М.Л.Аптекарь, Подольск

Иван Удодов — наш первый олимпийский чемпион

          В марте 1952 года на арене Ивановского цирка соревновались 120 сильнейших тяжелоатлетов страны. Хотя формально спор между ними шёл за медали чемпионов СССР, но все собравшиеся — и участники, и судьи, и зрители — прекрасно понимали, что на самом деле борьба ведётся за путёвки в Хельсинки, столицу XV Олимпийских игр. Путёвок было всего семь: по количеству весовых категорий в те годы. До этого наши атлеты уже дважды выступали на чемпионатах мира, но одному лишь Григорию Новаку удалось завоевать там золотую медаль.

          Чемпионат в Иванове позволил сформировать сборную страны из наиболее достойных спортсменов, и вскоре у них началась серьёзная подготовка к Олимпиаде — сперва в окрестностях Подольска в старинном особняке бывшего московского миллионера булочника Филиппова, а потом в Выборге...

          В легчайшем весе под номером один готовился ростовчанин Иван Удодов (был, впрочем, у него и сильный дублёр — москвич Бакир Фархутдинов). Что ждало Удодова в Хельсинки? Бескомпромиссная, жёсткая борьба сразу с несколькими всемирно известными соперниками: египтянином Кемалем Махгубом — призёром трёх последних чемпионатов мира; американцем Джо ди Пиетро — мировым рекордсменом в жиме и победителем предыдущей, XIV Олимпиады в Лондоне; мощным и загадочным филиппинцем Ландеро; а также близким к мировым рекордам в рывке и толчке корейцем Кимом... Однако наиболее грозным конкурентом был, несомненно, "король мухачей" — иранец Махмуд Намдью. Он подряд выиграл три последних мировых первенства — в Гааге, Париже и Милане. За два года Намдью установил около десяти мировых рекордов. На тот момент он обладал мировыми рекордами в троеборье — 317,5 кг, и в толчке — 128 кг. Кумир иранских болельщиков, Махмуд стал на родине национальным героем. Его именем даже назвали одну из улиц Тегерана. Намдью был щедро одарен шахиншахом Резой Пехлеви: получил от правителя Ирана дом и легковой автомобиль, а также разрешение упражняться по утрам со штангой в спальне шахского дворца — что, по старинным персидским понятиям, было высшей честью для простого смертного. Кроме того, на одном из оживлённых перекрёстков Тегерана любимец шахиншаха открыл свой магазин и торговал в нём сувенирами, чеканкой, ювелирными изделиями...

          Что же касается Ивана Удодова, то детство его прошло в ростовском детдоме, а годы юности — в фашистском концлагере Бухенвальд. Оттуда его зимой сорок пятого вынесли на руках наши солдаты: идти самостоятельно Удодов не мог, поскольку от измождения представлял собой скелет, обтянутый кожей. Затем были госпиталь и санатории.

          В конце концов заботы ростовских медиков дали свои плоды: Удодов ожил. Но полное выздоровление всё же никак не приходило. И тогда врачи посоветовали Ивану заняться физкультурой. Удодов выбрал штангу. По вечерам ворочал гири в динамовском зале, а днём усердно изучал шофёрскую профессию. И на курсах автоводителей, и в молодёжной спортивной школе было нелегко. Тренер Марк Баев научил Ивана выполнять соревновательные упражнения — жим, рывок и толчок. Иван окреп, причём настолько, что стал сильнейшим "мухачом" в Ростове.

          Штанга принесла Удодову полное выздоровление и много радостей. Прогрессировал он быстро. В 1948 году на Спартакиаде юга России в Махачкале Иван набрал в троеборье 252,5 кг и занял второе место. Через год он был пятым уже на чемпионате страны с суммой 277,5 кг. В 1951 году Удодов перешагнул заветный для спортсменов легчайшего веса рубеж — 300 кг и впервые выиграл звание чемпиона СССР. В декабре того же года одержал победу в Баку на VI межведомственном чемпионате СССР с очень высоким по тем временам результатом в троеборье — 310 кг.

          До мировой рекордной суммы Намдью не хватало, таким образом, лишь семи с половиной килограммов — всего по два с половиной килограмма в каждом из трёх соревновательных упражнений. Но... только штангисты знают, какой ценой даются эти два с половиной килограмма, сколько они стоят пота и кровавых мозолей. Десятки, а то даже и сотни тонн железа надо поднять на тренировках, чтобы прибавить граммы к уже добытым килограммам...

