Л.Горянов

Просто Медведев

(Из книги "Богатыри России")

          Шёл дождь. Не по-летнему холодный, резкий ветер гнул к земле сверкавшие нетронутой зеленью молодые деревца. Свинцовые тучи медленно, сурово проплывали над Москвой. В огромных лужах бледными жёлтыми пятнами отражались огни необычно рано зажжённых фонарей. В тот день, 15 июня 1955 года, выдалась скверная погода — хоть на улицу не выходи. Но по широким аллеям Центрального парка культуры и отдыха имени Горького нескончаемым потоком шли люди.

          — Куда это все двинулись в такую слякоть? — удивлялись пассажиры в автобусах и троллейбусах, проезжающих по Крымскому мосту.

          Ненастье не могло остановить пятнадцать тысяч жителей советской столицы, подлинных любителей и энтузиастов спорта. Они только боялись, как бы не отменили матч национальных команд СССР и США по тяжёлой атлетике, на который они и спешили в Зелёный театр, что в парке Горького.

          Москвичи тогда не были избалованы международными состязаниями и на матч сильнейших в ту пору тяжелоатлетических команд мира стремились попасть так же, как сейчас болельщики рвутся на встречи наших хоккеистов с канадскими профессионалами. И в итоге болельщики получили истинное наслаждение от поединка команд, в которых были собраны такие звёзды, как Чарльз Винчи, Томми Коно, Стенли Станчик, Дейв Шеппард, Аркадий Воробьёв...

          И всё же подавляющее большинство тех, кто пришёл на матч, с нескрываемым нетерпением ожидали выступления "американского чуда", как называли в ту пору тяжеловеса Пауля Андерсона, о феноменальных результатах которого трезвонила вся зарубежная печать.

          Матч советской и американской сборных подходил к концу. На огромную сцену Зелёного театра судьи вызвали последнюю пару атлетов — американца Пауля Андерсона и советского чемпиона Алексея Медведева.

          В жиме наш атлет поднял 145 кг. Андерсон же без особого труда выжал 182,5 кг. Штангу такого веса не поднимал ещё никто и никогда.

          — Результат, показанный Паулем Андерсоном, — объявил судья-информатор, — является новым мировым рекордом.

          Грянул гром оваций. Его раскаты переходили от яруса к ярусу, затухали и вспыхивали с новой силой. Москвичи были поражены результатами могучего американца, который в толчке поднял ещё больше — 193 кг.

          Закончил своё выступление Андерсон с поистине невероятной по тем временам суммой — 518 кг. У Медведева было собрано гораздо меньше — 450 кг. И тогда к нашему спортсмену подбежал корреспондент "Нью-Йорк Таймс".

          — Что вы скажете о нашем Пауле? — спросил он Медведева с откровенной ухмылкой.

          — Что ж, Андерсон замечательный спортсмен, — раздалось в ответ.

          — Да, да... Замечательный. Именно замечательный. У вас, русских, нет своего Андерсона. Нет... У вас нет гиганта, который смог бы набрать в сумме пятьсот килограммов... — и корреспондент побежал в глубь сцены, к телефонным аппаратам междугородной связи...

          ...Давно отшумела ночная Москва, а Медведев не спал. Он лежал на кровати, подложив под голову руки, и смотрел на потолок, на котором бледным пятном отражался свет уличного фонаря. Где-то часы пробили три раза. А у Алексея не выходили из головы разговор с американским корреспондентом и восторженные возгласы возвращавшихся с матча зрителей. Неужели ему, советскому спортсмену, никогда не добиться таких же высоких результатов, неужели ему никогда не догнать американца?

          Алексей резко поднялся с постели и присел, обхватив руками колени.

          — Неужели нет путей к такой силе? — произнёс он вслух, задавая вопрос самому себе. И сам же ответил: — Нет, я ещё покажу, на что способны советские спортсмены.

          Ночь сменило утро. По умытым дождём улицам спешили почтальоны с сумками газет. С пахнувших типографской краской листов смотрел улыбающийся Андерсон. Казалось, этой громаде весом в сто шестьдесят два килограмма тесно в узких рамках фотоснимка. Со свежих полос о феноменальной победе американца кричали броские заголовки. В метро, трамваях, автобусах люди читали отчёты о матче и качали головами, восторгаясь невиданной силой Андерсона. Даже самые смелые обозреватели, даже близкие друзья и тренеры Медведева откровенно признавались в своих статьях: едва ли в течение пяти-шести ближайших лет наши тяжеловесы перейдут рубеж в пятьсот килограммов.

          Да, мало кто верил в возможность догнать так далеко ушедшего вперёд соперника. Но сам Медведев в это верил. Именно в то утро он и записал в своём дневнике:

          "Мы обязаны утвердить факт, что самый сильный человек планеты живёт в нашей стране!"

          Алексей Медведев в юности был обыкновенным парнем — играл в футбол, занимался лёгкой атлетикой, собирался, окончив школу, поступить в технологический институт...

