Раскрытые резервы подъёма

("Вдигане на тежести" № 5, 2007)

          Как известно, в 1913 году австрийский силач Карл Свобода на арене цирка толкнул со стоек штангу умопомрачительного по тем временам веса — 195 кг. В 1994 году данное историческое событие послужило поводом для организации и проведения в столице Австрии, Вене, чемпионата мира по подъёму штанги со стоек. В 1996 году чемпионат мира по подъёму штанги со стоек был повторён, а с 1997 года он получил статус ежегодного и официальное название "Мемориал Карла Свободы".

          Правилами этих "стоечных" чемпионатов допускается любой способ подъёма штанги — хоть со стороны груди, хоть со стороны спины, хоть путём жима, хоть путём толчка. Не существует ограничений также ни на вес тела участников ("родоначальник" чемпионатов Карл Свобода весил почти 170 кг), ни на количество попыток подъёма после снятия снаряда со стоек, ни на число темпов подъёма (пользуясь данной возможностью, практически все участники "стоечных" чемпионатов применяют так называемый "австрийский способ" — то есть после толчка штанги из-за головы снаряд промежуточно фиксируют на голове, на самой макушке, и затем доталкивают уже из этого положения). Допускаются также любые изгибы туловища, любые уходы и любые дожимы.

          Все судейские требования исчерпываются лишь тем, что атлет должен сам снять штангу заказанного веса со стоек (а на них снаряд устанавливается ассистентами на высоте чуть ниже уровня плеч вертикально стоящего атлета — как для приседов в современном пауэрлифтинге), и в итоге его усилий штанга без применения каких-либо технических средств должна быть поднята так, чтобы тело атлета заняло положение "вертикально выпрямленные туловище, ноги и руки", и затем удержана в этом положении в течение трёх секунд.

          Порядок выступлений участников чемпионатов по подъёму штанги со стоек полностью скопирован с соревнований по прыжкам в высоту: заказать можно любой вес, но вес этот должен быть поднят в одном из трёх подходов. В случае успеха в одном из трёх данных подходов участник продолжает борьбу с соперниками, в случае неудачи — выбывает из соревнований. Общее же количество подходов к снаряду при условии успешности его подъёмов не ограничено.


          Основная борьба на очередном XIII чемпионате мира 2007 года по подъёму штанги со стоек началась тогда, когда вес снаряда превысил 300 кг. К тому моменту у помоста оставалось всего три атлета, записавшихся в стартовом протоколе под прозвищами "Австрийская дубина", "Тренер покемонов" и "Болгарский слон". Особое внимание публики привлекал именно последний атлет: во-первых, он явно уступал всем своим соперникам по собственному весу, поскольку был меньше их как ростом, так и объёмами рук и ног, а во-вторых, несмотря на эти свои некрупные габариты он заявил для первой попытки самый большой стартовый вес — 315 кг.

          После того как "Австрийская дубина" и "Тренер покемонов" остановились на весе 305 кг (310 кг им не покорились), "Болгарский слон" сделал перезаявку первоначально заказанного веса в большую сторону и попросил установить на стойки штангу в 320 кг.

          Публика сразу оживилась. И её оживление возросло ещё больше, когда "Болгарский слон", вместо того чтобы использовать традиционный для данных соревнований "австрийский способ", применил принципиально иную технику подъёма: он встал на руки, зашёл на руках под стойки со штангой, упёрся согнутыми ногами в гриф и их усилием снял штангу со стоек. Потом отошёл на руках вместе со штангой от стоек, максимально согнул ноги с лежавшей на их ступнях штангой, а затем достаточно легко выжал её ногами до полного их выпрямления и удержал в течение примерно десяти секунд. После чего, так и не дождавшись от главного судьи команды "Опустить", аккуратно вернул штангу обратно на стойки. Несмотря на это опускание снаряда без команды судьи, на табло всё же зажглись два белых фонаря и один красный — знак того, что подъём судьи в целом засчитали.

          Едва "Болгарский слон" снова встал с рук на ноги, как представители его соперников подали в жюри протест. Судьи чемпионата и представители атлетов собрались у стола жюри и начали спорить: можно или нельзя было засчитывать продемонстрированный подъём?

