Итоги 1958 года

Исаак Борисов

(Из сборника "Год больших событий")

Передняя обложка

Заставка

Родина богатырей

          В летописи отечественной тяжёлой атлетики минувшему 1958 году принадлежит немало ярких страниц.

          Это был год, примечательный во многих отношениях, со своими резко обозначенными чертами, не стёршимися в потоке дней, со своим собственным "сюжетом" — динамикой спортивной борьбы, в которой раскрывались и характеры атлетов, и возможности соревновавшихся команд.

          Это был срединный год между двумя Олимпиадами. Ещё ослепительно сияли олимпийские звёзды Мельбурна, а в преддверии грядущей "римской битвы" уже стягивались резервы, предпринимались поиски будущих победителей.

          Это был год очередных встреч "больших соперников", сильнейших атлетов Старого и Нового Света — советских и американских чемпионов, — встреч глубоко принципиальных.

          Это был год нашумевших спортивных дуэлей, год массированных атак на рекорды, в скупых цифрах которых зашифрованы многолетний труд, мастерство и мужество штангистов.

          Но прежде чем перейти к обзору тяжелоатлетических баталий недавнего прошлого, сделаю одно крайне необходимое, на мой взгляд, пояснение.

          Иные поклонники гиревого спорта, а их немало, считают, что поднимание тяжестей — дело простое, нехитрое: была бы, мол, силушка. Спору нет, сила — одно из главных "действующих лиц" в тяжёлой атлетике, но далеко не единственное. Мускулы штангиста должны быть подкреплены резкостью, быстрой реакцией, отличной координацией — "чувством веса", как говорят тренеры. Атлету приходится поднимать увешанный металлической снастью снаряд на выпрямленные кверху руки. Это расстояние от помоста до "зенита" измеряется примерно двумя метрами. Чтобы взметнуть на такую высоту многопудовую штангу, гиревик как бы строит живую конструкцию из рычагов и мышц: малейшая неточность — и вся "постройка" рушится.

          Мало обладать силой, надо ещё уметь и управлять ею, уметь "отдавать" её в нужный момент всю, без остатка. Мощь должна быть умной, послушной. Только тогда атлет может рассчитывать на успех.

Первые рекорды и... первые претензии

          3 января 1958 года газета "Советский спорт" известила своих читателей о рождении нового рекорда. В Ростове-на-Дону известный штангист полулёгкого веса Виктор Корж выжал 117,5 кг — громадный груз, на 500 граммов превышающий лучшее достижение чемпиона мира москвича Евгения Минаева. Однако выдающийся результат Коржа не порадовал взыскательных болельщиков — он не стал рекордом страны по "технической" причине: в зале недоставало одного судьи всесоюзной категории. Но, окажись среди учредителей соревнований специалист подобной квалификации, выступление именитого спортсмена всё равно не принесло бы удовлетворения ценителям многотрудного искусства штангистов: обладатель "железных рук" Корж начал следующее движение, рывок, с мизерного веса, и лучшая попытка гиревика была далека от мастерского результата.

          Я не буду подробно разбирать своеобразную "проблему жима", ставшую особенно острой в сезоне 1958 года.

          Сообщу только, что увлечение одним движением классического троеборья в ущерб остальным движениям даже при преуспевании в избранной области приводит в конце концов к горьким неудачам.

          Итак, первым рекордом 1958 года оказался результат Виктора Коржа.

          Вслед за ростовчанином рекордом отметился маленький богатырь из Алма-Аты, спортсмен легчайшего веса Степан Ульянов: он выжал 108,5 кг. Но не прошло и двух недель, как страницы газет запестрели корреспонденциями из Львова: киевлянин Пётр Матюха, соревнуясь с сильнейшими полутяжеловесами Украины, одолел в жиме 149 кг.

          Весной начался второй тур наступления мастеров жима. Успеха снова добился Степан Ульянов; сельский силач Георгий Лобжанидзе продемонстрировал своё превосходство над остальными легковесами, выжав 128,5 кг. Олимпийский чемпион Фёдор Богдановский установил мировой рекорд в жиме для атлетов полусреднего веса — 136 кг. Его атаковал, и небезуспешно, молодой киевлянин Владимир Тимошенко. Результат нового рекордсмена продержался всего лишь... три минуты, то есть столько времени, сколько потребовалось выступавшему на тех же соревнованиях Равилю Хабутдинову из Новосибирска подойти к штанге после киевлянина. Новосибирец "осилил" феноменальный вес — 137,5 кг.