          14 июля 1952 года от перрона Ленинградского вокзала отошёл наш "олимпийский" поезд. Спортивная делегация страны Советов впервые отправилась на Олимпийские игры. Легкоатлеты, борцы, футболисты, боксёры, пловцы, велосипедисты, стрелки, гимнасты... В нескольких купе разместились и наши штангисты вместе с тренерами и запасными. Команду тяжелоатлетов возглавили опытные ветераны — чемпионы далёких 20-30-х годов — дядя Саша Бухаров, Николай Шатов, Лев Механик, Николай Лучкин. В поезде царило оживление и нетерпеливое ожидание борьбы. Через много лет участник этих Игр Аркадий Воробьёв написал в своих мемуарах следующее:

          "...Волнение и тревога одолевали нас. Американцы находились в зените своего могущества. Мы проиграли им в сорок шестом. Проиграли и в пятидесятом. Теперь мы надеялись победить. Но стопроцентной уверенности у нас не было. Слишком силён соперник! Если хочешь его одолеть, придётся выкладываться до донышка.

          Мы прошли страшную войну. Она здорово выкосила наши спортивные ряды. Много парней, способных защищать спортивную честь Родины, спали в сырой земле. Мы были командой ветеранов, командой довоенного образца. Потребуется ещё время, пока окрепнет послевоенная молодежь. И пока не пробил её час, на старт вышли люди, прошедшие сквозь голод, холод, фронтовые ранения, изнурительные трудовые вахты в тылу и ужасы концлагерей. И всё-таки оптимизма нам было не занимать. На дворе стоял уже не сорок шестой год. И даже не пятидесятый. Силы наши выросли. Золото олимпийских побед нам было теперь по плечу. Мы верили, что наша спортивная доблесть не уступит солдатской.

          Первым из нас золотую медаль завоевал Иван Удодов.

          Его успех был не просто спортивным торжеством. Этот человек воскрес из мёртвых. Он жил в Ростове, когда туда пришли немцы и вывезли его на принудительные работы в Германию. Немецкий бюргер мордовал русского парня, как хотел. Обращение было хуже, чем со скотиной. Работа, а лучше сказать, каторга, не кончалась от зари до зари. Вместо еды — баланда. Когда пришло освобождение, Удодов весил всего 29 килограммов..."

          К результатам зарубежных соперников Иван относился с уважением, но твёрдо решил превзойти их.

          Что было в Хельсинки перед соревнованиями, он помнит смутно. 19 июля на торжественном празднике открытия XV Олимпийских игр шёл проливной дождь, но и в эту непогоду гордо колыхалось красное знамя СССР, которое нёс в своих могучих руках парторг команды штангистов тяжеловес Яков Куценко. Потом была первая золотая медаль метательницы диска Нины Пономарёвой, победы гребца Тюкалова, гимнаста Чукарина, борца Гуревича... После четвёртого дня Олимпиады спортсмены СССР имели уже 29 золотых и 29 серебряных медалей. Близился час соревнований штангистов.

          В тревогах и заботах, в тренировках и прикидках прошла неделя ожидания в олимпийской деревне Отаниеми. Однажды Удодова подвели к Намдью. Когда-то приветливый и общительный, иранец стал теперь неузнаваем. Газетная шумиха, чемпионские титулы, внимание шахиншаха, рекорды и медали давили на его могучие плечи. И в конце концов чванливость одолела иранского силача. Иван протянул ему руку, но Махмуд равнодушно отвернулся и сквозь зубы процедил для стоявшего рядом корреспондента свой прогноз: "Намдью — чемпион с суммой 322,5 кг, Мирзаи — второй с суммой 315 кг... Этот, возможно, наберёт 310..."

          25 июля в день соревнований Удодов поднялся пораньше и встал на весы. О, ужас! Лишних 2,5 килограмма... Заволновалась вся команда, встревожились тренеры. Но Иван был спокоен: "Наломайте берёзовых веток. Сходим в баню. Всё сгоню. Нам не привыкать". Старший тренер сборной Николай Шатов отправился с Иваном в сауну. Вернулись через 3 часа. Красные, распаренные. Иван согнал 2 килограмма 700 граммов, Шатов же похудел на целых 4 килограмма. Официальное взвешивание прошло благополучно. Удодов оказался даже легче Намдью на 200 граммов.

          ...Их было семнадцать. Семнадцать "мухачей" от шестнадцати государств. Иран выставил двух участников: вместе с Намдью на арену вышел его ученик Али Мирзаи, прославившийся высокими результатами в жиме. Оба иранца были сильны и уверены, что золотая и серебряная медали предназначены именно им. Джо ди Пиетро в Хельсинки не приехал, команда США в этом весе участника не выставила. Боб Гофман, содержатель и тренер американской дружины, решил свою очередную запланированную победу одержать за счёт атлетов более тяжёлых весовых категорий. Размеренно жуя резинку, американцы спокойно наблюдали за соревнованием атлетов легчайшего веса, также считая иранцев фаворитами.