          Одни утверждали, что этот подъём засчитывать ни в коем случае нельзя, потому что, во-первых, атлет поднял штангу ногами, а во-вторых, потому что опустил её до команды судьи. Другие в ответ на это возражали, что подъём, продемонстрированный "Болгарским слоном", не нарушил ни один пункт правил чемпионата — атлет без какой-либо посторонней помощи снял штангу со стоек, поднял её до полного выпрямления тела, рук и ног и удержал это полностью выпрямленное положение в течение необходимых трёх секунд. То, что атлету не дали вовремя отмашку — вина судьи. А то, что "Болгарский слон" поднимал штангу, стоя вверх ногами на руках, не должно никого смущать, поскольку в правилах чемпионата нет никаких запретов на подъёмы штанги в перевёрнутом положении тела. "Мало этого, — говорили сторонники зачёта "перевёрнутого подъёма", — неприятие подъёма штанги ногами попросту нелепо, ибо любой нормальный штангист свой снаряд всегда поднимает, по сути дела, именно ногами, то есть за счёт динамической работы ног, а все остальные участвующие в подъёме элементы его тела выполняют лишь роль статичных подвесов и подпорок."

          В итоге апелляционное жюри приняло следующее решение: с одной стороны, спорный подъём засчитать всё-таки нельзя, поскольку "Болгарский слон" опустил штангу до команды старшего судьи на помосте — а последний вполне мог решить, что атлет так и не занял то полностью выпрямленное положение, с принятия которого начинается отсчёт трёх секунд. Но, с другой стороны, у "Болгарского слона" ещё остались два неиспользованных подхода. И если хотя бы в одном из них "Болгарский слон" успешно поднимет ту же самую штангу, то он выиграет соревнования.

          Однако "Болгарский слон" к вящему одобрению зала попросил установить теперь на штангу вес, на 10 кг больший прежнего, и, применив всё ту же свою технику подъёма, выжал ногами 330 кг, причём уже даже на два раза. Поскольку этот подъём снова был засчитан судьями на помосте и никаких апелляций в жюри на сей раз не последовало, то тем самым возник прецедент, узаконивший технику подъёма штанги со стоек путём выжимания её повёрнутыми вверх ногами.

          Когда "Болгарский слон" спустился с пьедестала почёта с золотой медалью, к нему с целью взять интервью подошёл наш корреспондент Дурко Дурков. В новом чемпионе он опять узнал своего старого знакомого — Мумикона Мумиконова. Между Мумиконовым и нашим корреспондентом, как обычно, состоялся диалог.

          — Мумикон, поздравляю вас с очередным достижением. Насколько я понимаю, при желании вы могли бы существенно увеличить этот свой новый рекорд?

          — Да, продемонстрированная мной техника позволяет достичь принципиально нового уровня результатов.

          — Мумикон, читателям нашего журнала наверняка будет интересно узнать о том, как родилась продемонстрированная вами сегодня техника и какие сложности поджидают того, кто захочет ею овладеть.

          — Рождение техники выжимания штанги ногами стоя на руках произошло благодаря тому, что разные события случайно выстроились в однонаправленную цепочку. Как вы, надеюсь, помните, после своего ухода из любительской тяжёлой атлетики я пошёл работать в "Болгарский цирк" Стойко Смирнова, где вот уже семь лет выступаю с различными силовыми номерами — спрыгиваю с вышек без парашюта, усилием спины рву цепи, удерживаю на одной поднятой вверх руке пять зрителей и т.д.

          — Да, я видел ваши выступления, Мумикон.

          — Так вот, недавно в нашей программе стал работать со своим номером один артист из России — силовой акробат Угон Камазов. Вообще, у силовых акробатов очень часто встречаются номера со стойками на одной и двух руках: артисты бьют руками чечётку, поднимаются и опускаются на руках по лестницам, совершают прыжки на двух или даже на одной руке и пр. Номер Угона Камазова заключается в том, что он стоит на двух руках и удерживает ногами платформу с несколькими зрителями.

          — Мумикон, а можно уточнить: со сколькими именно?

          — По-разному бывает. Обычно Угон держит человек пять, иногда шесть. Общий вес зрителей иной раз превосходит 400 кг.

          — Ого, приличная нагрузка на руки.