          Но упомянутых выше обладателей рекордов — Коржа, Матюху, Лобжанидзе, Тимошенко, Хабутдинова — бесполезно искать среди победителей всесоюзных и международных состязаний. Все эти рекордсмены оказались, увы, "калифами на час", победителями лишь в одном, в чисто силовом движении. А победа, как уже отмечалось, венчает работу не только сильных, но и умелых.

          О них и пойдёт ниже речь.

Герои первенства страны

          Чемпионат страны проводился ранней весной в шахтёрской столице нашей страны — городе Сталино.1 И тем не менее этот апрельский турнир сильнейших тяжелоатлетов не был первым крупным соревнованием сезона. Ещё в марте наши штангисты принимали гостей — гиревиков Болгарии, Ирана, Китайской Народной Республики, Польши, Финляндии и США (американцы, правда, прислали только одного участника, но зато это был сам Томми Коно).

          Международные встречи мастеров помоста принесли в конечном итоге победу команде СССР, но блистательной эту победу назвать нельзя. Мы уступили три первых места иностранным атлетам (стоит вспомнить, что на чемпионате мира 1957 года нам досталось шесть золотых медалей из семи).

          Отлично выступило трио китайских богатырей: Чень Цзин-кай, Хуан Цзян-хуэй, Чжао Цзин-куй.

          Чень Цзин-кай, обладатель мирового рекорда в толчке, победил Степана Ульянова, рекордсмена мира в жиме. Китайский чемпион проигрывал алма-атинцу после первых двух движений целых 12,5 кг (такой "разрыв" мог повергнуть в унынье кого угодно). Однако маленький Чень нашёл в себе мужество продолжать борьбу за первенство; в своём коронном движении он поднял на 15 кг больше уже уверовавшего в свою недосягаемость Ульянова. Вот уж действительно — "толчок ставит всех на свои места".

Чень Цзин-кай

          Превосходные результаты в рывке и в толчке позволили легковесу Хуан Цзян-хуэю вырвать победу у чемпиона мира Виктора Бушуева. Оба соперника зафиксировали в сумме по 382,5 кг, но Хуан весил меньше чемпиона и по праву завоевал победу. На помосте во Дворце спорта стадиона имени В.И.Ленина Бушуев и его китайский друг попытались улучшить мировой рекорд в толчке, но штанга, в стальных "блинах" которой затаились 155 кг, оказалась на редкость неподатливой. Впрочем, неудача не обескуражила китайского тяжелоатлета. Через месяц, уже у себя дома, он всё же поднял этот рекордный вес.

          Третий представитель КНР средневес Чжао Цзин-куй довольствовался вторым призом (первым был награждён Рудольф Плюкфельдер), однако и он мог торжествовать моральную победу: Чжао толкнул на 2,5 кг больше победителя. Сейчас фамилию китайского средневеса можно видеть в списках рекордсменов мира.

Чжао Цзин-куй, Рудольф Плюкфельдер, Иренеуш Палинский

          Толчок вывел на первое место и Томми Коно, приехавшего в Москву, чтобы сразиться со своим "вечным" противником Фёдором Богдановским.

          В остальных весовых категориях верх без особого труда взяли наши испытанные турнирные бойцы: Евгений Минаев, Аркадий Воробьёв и Алексей Медведев.

Алексей Медведев

          Встречи в Москве оказались полезной пробой сил перед чемпионатом СССР в Сталино.

          Любители тяжёлой атлетики города шахтёров стали свидетелями богатырского спора искуснейших атлетов страны.