          Но этим мечтам не суждено было сбыться. В громах орудийных залпов и в завывании авиабомб, в железном лязге танков пришёл суровый июнь сорок первого года. Четырнадцатилетний московский школьник Лёша Медведев вместе с тысячами своих сверстников встал к станку, чтобы трудиться для фронта. Там, в рабочем коллективе, он и познакомился с тяжелоатлетическим спортом, получил путёвку в спортивный клуб "Крылья Советов", прошёл путь от новичка до мастера спорта и чемпиона страны в тяжёлом весе.

          Всё до поры до времени складывалось хорошо. А вот теперь свои результаты, свои прежние победы и даже свои рекорды Медведеву приходилось оценивать с новых позиций. То, за что вчера хвалили — сегодня подверглось резкой критической оценке. Вместе со своим тренером Романом Павловичем Морозом Медведев вынужден был пересмотреть задачи и нацелиться на новые рубежи, ещё вчера казавшиеся недосягаемыми.

          В непрерывной и напряжённой работе, в постоянных творческих поисках прошли два трудных сезона.

          И вот настал 1957 год. Начался чемпионат мира в Тегеране. Ещё до выступления тяжеловесов сборная Советского Союза учинила настоящий разгром американцам. Наша команда набрала 33 очка, команда Соединённых Штатов Америки — только 10 очков.

          Успех был сенсационным. Золотую медаль первым завоевал Владимир Стогов, за ним на высшую ступень пьедестала почёта поднялись Евгений Минаев, Виктор Бушуев, Трофим Ломакин, Аркадий Воробьёв... Оставалось сделать последний шаг. Но каким он будет?

          На этот счёт мало кто сомневался. Выражая общее мнение, одна из тегеранских газет, вышедшая утром в день соревнований тяжеловесов, написала:

          "Русские ведут небывалое наступление, одерживая победу за победой во всех весовых категориях. Но когда сегодня вечером, 12 ноября, закончится битва титанов-тяжеловесов, им придётся смириться с мыслью, что самый сильный человек находится всё-таки не в их команде. Ибо трудно предположить всерьёз, что заявленный от СССР Алексей Медведев сможет оказать сколько-нибудь серьёзное сопротивление второму призёру Мельбурна, набравшему там одинаковую сумму с легендарным Андерсоном."

          Упомянутым в статье претендентом на звание самого сильного человека был аргентинец Хумберто Сельветти, уже имевший в своём активе заветную сумму 500 кг.

          Поединок Медведева и Сельветти начался поздно вечером в забитом до отказа зале нового дворца, где проходил чемпионат. Ещё во время парада участников фанатично влюблённые в гиревой спорт иранцы устроили бурную овацию аргентинцу. В зале раздавались восторженные возгласы, на сцену летели цветы, зрители то и дело принимались скандировать:

          — Сельветти! Сельветти!

          Они желали победы аргентинцу.

          Медведев стоял оглушённый этим шумом и несколько растерянный. Вдруг он почувствовал, как кто-то дотронулся до его плеча. Оглянулся — это был Яков Григорьевич Куценко. Старший тренер нашей сборной, видимо, понял, что творилось на душе у спортсмена. Куценко шепнул Медведеву на ухо:

          — Лёша, после окончания соревнований всё это будет адресовано тебе.

          Всего несколько слов, а как они изменили настроение Алексея...

          Легко выжав начальный вес — 160 кг, — Алексей ушёл в разминочную.

          — Что там делает Хумберто? — спросил он у тренера, лёжа на раскладушке.

          — Сельветти начал со 165 кг.

          — Закажите и мне этот вес для второго подхода.

          Вес 165 кг Медведев поднял, а вот дальше не смог преодолеть незримый барьер. Сельветти же с завидной лёгкостью выжал в итоге 175 кг.

          Зал неистовствовал. Счастливый аргентинец, заранее предвкушая свою победу, приветливо махал публике рукой, охотно принимал поздравления. Он был счастлив: отрыв от соперника на старте в целых десять килограммов — это серьёзная заявка на победу.

          Но у нас в разминочной шло спокойное обсуждение создавшейся ситуации.

          — Всё ещё впереди, Лёша. В темповых движениях ты его догонишь, — говорил Куценко.

          — Да я и не собирался сдаваться, — улыбнулся наш чемпион.

          Начался рывок. И тут выяснилось, что жим измотал аргентинца, — он, видимо, отдал ему слишком много сил. И во втором движении классического троеборья остановился всего лишь на 140 кг.

          — Хочу начать со 142,5 кг, — сказал Медведев.

          — Хорошо, — согласились тренеры, хотя вес 142,5 кг был для Алексея почти предельным. Но здесь уж без риска было не обойтись.