          Первое движение — жим — выиграл Мирзаи с результатом 95 кг. Намдью выжал 90 кг. Удодов — столько же. Дело было так.

          Иван начал с 85 кг. Потом легко выжал 90 кг. То есть просто взял штангу на грудь и молниеносно "выстрелил". Невиданная лёгкость исполнения смутила судей. Правила тех лет требовали именно медленного выжимания. Высокая скорость при жиме считалась грехом ещё большим, нежели отклонение туловища или остановка. Судейский фонарь засветился тремя тревожными красными огнями. Член нашей делегации Николай Шатов подошёл к столу апелляционного жюри и положил на него крупную денежную купюру. Это означало, что с нашей стороны поступил протест. Соревнования остановились. Пять членов жюри долго спорили. Но в конце концов президент международной федерации тяжёлой атлетики американец Уортман (он же и глава жюри) убрал деньги в карман, что означало: протест отклонён. Пришлось Ивану снова идти на 90 кг. Он долго держал снаряд на груди и медленно, словно включив домкрат, выдавил штангу вверх. Три белых ярких лампы судейского фонаря зажглись одновременно.

Жим Удодова

          Среднее качество — объём 0,9 Мбт           Чуть лучшее качество — объём 14 Мбт

          Когда начался рывок, иранцы занервничали — советский парень в красном трико всё никак не заказывал первый вес, а многие уже "отстрелявшиеся" участники соревнований давно начали разминку перед толчком. Мирзаи, не дождавшись, сколько закажет Удодов, пошёл на 87,5 кг, за ним Намдью — на 90 кг. Иван начал последним. Очень легко взметнул на прямые руки 92,5 кг. Поднял этот вес и Мирзаи, но прибавить уже больше ничего не смог. На штангу установили 95 кг. Египтянин Махгуб с воинственным кличем зафиксировал этот вес. Но слабый жим — всего 75 кг — лишил его надежд на хорошую сумму троеборья. На помост вышел Намдью. Для него 95 кг были привычным весом. Он поднимал и больше — правда, без такой вот конкуренции. Поднимал, когда противники были заведомо слабее. А тут появился этот задиристый русский, громко обратившийся к секретарю: "95 пропускаю" — и неизвестно было, на сколько ещё он пойдёт... Намдью подорвал штангу чуть выше пояса и распластался над помостом в своих знаменитых стелющихся "ножницах", одновременно удерживая вырванный снаряд на выпрямленных кверху руках.

          Когда вес на штанге нарастили до 97,5 кг, их осталось только двое: знаменитый иранец и никому не известный пока русский. Иван смотрел на помост и думал уже о финале. Силён Намдью в толчке. Ох, силён... Если бороться с ним всерьёз, то победить его надо прямо сейчас — в рывке. Иван ринулся на штангу и вырвал 97,5 кг, но судьи не засчитали подход. Нашли ошибку: дожим. Теперь у обоих соперников осталось всего по одному подходу.

          Махмуд Намдью подошёл к штанге, напрягся, потянул было её вверх, но та вырвалась из рук иранца и покатилась по помосту.

          Удодов рвал не в традиционные тогда "ножницы", а в "низкий сед". Вцепился руками в гриф, потянул вверх, распрямился, аж подпрыгнув со штангой, и, резко разбросив ноги в стороны, подсел под вес. А затем встал. На этот раз подход Ивану судьи засчитали. Таким образом, к толчку Намдью отстал от Удодова на 2,5 кг, а поскольку был тяжелее нашего спортсмена, то для победы ему нужно было опередить Ивана в последнем движении на целых 5 кг.

Рывки Удодова

          Среднее качество — объём 1,9 Мбт           Чуть лучшее качество — объём 42 Мбт

          Среднее качество — объём 2,1 Мбт           Чуть лучшее качество — объём 45 Мбт

          В толчке Али Мирзаи лишь с третьей попытки зафиксировал 112,5 кг. Тем самым он набрал 300 кг и сразу успокоился: место в призовой тройке себе обеспечил. А лидеры между тем не спешили с выходом на помост. Пропустили 115 кг, а затем и 120 кг... На 122,5 кг первым по жребию вышел Удодов и легко поднял снаряд. У Намдью же случилась осечка — не удержал штангу на груди. Пришлось ему тратить свою вторую попытку на этот же вес. А Иван между тем заказал 127,5 кг. Зрители притихли. Всех охватило волнение. До арены из пресс-центра донёсся перестук пишущих машинок. Наш тренер Николай Иванович Лучкин, в обычной обстановке человек уравновешенный и спокойный, до того разнервничался, что сунул себе "беломорину" горящим концом в рот. Пока отплёвывался, Удодов уже вышел на помост.