          Донбасские углекопы рукоплескали победам Степана Ульянова и Евгения Минаева в легчайшем и в полулёгком весах, "гроссмейстерской" сумме лидера тяжеловеса Алексея Медведева (505 кг), с неослабным вниманием следили за борьбой "могучей кучки" легковесов, равной которой нет в мире: Виктора Бушуева, Николая Костылева и молодого Мустафы Яглы-оглы; восторженно приветствовали триумф своего коллеги, подземного электрика шахты № 4-6 треста "Киселёвск-уголь", что близ Кемерова, Рудольфа Плюкфельдера, поднявшего в сумме троеборья 440 кг и побившего девятилетней давности рекорд Григория Новака в жиме; устроили овацию пятикратному чемпиону мира Аркадию Воробьёву, нестареющему русскому богатырю, возглавившему и на этот раз список лучших полутяжеловесов.

Аркадий Воробьёв

          Об Аркадии Воробьёве следует рассказать особо.

          Лет 10-12 тому назад результаты Григория Новака, прозванного за границей "фабрикой рекордов", считались недостижимыми.

          Первым, кто бросил ему вызов, стал Аркадий Воробьёв.

          ...Зима 1949 года. Морозное январское утро. Тишина. Слышно только, как скрипит примятый валенками снег да шуршат лопаты дворников, воюющих с сугробами. По расчищенной дорожке стадиона возвращается с прогулки группа спортсменов. Это члены сборной СССР по штанге. Обгоняя друг друга, они ныряют в гостеприимно, не по-зимнему распахнутую дверь раздевалки.

          Один из спортсменов, приземистый, с широченной спиной и могучей шеей, задерживается у входа. На заснеженной приступке он прутиком выводит число "440" — размашисто, крупно. Затем, улыбнувшись своим мыслям, спешит присоединиться к товарищам. А минутой позже возле двери появляется другой атлет. Он смотрит на снежные письмена в упор, серьёзно, даже сурово. Его явно занимают эти загадочные цифры. Загадочные ли? Молодой, мало кому известный полутяжеловес, моряк Аркадий Воробьёв читает на снегу мечту Григория Новака о 440 кг в сумме троеборья. Мог ли кто-нибудь тогда предположить, что именно ему, Воробьёву, отстававшему ещё от Новака на 50-60 кг, удастся превзойти смелые мечтания чемпиона мира?

          — Где вы научились поднимать тяжести? — спросили как-то раз Аркадия Воробьёва.

          — Под водой, — последовал неожиданный ответ.

          И в самом деле, "вкус" к тяжёлой атлетике Аркадию привила работа водолаза.

          Эта профессия, как известно, требует большой физической силы, особой сноровки, отваги. Опасность подстерегает подводника на каждом шагу. Она делает даже очень смелого человека осмотрительным и расчётливым.

          Умение много и хорошо трудиться, железный характер — вот те факторы, которые вознесли "отставного" теперь моряка, а ныне врача на пьедестал почёта крупнейших тяжелоатлетических турниров последних лет. В Тегеране на чемпионате мира 1957 года ему была вручена пятая золотая медаль. В сумме трёх движений (жим, рывок, толчок) замечательный советский спортсмен показал сказочный результат — 470 кг. Явь оказалась величественней мечты. А ведь Новак обладал выдающимися физическими данными. Бывшему рекордсмену попросту не хватало трудолюбия Воробьёва, его настойчивости, его умения "собираться" перед ответственным поединком. Чем труднее ожидалось испытание, чем напряжённее складывалась борьба на помосте, тем хладнокровнее и решительнее становился Аркадий.

          Не потерял Воробьёв присутствия духа и в Сталино, когда неожиданный натиск молодого спартаковца из Таджикистана Виталия Двигуна поставил чемпиона в критическое положение. После выполнения жима Двигун занимал всего лишь скромное десятое место, проигрывая Воробьёву 15 кг. Ничто, казалось, не предвещало бури. Тем более, что в рывке и в толчке рекорды страны с давних пор принадлежали чемпиону мира.

          Но тут случилось нечто непредвиденное. Двигун опередил Воробьёва в рывке, подняв сначала 140 кг, а затем в дополнительном подходе 145,5 кг — новый мировой рекорд.

          Зрители и судьи насторожились: двадцатитрёхлетний Двигун мог преподнести сюрприз и в толчке. Сталинабадский студент обладает поистине удивительной "взрывчатой" силой. В его возрасте Воробьёв не показывал таких результатов — собственно, в это время он ещё только начинал свой спортивный путь...