          — Да, приличная. Но в целом ничего особенного в ней нет — например, в моём номере, где я ношу на одной руке пять зрителей, на мою рабочую руку приходится ещё большая нагрузка, чем на каждую из рук Угона. Впрочем, и она далеко не предельна: в начале прошлого века по Европе гастролировал некто Якуба Чеховской, носивший по арене на одной руке сразу шестерых гвардейцев.

          — Да, помню-помню. Чеховской — легендарная личность.

          — Так вот, мысль о новой технике подъёма штанги стоя зародилась у меня вскоре после знакомства с этим самым Угоном Камазовым. Он по национальности осетин, а осетины, как утверждает молва, не могут жить без соперничества. Камазова, во всяком случае, хлебом не корми, только дай в чём-нибудь посоревноваться. И что характерно, одержанная победа его совершенно не насыщает, ему нужны всё новые и новые победы.

          — Всё новые и новые победы? А над кем же победы — как я понимаю, над вами? Так, значит, Мумикон, этот Камазов вас одолел, и не один раз? А в чём, интересно?

          — Да практически во всём: в армрестлинге, в жиме лёжа и сидя, во взятии веса на бицепс и даже в перетягивании на пальцах. В общем, Угон — далеко не слабый парень. Но он совершил ошибку, когда предложил мне помериться с ним силами в приседаниях со штангой на спине. Он думал, что его двести килограммов в приседаниях — это убойный результат. Он упустил из виду, что я бывший штангист, что я целенаправленно качаю ноги всю свою жизнь.

          — Насколько я помню, Мумикон, вы ведь приседаете под четыреста?

          — Нет-нет, с весами порядка четырёхсот-четырёхсот пятидесяти килограммов я работаю только в самой жёсткой экипировке и только в уступающем режиме. А без экипировки мой лучший результат в подъёмном режиме на полной амплитуде сгибания-разгибания ног куда меньше — 325 кг. Это при собственном весе 81 кг.

          — Всего 325 кг? Постойте, Мумикон, но за счёт чего же вы тогда только что выжали ногами 330 кг на два раза?

          — Всё нормально: вы сейчас забыли, что при вставании со штангой на плечах ноги поднимают от земли не только штангу, но ещё и почти всё тело встающего, в то время как при жиме штанги ногами вверх тело поднимать уже не нужно. Я ведь не зря упомянул, что вешу сегодня порядка восьмидесяти килограммов. Значит, в приседании для подъёма штанги в 325 кг и тела в 80 кг ногам приходится развивать суммарное усилие порядка трёхсот восьмидесяти килограммов. Вот откуда взялись мои сегодняшние 330 кг на два раза.

          — Да, всё правильно, Мумикон, — о дополнительной нагрузке на ноги, которую даёт вес тела, я действительно не подумал... Ну что ж, с этим всё стало ясно. Насколько я помню, вы рассказывали про то, как Угон Камазов проиграл вам в приседаниях.

          — Да, и его это очень сильно задело. В результате он начал усиленно думать над тем, какой ещё вид соревнований устроить, чтобы опять одержать надо мной верх и тем самым ослабить горечь своего поражения в приседаниях. В конце концов ему пришла в голову мысль противопоставить силе моих ног своё умение держать равновесие в стойке на руках. Иными словами, он предложил мне посоревноваться с ним в таком упражнении, которое в итоге и привело меня на данный чемпионат.

          — То есть вы, Мумикон, стали соревноваться с Камазовым в выжимании штанги ногами?

          — Соревноваться — это громко сказано. Я тогда вообще ничего не выжал, поскольку не мог удержать равновесия во время движений ног. Камазов же после нескольких попыток смог тогда дойти до веса в 150 кг. А ещё через неделю он с гордостью продемонстрировал мне жим ногами уже двухсот сорока килограммов. В тот момент я мимоходом отметил про себя одну деталь, вроде бы даже несколько забавную: "А ведь Угон выжал штангу, фактически, стоя. И его результат превосходит абсолютный рекорд в жиме Василия Алексеева".

          — А что тут забавного, Мумикон?