          И вытолкнул эти победные 127,5 кг. Чем "загнал" Намдью на немыслимый в те времена для "мухачей" вес 132,5 кг. Только подъём такой тяжеленной штанги и мог вернуть иранцу чемпионский титул.

Толчки Удодова

          Среднее качество — объём 2 Мбт           Чуть лучшее качество — объём 43 Мбт

          Среднее качество — объём 2,5 Мбт           Чуть лучшее качество — объём 59 Мбт

          От самоуверенности и спеси шахского любимца не осталось и следов. Он выбежал к штанге и засуетился, заметался. Потом отвернулся от зрительного зала и приложил обсыпанные магнезией ладони к подбородку, оставив на нём белый след. В огромный зал "Мессухали-2", притихший и насторожённый, понеслись заунывные звуки молитвы из Корана. Завизжав под конец "Ал-лах!", Махмуд отчаянно бросился на снаряд, как бросаются в пропасть. Но ни в тот день, ни потом Намдью не смог одолеть эти злополучные 132,5 кг.

          Так ростовский шофёр Иван Удодов завоевал для Родины первую олимпийскую золотую медаль на тяжелоатлетическом помосте. С тех далёких лет и до настоящего времени советские штангисты в трудных поединках добыли ещё немало золотых медалей олимпийского достоинства.

          Много славных имён в летописи нашей тяжёлой атлетики, но история отечественного спорта свято хранит память о подвиге первого советского "золотопроходца" — Ивана Васильевича Удодова. Он не просто одолел шестнадцать сильных соперников, и в их числе непобедимого дотоле Намдью. Он не только выиграл, он не только закончил соревнования с олимпийским рекордом и рекордом СССР, набрав в сумме троеборья 315 килограммов. Нет, победа Удодова подняла веру в свои силы у всех участников нашей команды, и советские штангисты впервые в истории мировых первенств одержали командную победу, оставив тогдашних мировых лидеров, сборную США, на втором месте.

И.Удодов

          Иван Удодов и в следующем году — 1953 — выиграл золотую медаль чемпиона мира в Стокгольме. В 1954 и 1955 гг. он стал обладателем серебряных медалей мировых первенств в Вене и Мюнхене, а свою последнюю золотую медаль выиграл на I Спартакиаде народов СССР в 1956 году в Москве.

Легчайший вес (56 кг)

1. И.Удодов (СССР)       315   кг (90 + 97,5 + 127,5)
2. М.Намдью (Иран)       307,5 кг (90 + 95   + 122,5)
3. А.Мирзаи (Иран)       300   кг (95 + 92,5 + 112,5)
4. Х.Ким (Южная Корея)   295   кг (80 + 95   + 120  )
5. К.Махгуб (Египет)     292,5 кг (75 + 95   + 122,5)
6. П.Ландеро (Филиппины) 292,5 кг (90 + 87,5 + 115  )



От составителя

          Недавно на канале "РТР-спорт" в рамках программы "Золотой пьедестал" прошла передача про Ивана Удодова. В этой передаче журналисты Аршак Тер-Маркарян и Георгий Твалтвадзе, а также наши чемпионы Юрий Дуганов и Аркадий Воробьёв, а также сын самого Ивана Удодова — Анатолий Удодов — сообщили ряд таких сведений о жизни И.Удодова, которые заметно противоречат информации из приведённой выше статьи Михаила Аптекаря.

          У М.Аптекаря написано:

          "19 июля на торжественном празднике открытия XV Олимпийских игр шёл проливной дождь, но и в эту непогоду гордо колыхалось красное знамя СССР, которое нёс в своих могучих руках парторг команды штангистов тяжеловес Яков Куценко. Потом была первая золотая медаль метательницы диска Нины Пономарёвой, победы гребца Тюкалова, гимнаста Чукарина, борца Гуревича... После четвёртого дня Олимпиады спортсмены СССР имели уже 29 золотых и 29 серебряных медалей. Близился час соревнований штангистов."

          Этот абзац можно понять только так, что сначала прошло четыре дня олимпийских состязаний, в течение которых советские спортсмены успели завоевать кучу медалей — и лишь после этого в борьбу за награды наконец вступили штангисты.

          По словам же сына Удодова, соревнования штангистов начались в один день с соревнованиями легкоатлетов и первую золотую медаль Олимпиады-52 среди советских спортсменов получила вовсе не дискоболка Нина Пономарёва, а штангист Иван Удодов. Как считает Анатолий Удодов, сведения о том, что первым советским чемпионом Олимпийских игр стала именно Пономарёва, являются результатом фальсифицирования советской пропагандой информации по идеологическим соображениям: во время войны Иван Удодов побывал в плену у нацистов.