          Вот чемпион мира толкнул 175 кг. Усталый, но довольный опустил он тяжёлый снаряд на помост, как бы приглашая соперника поднять столько же.

          Двигун принял приглашение и вскоре над его головой взлетела ставосьмидесятикилограммовая штанга. Затем Двигун попросил прибавить ещё 500 граммов и снова чисто зафиксировал вес. Воробьёв тем самым лишился своего второго всесоюзного рекорда.

          Но по сумме трёх движений чемпион мира всё же оказался на 7,5 кг впереди своего напористого молодого соперника.

          Слов нет, победа далась Воробьёву нелегко. Что ж, тем она почётней.

Очередная дуэль с американцами

          Борьба советских богатырей со знаменитым "атлетическим ансамблем" Соединённых Штатов Америки имеет свою многолетнюю историю.

          Более десяти раз встречались между собой сии сильнейшие атлеты современности, и только трижды удача сопутствовала чемпионам Нового Света.

          Стратегический рисунок этой затянувшейся дуэли выглядел так: советские тренеры делали ставку на атлетов первых трёх весовых категорий, американцы возлагали надежды на "тяжёлую артиллерию". Наши маленькие богатыри — Иван Удодов, Владимир Стогов, Николай Саксонов, Рафаэль Чимишкян — доминировали в легчайшей и в полулёгкой весовых категориях, американские колоссы Джон Дэвис, Норберт Шеманский, Пауль Андерсон — в полутяжёлом и в тяжёлом весах. Аркадий Воробьёв нарушил эту "диспозицию", он вторгся в лагерь противника и развенчал сначала средневеса Стэнли Станчика, а затем "полутяжеловеса номер один" Дэвида Шеппарда.

          Американцам удалось нанести ответный удар. На XVI Олимпийских играх отлично выступили "малыши" Чарльз Винчи и Исаак Бёргер, склонившие чашу весов в пользу штангистов США.

          Это был взлёт, феерический взлёт, за которым последовало удручившее всех поклонников олимпийских победителей падение.

          Уже на чемпионате мира 1957 года американская команда была буквально разгромлена. Только Томми Коно, кумиру заокеанских любителей гиревого спорта, удалось сохранить золотую медаль. Но что он мог сделать один против семи советских чемпионов мира?

Богдановский и Коно

          Полгода спустя, летом 1958 года, американцы сделали отчаянную попытку восстановить своё доброе имя, предать забвению тегеранский провал — это спортивное Ватерлоо американской тяжёлой атлетики.

          Советские штангисты были приглашены в Соединённые Штаты для товарищеских состязаний.

          Обе команды выставили свои лучшие составы: Советский Союз послал грозную шестерку чемпионов мира, американцы вернули в строй увлёкшегося боксом Чарльза Винчи, знаменитого полутяжеловеса Дэвида Шеппарда и чёрного гиганта Джеймса Брэдфорда.

          Результаты богатырского поединка "двух континентов" ещё свежи в памяти. Он закончился новым триумфом сборной СССР (общий итог 14:7 в нашу пользу).

          Особенно успешно выступили горьковский слесарь Виктор Бушуев, дважды улучшавший всесоюзный рекорд в сумме троеборья для легковесов (сейчас он равен 392,5 кг), ленинградец Фёдор Богдановский, наконец-то победивший Томми Коно, и Алексей Медведев, поднявший в сумме фантастический груз — 507,5 кг.

Гроссмейстерский рубеж

          До последнего времени "сильнейшим тяжеловесом всех времён и народов" считали десятипудового Пауля Андерсона, изумившего мир своей нечеловеческой мощью. Он взваливал на грудь двухсоткилограммовую штангу и приседал с весом, превышающим полтонны. Выступая на чемпионате мира 1955 года, Андерсон впервые в истории гиревого спорта зафиксировал в сумме троеборья вес, превышающий 500 кг. Результат американского колосса — 512,5 кг — был объявлен специалистами рекордом столетия.

