держать гриф: взять его именно при параллельном расположении лучевых костей, то есть обратным хватом."

          — А, помню, помню, Мумикон: "Огромное круглое число одолеет тот из рода Димитровых, кто станет выжимать штангу наоборот"... Правильно?

          — Да. Когда я услышал от Циферблата эти слова про неизбежность перехода для меня к обратному хвату, по спине побежали мурашки: каким образом баба Ванга могла узнать о нестандартных последствиях будущей "ради-рекордной" операции у одного из её родственников? Ну и ещё у меня тогда, конечно, сразу возникла безоговорочная уверенность в благополучном исходе всех операций доктора Циферблата. И знаете, какая мысль не даёт мне покоя теперь?

          — Нет, Мумикон. Какая?

          — Ну что это за вес я выжал в Да-Нетске — всего лишь 1000 фунтов? Что это за несерьёзная единица веса — фунт? Вот килограмм — сие действительно полновесная мера. Поэтому мы с доктором знаете, что прикидываем? Как нам одолеть в жиме лёжа тонну.

          — Тонну? О, боже... Мумикон, да вы просто ненормальный... И как же вы думаете достичь такого результата?

          — А вы ещё не догадываетесь?

          — Вы собираетесь ещё сильнее укоротить себе руки?

          — Нет, ничего подобного. Теперь мы удлиним мне все рёбра.

          — Мумикон, какой кошмар — это ещё зачем вам нужно?

          — Как зачем нужно? Тогда моя грудная клетка станет высокой настолько, что ход штанги сократится вообще до нескольких миллиметров. И тогда можно будет замахнуться на действительно огромное и самое круглое число килограммов.


© Перевод с шатойского Мовлади Абдулаева

[на главную страницу]

Архив переписки

Форум


 

Free counters!