          Судя по всему, Анатолий Удодов просто что-то напутал, а журналисты Тер-Маркарян и Твалтвадзе поленились проверить его слова: я недавно точно выяснил, что Олимпиада в Хельсинки открылась 19 июня 1952 года, и зал "Мессухали-2" в течение первых четырёх дней занимали гимнасты. Соревнования штангистов начались в "Мессухали-2" только 24 июня. К тому времени золотые медали успели завоевать очень многие советские спортсмены, а не одна лишь Пономарёва.

          У М.Аптекаря также написано:

          "Так ростовский шофёр Иван Удодов завоевал для Родины первую олимпийскую золотую медаль на тяжелоатлетическом помосте. С тех далёких лет и до настоящего времени советские штангисты в трудных поединках добыли ещё немало золотых медалей олимпийского достоинства."

          Эти слова так и хочется понять в том смысле, что Иван Удодов всю свою жизнь проработал шофёром. Но до войны, которая началась для Удодова, когда ему было семнадцать лет, он шофёром работать не мог (хотя с детства мечтал об этой профессии). Во время войны и послевоенного лечения он также не мог быть шофёром. Явно не мог он заниматься посторонней деятельностью и во время своего пребывания в сборной страны — то есть примерно с 1950 года по 1956 год. После окончания своей спортивной карьеры Иван Удодов, по словам Тер-Маркаряна и Твалтвадзе, стал работать опять-таки не шофёром, а мясником на колхозном рынке Ростова-на-Дону (мясниками в селении Глубокое были дед и прадед И.Удодова). Ну, а затем И.Удодов до конца жизни проработал тренером по тяжёлой атлетике.

          То есть в реальности полноценным шофёром Удодов мог быть всего лишь два-три года.

Е.Крюковский

Открывающий счёт

          На помосте, сколоченном из крепких брусьев, стоит, поблёскивая никелированными боками, штанга — стальной снаряд, увешанный разнокалиберными "блинами", от тонких пластинок до солидных многокилограммовых дисков.

          Иногда вес на штанге достигает таких границ, что кажется: человек просто бессилен оторвать её от настила, а тем более поднять над головой и удержать на выпрямленных руках. Кажется, что нет никакой возможности совершить такое.

          Спокойной, неторопливой походкой приближается атлет к снаряду. И чем меньшее расстояние их разделяет, тем больше и больше кажется нам, сидящим в зале, что попытка этого смельчака атаковать лежащую на помосте громаду обречена на провал.

          Но лицо спортсмена выражает непоколебимую решимость, а его украшенные рельефными мускулами руки уверенно, с какой-то дерзновенной решимостью захватывают гриф спортивного снаряда. Спортсмен несколько секунд "сидит" над штангой, словно отдыхает перед трудным, но привычным делом. Глаза его устремлены в заполненный до отказа зрителями зал. Кому-то может даже показаться, что атлет старательно отыскивает сейчас кого-то в толпе. Но нет ничего нелепее этого предположения. Сейчас для атлета не существует ничего на свете, кроме штанги и его самого. Он мысленно выполняет до мельчайших подробностей каждое из движений, которое ему предстоит сейчас совершить наяву.

          И вот наступает решающий момент. Усилием мышц и воли атлет отрывает штангу от помоста и поднимает над головой. Чудо, настоящее чудо совершено на наших глазах. И мы горячо аплодируем совершившему его человеку. Мы восторгаемся его силой, мужеством и говорим:

          — Вот он, настоящий богатырь!

          Но далеко не всегда мы знаем, каким трудным, порой почти невероятным путём пришёл человек к изумившему нас свершению.


          Ивану Удодову не исполнилось ещё и семнадцати лет, когда фашистские захватчики ворвались в его родной Ростов-на-Дону. Отступая, они угнали в рабство тысячи наших юношей и девушек. Среди них оказался и Ваня Удодов. Много горя и страданий довелось испытать ему в фашистской неволе. Сначала он попал на авиационный завод. Здесь вместе с группой товарищей Удодов предпринял побег. Смельчаков поймали и отправили в один из концентрационных лагерей. В этом кромешном аду Иван пробыл два года. Вокруг него каждый день умирали люди, и сам он, доведённый до крайнего истощения, был уже на краю гибели. Неизвестно, сколько бы он ещё протянул, если ненавистную проволоку не разорвали бы наступавшие советские танки.

          Иван вернулся домой тяжело больным. Врачи констатировали крайнюю степень дистрофии и истощение нервной системы.

          — Вряд ли найдётся средство, которое вернёт к нормальной жизни этого малыша, — сказал один из врачей (да, именно малыша — юношей назвать Удодова было никак нельзя, поскольку весил он тогда всего 28 килограммов).

          Но другой врач ответил:

          — Такое средство есть — физкультура.