          Казалось, Андерсон надолго утвердился на чемпионском престоле. Однако встреча "мастеров железа" на XVI Олимпиаде показала, что это далеко не так. В Мельбурне "король помоста" был атакован аргентинцем Умберто Сельветти, артистом кино, которому, видимо, надоело выступать в спорте на вторых ролях. И от богатырского напора южноамериканца трон Андерсона заколебался. Оба соперника подняли по 500 кг, и лишь меньший собственный вес (как это ни удивительно) принёс Паулю победу, очень зыбкую и неубедительную. Думается, Андерсон поступил весьма предусмотрительно, решив перейти в профессионалы.

          Итак, пробил час Сельветти.

          Но тут о своих претензиях на чемпионство заявил наш Алексей Медведев.

          Спортивная судьба этого рабочего парня, бывшего модельщика одного из московских заводов, сложилась нелегко. Лучший тяжеловес страны, он долгие годы находился в разряде запасных. Тренеры не решались включать его в зачётную семёрку участников, выставляя на чемпионатах мира вместо него дублёра в "верных" полулёгкой или лёгкой весовых категориях.

          Алексею, конечно, было обидно присутствовать на соревнованиях в роли зрителя. Но он понимал, что тренеры правы. Он ещё не мог сразиться на равных с американскими "суперменами", а их следовало обязательно превзойти. Он должен был завоевать Родине самую почётную победу: абсолютное первенство.

          В Тегеране поздней осенью 1957 года Медведев нанёс поражение наследнику Андерсона Умберто Сельветти, перешагнув наконец гроссмейстерский рубеж 500 кг. А в США, на родине Андерсона, он поднял ещё больше: 507,5 кг.

          До "рекорда столетия" теперь, что называется, рукой подать.

Чемпионат мира

          Дуэль с американцами была продолжена на чемпионате мира 1958 года в Стокгольме. После трёх раундов, проведённых в США (как известно, встречи состоялись в Чикаго, в Детройте и в Нью-Йорке), четвёртый, стокгольмский раунд вряд ли мог изменить соотношение сил. Однако помимо принципиальной стороны он имел ещё и большое спортивное значение: его победители награждались золотыми медалями чемпионов мира.

          Американцы отдавали предпочтение своей "молодой гвардии", которую возглавляли Чарльз Винчи и Исаак Бёргер (последний трижды побеждал чемпиона мира 1957 года Минаева). В прекрасной спортивной форме находились средневес Джим Джордж, известный своими рекордами в рывке и в толчке, уже упоминавшийся Дэвид Шеппард, бессменный конкурент Воробьёва и, конечно же, "несравненный" Томми Коно.

          Загадкой для советской команды был заявленный в тяжёлом весе молодой колосс Дэйв Ашман, о котором вездесущие журналисты поговаривали как о преемнике Андерсона.

          Борьба соперничавших команд отличалась невиданным упорством. Каждая весовая категория выделяла свою пару богатырей, к единоборству которых было приковано внимание зрителей, заполнивших просторный "Эриксдальс-халлен".

          Вот они, эти избранники: Стогов-Винчи в легчайшем весе, Минаев-Бёргер в полулёгком, Богдановский-Коно в полусреднем, Ломакин-Джордж, Воробьёв-Шеппард, Медведев-Ашман — в остальных весовых категориях.

          В исключительном положении находился наш легковес Виктор Бушуев, которому ещё до начала чемпионата уже "отписали" первое место.

          "Схватки" перечисленных выше пар принесли победу советским богатырям со счётом 4:2. Чемпионами мира, кроме Бушуева, показавшего превосходную сумму — 390 кг, стали Владимир Стогов, Трофим Ломакин, Аркадий Воробьёв и Алексей Медведев.

          Американцы завоевали две золотые медали. Они достались Исааку Бёргеру (набравшему рекордную сумму — 372,5 кг) и Томми Коно (тоже добившемуся рекорда в троеборье — 430 кг). Ашман, получивший серебряную медаль, своим успешным выступлением в рывке (новый мировой рекорд для тяжеловесов — 150,5 кг) показал, что впредь при розыгрыше тяжелоатлетической короны с ним придётся очень серьёзно считаться.