          — Ну как же: Алексеев, сильнейший жимовик в истории, используя разгон в виде так называемого "срыва" и уход в виде отклонения тела назад, одолел когда-то 236,5 кг — в то время как далеко не самый известный и не самый сильный на Земле парень, весящий, к тому же, вдвое меньше Алексеева, смог абсолютно чисто выжать 240 кг. Правда, не руками, а ногами. Я поделился тогда этими своими мыслями с Угоном, и мы с ним весело отметили его заочную "победу" над самим Алексеевым — но вскоре, естественно, обо всём забыли. Однако примерно через неделю я увидел по телевизору репортаж о соревнованиях по подъёму штанги со стоек — это был как раз здешний прошлогодний чемпионат. Шоумен, комментировавший эти соревнования, как-то очень убедительно напирал на то, что в них нет никаких ограничений на способ подъёма.

          — И вы тогда решили принять в них участие?

          — Нет-нет, к этой мысли я пришёл не сразу. Я сначала подумал про возможность участия в соревнованиях Камазова. Однако по ходу репортажа понял, что Угону с его результатом не светит войти даже в десятку лидеров чемпионата — многие его участники одолевали веса под 300 кг. Даже если Угон и начал бы усиленно тренироваться, то к следующему, то есть уже к нынешнему чемпионату он всё равно не смог бы прибавить необходимые для победы 60-70 кг. Я было огорчился — но тут-то мне и пришла в голову мысль: а что если я сам научусь выжимать штангу, стоя на руках? Ведь сила ног у меня для победы более чем достаточная, руки от ношения зрителей по арене тоже привыкли к значительным статическим нагрузкам — осталось только приобрести навык держать равновесие под большими весами.

          — Ну и как, Мумикон, — быстро вы это освоили?

          — Дело в том, что удержание равновесия под нагрузкой оказалось не единственной сложной проблемой жима ногами. Не менее сложным оказалось для меня передвижение на руках при удерживаемой ногами штанге. Ну, а кроме того, потребовалось развить очень значительную гибкость рук в плечевых суставах, которая нужна во время пребывания штанги в нижних положениях жима.

          — Ага, понимаю вас, Мумикон: это положение аналогично низкому седу со штангой на выпрямленных кверху руках, держащих гриф толчковым хватом. Правильно?

          — Да. В освоении и отработке этого элемента мне очень помог ведущий европейский специалист по толчку в полный сед Мовлади Абдулаев, живущий сегодня во Франции. Во время летнего турне нашего цирка по странам Западной Европы я специально приезжал к нему взять несколько уроков.

          — Мумикон, а не мешает ли выполнению подъёма штанги вашим способом повышение кровяного давления при перевёрнутом положении тела? Нет ли здесь в момент максимального напряжения опасности потери сознания или даже чего-нибудь ещё похуже?

          — Знаете, вы затронули сейчас самую больную тему. Да, печальный исход здесь, увы, не исключён. Поэтому атлету, решившему овладеть техникой жима ногами стоя на руках, свою сосудистую систему нужно тренировать с особенными осторожностью и тщательностью — в частности, в полностью перевёрнутое положение лучше переходить постепенно, раз от разу увеличивая наклон тела в станке для жима ногами. Эх, не хотел я об этом говорить, но, видимо, придётся: Угон не выступил на сегодняшнем чемпионате вовсе не потому, что слаб в коленках — ноги мы ему подкачали бы, и он наверняка смог бы побороться здесь хотя бы за призовое место. Нет, на самом деле Угона здесь не было потому, что вскоре после того, как мы начали готовить его к выступлению, у него во время жима околопредельного веса произошло кровоизлияние в мозг. Угона частично парализовало, и он потерял речь. Так что мои тренировки в течение всего последнего года и сегодняшнее выступление являются в некотором смысле ответом и вызовом самой природе, как бы наказавшей Камазова за его попытку прорваться в новые области спорта, раскрыть новые резервы подъёма...

          — Ох, Мумикон, как это печально...

          — Ну, не всё так плохо. Состояние здоровья Угона сейчас понемногу улучшается — организм как-никак молодой, неизношенный. Парализованность уменьшается, появилась спастика. Речь тоже потихоньку возвращается. Но с силовыми номерами Камазову, похоже, уже не выступать. Сейчас пойду получу призовые деньги — и поеду к Угону в санаторий, отдам ему вот эту золотую медаль и заплачу врачам за лечение...


© Перевод картинок А.Ктуш

[на главную страницу]

Архив переписки

Форум


 

Free counters!