          И этот врач посоветовал Ване начать — очень осторожно, строго ограничивая нагрузки, — заниматься гимнастикой.

          — А когда окрепнешь, возьмись за гантели. Тебе это нужнее всего. Работая с тяжестями, нарастишь мышцы, и вернётся сила...

          Разговор этот происходил осенью сорок пятого. А пять лет спустя Иван Удодов впервые стал чемпионом Советского Союза по тяжёлой атлетике в легчайшей весовой категории. И хотя в том же разряде выступали такие яркие мастера, как Б.Фархутдинов, М.Шеремета, Б.Журомский, Р.Роман и В.Корж, Иван Удодов повторил свой успех и в пятьдесят первом, и в пятьдесят втором.

          Это была золотая пора ростовского динамовца. Подготовленный опытным, мудрым педагогом Александром Баевым, Иван Удодов отлично держал форму и, по существу, в течение трёх сезонов не имел себе равных на всесоюзном помосте. И когда встал вопрос о комплектовании олимпийской команды, кандидатура Ивана Удодова ни у кого не вызвала возражений.

          Последние дни перед отъездом в Хельсинки наши спортсмены проводили в Выборге. Здесь мне не раз довелось бывать у штангистов. Тренировались все они тогда очень много, и даже, пожалуй, исступлённо, но мне показалось, что Удодов старается больше всех.

          — Не знаю, больше других или меньше, но тренируюсь очень много. Мне ведь предстоит открывать нашу олимпийскую программу. А от забойщика многое зависит...

          Правильно написал об Иване один из журналистов, что "он приехал на Олимпиаду, как на битву" и готов был сражаться только за полную и безоговорочную победу.

          Соревнования тяжелоатлетов-олимпийцев начались 25 июля. В легчайшем весе в борьбу вступили представители шестнадцати стран: СССР, Ирана, Южной Кореи, Египта, Филиппин, Англии, Сингапура, Канады, Чехословакии, Швеции, Франции, Финляндии, Западной Германии, Пуэрто-Рико, Швейцарии н Польши.

          Первое движение классического троеборья — жим. Исходным весом были 70 кг. Постепенно вес нарастал. Более 75 кг не смогли выжать рекордсмен мира в толчке египтянин К.Махгуб, канадец Р.Смит и пуэрториканец М.Р.Вивас.

          Только когда на штангу было установлено 85 кг, на помост вышел Иван Удодов. Кроме него борьбу за звание олимпийского чемпиона теперь продолжали ещё четыре спортсмена: иранцы М.Намдью и А.Мирзаи, немец И.Шустер и филиппинец П.Ландеро. Трое из них использовали первую попытку на 85 кг, а Мирзаи, отличный мастер жима, ещё даже не выходил на помост. Он сделал первый подход к штанге, когда на ней установили 87,5 кг. На этом весе использовали свои вторые попытки И.Удодов, И.Шустер, П.Ландеро и М.Намдью.

          На штангу поставили 90 кг. Иван Удодов в последней попытке взял этот вес. То же самое сделали И.Шустер, П.Ландеро и М.Намдью. Мирзаи же, выжав 90 кг, попросил добавить на штангу ещё пять килограммов и снова добился успеха.

          Итак, впереди оказался иранец Али Мирзаи. Но это нисколько не взволновало трёхкратного чемпиона мира, фаворита этих состязаний Махмуда Намдью. Он знал, что превосходит своего соотечественника в остальных двух движениях, а других соперников, кроме Мирзаи, Намдью не замечал. Спокоен был, впрочем, и дебютант Олимпийских игр ростовчанин Удодов.

          — У нас есть свои козыри, — говорил Иван ассистировавшим его товарищам.

          Второе движение — рывок двумя руками. Здесь мировой рекорд принадлежал нашему спортсмену. Начальный вес 70 кг зафиксировали все, но когда штанга стала весить 90 кг, борьбу продолжали уже только Намдью, Мирзаи, Удодов, Ким и Махгуб. Последние два имели невысокий результат в жиме, и угрозы нашему атлету с их стороны быть не могло. Уже на этом этапе стало ясно, что основное соперничество советский спортсмен встретил в лице иранского дуэта.

          И тут Удодов показал свой железный характер, пропуская один вес за другим. Нервы соперников не выдержали. Мирзаи сделал первый подход на 87,5 кг, Намдью — на 90 кг. А Удодов снова объявил:

          — Пропускаю.

          Пропустить этот вес решил и иранец Мирзаи. В зрительном зале возникло заметное оживление. Иранцы, очевидно, задумали вывести Удодова из равновесия, пропуская поочередно вес за весом, и вырвать таким образом победу. В самом деле, если 90 кг пропустил Мирзаи, то 92,5 кг пропустил уже Намдью. Мирзаи потратил одну из попыток, пытаясь вырвать 92,5 кг, но неудачно. У него осталась последняя попытка, а зафиксировано было пока только 87,5 кг.