          Вспоминая сейчас отшумевшие встречи на помосте в "Эриксдальс-халлене", нельзя не остановиться на полном азарта и волевого накала состязании Владимира Стогова и Чарльза Винчи.

История одного поединка

          Этот рассказ о Владимире Стогове я начну издалека, с того ненастного июньского вечера 1955 года, когда на исхлёстанной ветром и дождевыми струями сцене Зёленого театра в Центральном парке культуры и отдыха имени Горького впервые сошлись у штанги два славных атлета, которым суждено было с тех пор стать "роковыми" соперниками.

          Молодой шофёр Владимир Стогов, русоголовый, с чуть покатыми плечами, с округлыми слитками мышц, прикрывавшими, словно панцирь, его грудь и спину, вышел к нагруженному стальному снаряду, чтобы доказать незнакомому американскому спортсмену со звучной фамилией Винчи, что он — достойный наследник Ивана Удодова и Багира 2 Фархутдинова.

          Бессменный тренер гиревиков Нового Света, "открыватель талантов" Боб Гофман долго искал соперника нашим знаменитым чемпионам. Любитель психологических этюдов, он прекрасно понимал, как важно одержать первую (да, именно первую) победу в многодневном турнире силачей. А, как известно, борьбу открывают участники легчайшего веса.

          Гофман был несказанно обрадован, когда на одном из конкурсов красоты мускулатуры он познакомился с Чарльзом Винчи, юношей итальянского происхождения — ладно сбитым крепышом с фигурой гимнаста и темпераментом кулачного бойца. Опытный тренер привёз Винчи в Москву, надеясь, что тот оттеснит на второе место стареющего Багира Фархутдинова. То был тщательно подготовленный удар, долженствовавший, по расчётам Гофмана, застать врасплох советских специалистов. Но оказалось, что мы тоже преподнесли американцам сюрприз: выставили против новичка Винчи новичка Стогова.

          Американец покинул "поле боя" уже после первого движения классического троеборья — жима. Сославшись на боль в спине, Чарльз примкнул к шумной толпе зрителей. Закутавшись в одеяло, он смотрел, как ловко управлялся на скользком от влаги помосте с увесистой штангой москвич. Винчи с лёгким сердцем проигрывал встречу (благо она была неофициальной, товарищеской). Американец узнал, на что способен его советский коллега, а сам по-прежнему оставался загадкой для противника. Такая разведка была весьма кстати перед розыгрышем первенства мира.

          Однако Винчи потерпел поражение и на официальных соревнованиях — золотая медаль чемпиона мира 1955 года досталась Стогову. Чарльз должен был признать превосходство соперника, и он сделал это с великодушием сильного, уверенного в себе человека.

          "Сегодня твой день, и я воздаю тебе должное, — говорило крепкое рукопожатие Винчи. — Но кто может предсказать, что принесёт с собой завтра?"

          Чарльза нельзя было упрекнуть в легкомыслии. Он искренне верил, что его большой успех — ещё впереди.

          И Винчи дождался своего часа. В Мельбурне, на XVI Олимпийских играх он опередил Стогова, лишив его одновременно и мирового рекорда в сумме троеборья. 342,5 кг Винчи много тянули на спортивных весах.

          Отныне Стогов, дабы победить американца, должен был вернуть себе мировой рекорд. По натуре покладистый, тихий, медлительный, Владимир неожиданно стал торопить время: подумать только — до очередного турнира штангистов в Тегеране ещё целый год!

          И когда наконец наступил желанный день, выяснилось, что Стогову не с кем соревноваться. Винчи, как видно, решил не испытывать больше судьбу в поединке с настойчивым атлетом из СССР. Но в тяжёлой атлетике соперникам не обязательно встречаться лицом к лицу, — можно вести спор друг с другом и заочно.

          Москвич решительно атаковал рекордную сумму Винчи, которой спортивные оракулы предсказывали долгую жизнь. "Маленький спутник", как нарекли Стогова понимающие толк в силе тегеранцы, поднял неслыханный груз — 345 кг.

          Винчи был удивлён, ошеломлён, но не сломлен. Теперь настал уже его черед искать встречи с победителем.

          Она состоялась в Стокгольме на чемпионате мира 1958 года.

          Нет надобности описывать фазу за фазой ход этого поединка. Сообщу главное: после жима и рывка Стогов был впереди с солидным запасом в 7,5 кг.

          Но Винчи — вот крепкий орешек! — не собирался складывать оружие. Он мог ещё поправить свои дела, добившись преимущества в толчке. В этом движении американец всегда чувствовал себя уверенней Стогова.

          Толкнув в первой попытке 122,5 кг, Чарльз из участника на время превратился в зрителя. Он пропускал вес за весом, сохраняя за собой два подхода. Вот закончил своё выступление "неистовый" иранец Санболи, поднявший 125 кг; использовал свои попытки и Стогов, зафиксировавший на пять килограммов больше.

          И тогда публика снова увидела на помосте Винчи. Он решил толкнуть 140 кг — единственный вес, который мог принести Чарльзу победу.

          Ценой нечеловеческого напряжения американцу удалось оторвать снаряд от земли и поднять его чуть повыше коленей. Но тут случилось то, что и должно было случиться: громада металла с грохотом рухнула вниз, потянув за собой атлета. Винчи не сразу отпустил гриф штанги. Несколько секунд он стоял коленопреклоненным перед победившим его грузом — растерянный, сникший. А затем, справившись с растерянностью, быстро зашагал к выходу, чтоб не слышать, как судья-информатор торжественно объявляет имя победителя соревнований.

Десятые, юбилейные...

          Конец года стал, по традиции, временем командных состязаний. Они, эти соревнования, как бы подвели итог всему циклу выступлений мастеров помоста, и, в частности, уточнили "удельный вес" спортивных обществ, республик, городов в общем балансе наших тяжелоатлетических сил.

          Десятое командное первенство страны по штанге собрало в Горьком большую армию гиревиков, представлявших не только крупнейшие и старейшие общества и ведомства, такие как Советская Армия, "Спартак", "Динамо", но и новичков вроде "Гантиади" и "Колмеурне".

          Горьковчане, давшие русской атлетике легендарного Николая Вахтурова, одного из первых советских рекордсменов мира Михаила Буйницкого и нынешнего "короля легковесов" Виктора Бушуева, следили за многодневной борьбой на помосте с тем добрым интересом и увлечением, которые выдают настоящих знатоков. Они отмечали и успехи признанных лидеров, и первые шаги тех, чья спортивная зрелость не за горами.

          Как ни огорчительна была неудача Бушуева, неуверенно выполнившего темповые движения, волжане не обошли вниманием темпераментного Мустафу Яглы-оглы, локомотивца из Харькова, сумевшего стать вровень с чемпионом мира — оба подняли по 372,5 кг (но победителем турнира был объявлен более лёгкий Яглы-оглы).

          Однако неожиданно слабо выступил не только Виктор Бушуев. Печатью усталости были отмечены выступления армейских спортсменов Стогова, Минаева и Богдановского, показавших весьма посредственные результаты.

          Тем контрастней выглядел боевой задор молодёжи.

          В легчайшем весе впереди экс-чемпиона мира динамовца Багира Фархутдинова оказались два молодых атлета: В.Марзагулов ("Труд") и В.Филиппов ("Спартак"). Участвовавший в соревнованиях вне конкурса ученик Рудольфа Плюкфельдера Алексей Вахонин толкнул 125 кг — столько же, сколько и победитель в этой весовой категории Владимир Стогов.

          Несколько тревожных минут пришлось пережить Евгению Минаеву. Набрав в сумме троеборья 350 кг, он не был уверен в своей победе, так как его соперник, ленинградский слесарь Михаил Медведев ("Труд"), заявил последний подход в толчке к 137,5 кг (Минаев зафиксировал лишь 132,5 кг). Толкни ленинградец этот вес, и рекордсмену мира пришлось бы довольствоваться лишь вторым местом. И Медведев был близок к успеху. Он легко "забросил" снаряд на грудь, но поспешил с толчком и не смог удержать тяжёлую штангу. Неудача Медведева принесла победу Минаеву.