          Удодова вызвали на вес 92,5 кг. Иван мягко оторвал штангу от помоста и затем мощным усилием послал её вверх. Мирзаи в последней попытке также удалось одолеть 92,5 кг. На данном рубеже он и закончил соревнование в рывке.

          На штангу установили 95 кг. К этому весу на вторую попытку вызвали Намдью — и снаряд покорился иранскому спортсмену. Тот же вес, используя последние попытки, зафиксировали кореец Ким и египтянин Махгуб. А Удодов снова объявил, что пропускает данный вес.

          Наступили решающие минуты. К весу 97,5 кг вызвали Намдью. Он долго ходил по сцене, затем, повернувшись к стене и закрыв глаза, прочитал молитву, а потом вдруг быстро подбежал к штанге, погрозил ей кулаком, осторожно захватил гриф и попытался вырвать, но... металл на сей раз ему не подчинился. Штанга, выпущенная из внезапно ослабевших рук, с грохотом упала на помост. Намдью закончил соревнование в рывке с результатом 95 кг.

          Вслед за Намдью на помост вышел Удодов. Внешне Иван был абсолютно спокоен. Он старательно натёр руки магнезией. Стоявший у входа на сцену Яков Григорьевич Куценко подбодрил Ивана: "Не горячись, и всё будет в порядке".

          Но нашего спортсмена постигла неудача: хотя всем показалось, что он чётко вырвал снаряд, судьи не засчитали вес, утверждая, что была допущена техническая ошибка.

          Однако ростовчанин не сломался. Он продолжил борьбу и в последней попытке уверенно, в отличном стиле покорил 97,5 кг, повторив тем самым мировой рекорд египтянина К.Махгуба. Зал ответил на это бурной овацией в честь советского спортсмена.

          Итак, после двух движений классического многоборья Удодов догнал Мирзаи. Теперь у каждого из них в сумме было по 187,5 кг. Главный же фаворит — иранец Намдью — отстал от обоих лидеров на 2,5 кг. Намдью был уверен, что обойдёт Мирзаи в толчке. Он не знал только, на что способен русский крепыш. На Олимпиадах сие ведь совсем не редкость, когда привозят мало кому известного атлета, и этот новичок заставляет специалистов раскрывать рты от удивления. Такие новички не считаются с рангами и званиями, загоняют именитых атлетов в угол и уверенно идут к победе. А что мог показать в толчке этот неизвестный для Намдью советский штангист?

          Сюжет борьбы трёх атлетов развивался довольно остро, напряжение нарастало от попытки к попытке.

          Сухой, жилистый Мирзаи закончил своё выступление в толчке на 112,5 кг, тогда как Удодов ещё даже не выходил на помост.

          Выжидал и Намдью, пропуская вес за весом. Но в конце концов нервы не выдержали и у иранца. Он заявил свой начальный подход к 122,5 кг и чисто зафиксировал вес.

          Удодов вступил в борьбу, когда на штангу установили 122,5 кг. Советский спортсмен спокойно вышел на помост. Намдью стоял в проходе на сцену, наблюдая за ним. Иранец хотел выяснить, насколько силён его соперник. Иван легко толкнул вес, и зал восхищённо зааплодировал. Зрителей, безусловно, подкупили непоколебимая уверенность советского атлета в своих силах, его отточенное мастерство, великолепная техника выполнения подъёма от груди.

          Толкнув 122,5 кг, Удодов уже побил олимпийский рекорд американца ди Пиетро — 307,5 кг, установленный четыре года тому назад в Лондоне. Советский атлет, едва начав толчок, уже имел сумму 309 кг 1, опередив Намдью на пять килограммов. Тактика советского штангиста оказалась правильной. Отвагой и решительностью он выбил соперника из колеи, навязал ему свою волю. Пропустить вес 122,5 кг Намдью не рискнул и использовал очередную попытку. 2 Теперь у него остался всего один подход на последний, решающий толчок. Правда, он отставал от Удодова всего на 2,5 кг. Но долго ли могла сохраниться такая дистанция?

          Иван Удодов попросил поставить на штангу 125 кг. Борьбу продолжали лишь он и Махмуд Намдью. Советский спортсмен действовал безупречно, с завидной лёгкостью покорив и этот вес. Теперь разрыв между соперниками составлял уже 5 кг.

          Посоветовавшись с тренерами, Намдью пропустил 125 кг. Удодов заказал 127,5 кг. Это было лишь на полкилограмма меньше мирового рекорда иранца. Намдью и его тренер что-то лихорадочно подсчитывали внизу у помоста. Намдью явно нервничал. И было от чего: ведь иранцу тогда принадлежал мировой рекорд в толчке — 128 кг. Возможно, он рассчитывал, что 127,5 кг не покорятся Удодову, и тогда можно будет попытаться догнать этого неукротимого русского.