          Впервые за последние годы горечь поражения пришлось испытать известному полусредневесу Фёдору Богдановскому. Он уступил представителю "Буревестника" Александру Курынову, за месяц до командного первенства поднявшему в троеборье 430 кг. В Горьком Курынов набрал только 402,5 кг (но Богдановский и того меньше — всего 390 кг).

          В среднем весе, как и следовало ожидать, победа досталась Рудольфу Плюкфельдеру ("Труд"), добившемуся выдающегося результата в рывке. Чемпион страны взметнул над головой 138,5 кг — это больше мирового рекорда. 24-летний украинец Анатолий Житецкий, атлет изумительных физических данных, с суммой 420 кг занял третье место.

          В отличие от штангистов полутяжёлой весовой категории, в которой тон задавали маститые спортсмены (первенствовал динамовец Василий Степанов, его результат 440 кг), спор тяжеловесов закончился в пользу молодых богатырей.

          Прекрасно выступил Юрий Власов, набирающий силу от встречи к встрече.

Юрий Власов

Его 490 кг вселяют надежду, что армейский геркулес успешно преодолеет "гроссмейстерский" рубеж, о котором написано выше. Благодаря победе Власова атлеты Советской Армии завоевали командный приз.

          В заключение упомяну ещё об одном рекорде, установленном на X юбилейных соревнованиях. Его "автором" является московский динамовец, легковес Акоп Фараджян, поднявший в толчке 155 кг.

Глядя на таблицу рекордов

          Коль скоро разговор зашёл о рекордах, познакомимся с теми, чьи фамилии стоят в итоговых таблицах рядом с полными значения числами.

          Из двадцати восьми официальных рекордов мира пятнадцать принадлежат спортсменам Советского Союза, девять — американцам. Остальные распределяются так: три — на счету у молодых китайских штангистов, один завоёван представителем Польши.

          Большинство рекордов установлено в последнее время. Особенно урожайным оказался 1958 год, в котором были обновлены почти два десятка высших достижений. Только в августе наши штангисты внесли четыре поправки к мировым рекордам.

          Кто же они, сильнейшие из сильнейших?

          Один из них уже назван — это москвич Владимир Стогов. Рядом с ним в почётном строю находятся армеец Евгений Минаев, его товарищ по службе уралец Фёдор Никитин, горьковский слесарь Виктор Бушуев, смоленский атлет Николай Костылев, бывший сибирский рудокоп офицер Трофим Ломакин, харьковчанин Фёдор Осыпа и капитан команды советских штангистов Аркадий Воробьёв (Свердловск).

          Это, если можно так выразиться, старая гвардия рекордсменов мира. В 1958 году в их богатырскую семью вступили новые члены: кемеровский шахтёр Рудольф Плюкфельдер, киевлянин Владимир Тимошенко, будущий педагог из Винницы Анатолий Житецкий, выпускник казанского авиационного института Александр Курынов.

          Как можно видеть, география рекордов весьма обширна. Впервые в истории тяжёлой атлетики представлены рекордсменами мира Казань, Винница, Кемерово и другие города так называемой периферии. Это ли не свидетельство поистине народной популярности гиревого спорта, неисчерпаемости его резервов? Однако пора вернуться к списку рекордсменов. Сегодня уже никто не может ручаться за устойчивость этого списка. Может случиться, что ещё в этом году он будет изменён силачом из Таджикистана Виталием Двигуном или московским легковесом Акопом Фараджяном. Не сказал ещё своего последнего слова и экс-рекордсмен мира Фёдор Богдановский. Есть все основания надеяться, что в скором времени падёт неприступный пока рекорд Андерсона — Алексей Медведев, как известно, человек решительный.

          А сколько новых, неизвестных нам пока чемпионов и рекордсменов подрастает им на смену? О них мы услышим в будущем. Они умножат спортивную славу нашей Родины — страны богатырей.


  1 Сталино — ныне Донецк стрелка вверх

  2 Багир — неправильно. Лучше Бакир, а ещё лучше — Бакыр (в переводе с татарского "медь"), причём "к" должно быть "полугорловым". стрелка вверх

[на главную страницу]

Архив переписки

Форум


 

Free counters!