          Ассистенты, установив на штангу новый вес, отошли в сторону. Удодов натёр руки магнезией, не спеша подошёл к штанге, неторопливо положил ладони на гриф, как бы примериваясь 3, и пальцы сами железной хваткой сжали гриф. Последовали быстрый подрыв и подсед в "разножку" — и штанга оказалась у Ивана на груди. Судья-фиксатор хлопком дал знать, что вес взят на грудь правильно и можно продолжать движение. 4 Последовал толчок, штанга подлетела вверх и застыла на выпрямленных руках атлета. Удодов улыбался, словно держать над головой этот огромный вес ему ровно ничего не стоило. А публика неистовствовала.

          Иван Удодов закончил соревнование с суммой 315 кг, что на 7,5 кг превышало прежний олимпийский рекорд.

          Но борьба ещё не была завершена. У Намдью оставалась последняя попытка, но, чтобы отыграться, он должен был толкнуть 132,5 кг. Мировой рекордсмен ещё никогда не брал такую тяжесть даже на грудь. И иранец обратился за помощью к аллаху. Повернувшись лицом на восток и сложив руки на груди, Намдью беззвучно зашептал молитву. В зале стояла тишина: все, затаив дыхание, следили за каждым движением иранца. Но эту тишину разорвал грохот упавшей на помост штанги. Аллах не помог, и Намдью понуро ушёл со сцены.

          А друзья уже качали Ивана Удодова: он первым из советских спортсменов стал олимпийским чемпионом в тяжёлой атлетике.

          Это был заслуженный успех замечательного атлета и несокрушимого бойца.

          — Иван Удодов — своеобразный спортсмен, — говорил Яков Григорьевич Куценко. — Вот что удивительно: он никогда не может достаточно чётко сформулировать не только другим, но даже себе, как достигает больших результатов. Это тот редкий случай в спорте, когда у спортсмена почти отсутствует рассудочность, и он всё делает интуитивно. У Удодова совершенно особый дар, какой-то внутренний барометр, который безошибочно подсказывает ему, что можно и чего нельзя делать на тренировках и соревнованиях. И дар этот ещё никогда не подводил нашего спортсмена.

          Заслуженный мастер спорта Иван Васильевич Удодов и после Хельсинки продолжал оставаться в строю, не вызывая ни у кого сомнений в своём высоком мастерстве. В 1953 году в Стокгольме он завоевал звание чемпиона мира, а в Вене и в Мюнхене получил серебряные медали, уступив золотые своему товарищу по команде Р.Чимишкяну, В его коллекции и золотая медаль чемпиона Европы 1953 года.

          В 1956 году Удодов принял участие в I Спартакиаде народов СССР и завоевывал золотую медаль в полулёгком носе с хорошей суммой — 340 кг. Обозреватели вновь стали писать об Удодове, как об основном номере олимпийской сборной страны. Но ростовчанина вывела из строя тяжёлая травма. Ему уже исполнилось тогда 32 года, и он принял решение оставить помост.

          С тех пор прошло много лет, но имя Ивана Удодова осталось в истории среди имён тех, кто открывал "золотой счёт" советских спортсменов на Олимпийских играх.


  1 "...уже имел сумму 309 кг."

          Именно так и написано в книге, сфабрикованной, как можно понять, весьма небрежно. На самом деле Удодов имел сумму 310 кг. стрелка вверх

  2 "Пропустить вес 122,5 кг Намдью не рискнул и использовал очередную попытку."

          Выше автор данного текста Е.Крюковский написал, что с веса 122,5 кг Намдью начал свои попытки:

          "Выжидал и Намдью, пропуская вес за весом. Но в конце концов нервы не выдержали и у иранца. Он заявил свой начальный подход к 122,5 кг и чисто зафиксировал вес." стрелка вверх

  3 "...неторопливо положил ладони на гриф, как бы примериваясь..."

          Да не "как бы примериваясь", а реально примериваясь — разве можно при подъёме предельных весов хватать штангу как попало? стрелка вверх

  4 "Судья-фиксатор хлопком дал знать, что вес взят на грудь правильно и можно продолжать движение."

          Автор текста Е.Крюковский, судя по всему, просто плохо разбирается в тяжёлой атлетике: он приписал человеку, судившему толчок, такое действие, которое судья выполняет в жиме — но атлет в этом месте текста занимался вовсе не жимом, а толчком. В котором разрешения судьи на подъём от груди совсем не требуется. стрелка вверх

далее

[на главную страницу]

Архив переписки

Форум


 

Free counters!