          Алексей вышел на помост под ослепительный свет юпитеров. Зал затаил дыхание. Наш спортсмен опустился в стартовое положение, плавно потянул штангу, подорвал её, а потом быстро ушёл в низкие "ножницы". Пошедшая вверх штанга послушно замерла над головой Алексея. 1

          — Добавьте на штангу ещё пять килограммов, — обратился Куценко в судейскую коллегию.

          В зале теперь стоял рёв, беспрерывно стрекотали фотокамеры. Всеобщее внимание сосредоточилось на спортсмене с советским гербом на груди. Он пристально и долго смотрел на гриф, а потом уверенно вырвал огромный вес.

          Теперь разрыв между Медведевым и Сельветти сократился до минимума: он составлял всего два с половиной килограмма.

          Третье движение — толчок — первым начал Сельветти. Он поднял 170 кг. Медведев же попросил установить на штангу 180 кг. В зале раздался гул одобрения и... удивления. Кто-то из глубины зала крикнул по-русски:

          — Алексей, не ошибись!

          Кто был этот человек? Может быть, служащий советского посольства или случайный "командировочный"? А может быть, лётчик Аэрофлота или турист... Но кто бы он ни был, его голос остро пробудил в нашем спортсмене чувство теснейшей сопричастности с родной землёй, со своим народом.

          Сто восемьдесят килограммов Алексей поднял безупречно.

          Сельветти заказал 185 кг. Ассистенты, установив новый вес, отошли в сторону. Но попытка аргентинца поднять 185 кг окончилась неудачей: штанга, не пройдя и полпути к наивысшей точке, тяжело упала на помост.

          Медведев, посоветовавшись с Куценко, решил атаковать эти же 185 кг. Попытка закончилась блестяще. Вся наша команда торжествовала: Алексей обошёл аргентинца на 12,5 килограмма!

          Неудача обескуражила Сельветти. Его лицо осунулось и потемнело. По подсказке своего ассистента, американского штангиста Питера Джорджа, Хумберто решил сделать подход на 187,5 кг. Расчёт был правильным: удача позволила бы ему догнать лидера.

          Наступила кульминация поединка. В зрительном зале стоял сплошной гул. На красивом открытом лице Хумберто появились следы необычайного напряжения и волнения — багровые пятна. Нервно поправил пояс, Сельветти долго и пристально смотрел на штангу, словно гипнотизируя её. Наконец решился атаковать вес — но неудачно: штанга с грохотом упала на помост, а вслед за ней упал и не удержавшийся на ногах Сельветти.

          К Медведеву бросились друзья, поздравляя с победой, но он попросил всех успокоиться:

          — Соревнования ещё не окончены...

          Да, соревнования не закончились — у советского спортсмена оставался ещё один подход. Все поняли: если Медведев поднимет штангу, которую только что бросил Сельветти, то наш атлет станет третьим в мире членом "Клуба 500".

          Медведев решительно подошёл к снаряду. Желанная вершина была совсем близко. И Алексей покорил её.

          Рабочий человек, москвич Алексей Медведев стал первым официальным советским чемпионом в тяжёлой весовой категории, а также первым советским спортсменом, набравшим сумму 500 кг. И этот его спортивный подвиг никогда не потеряет своего значения.

          Наши штангисты вернулись домой в конце ноября. А 31 декабря Алексею Сидоровичу Медведеву было присвоено высокое звание заслуженного мастера спорта СССР.

          Через несколько месяцев на первенстве страны в городе Донецк Медведев улучшил свой всесоюзный рекорд в сумме классического троеборья, набрав 505 килограммов. А в мае в составе сборной страны он улетел за океан для участия в товарищеском матче с атлетами США.

          Советская команда летела на соревнования как вестница мира и дружбы. Но кое-кто понимал значение предстоящего матча иначе. За несколько дней до его начала руководитель американских тяжелоатлетов Боб Гофман написал:

          "Лучший способ нанести пропагандистский удар по стране, находящейся за железным занавесом, — это превзойти русских штангистов в жиме, рывке и толчке. На тамошних людей производит впечатление только грубая физическая сила. Они фетишизируют силачей. Вот почему мы так хотим выиграть предстоящие встречи."

          — Что ж, — говорили наши ребята, — друзьям мы покажем своё мастерство, а любителям таких заявлений постараемся испортить настроение.

          В Детройте в выставочном зале "Интернейшнл амфитеатр" сборная СССР выиграла у американцев со счётом 6:1. В тяжёлом весе Алексей Медведев показал второй за всю историю мирового спорта результат — 507,5 кг, опередив своего основного соперника знаменитого Дж.Бредфорда на 22,5 кг. Затем в Чикаго была одержана вторая победа.

          Главный бой американцы решили дать в Нью-Йорке. Огромный "Мэдисон-сквер гарден", в котором происходят все самые интересные и престижные спортивные состязания, был переполнен. Острая борьба привела команды к ничейному счёту 3:3. Всё должно было решиться в состязании тяжеловесов.

          Но тут и атлетов, и зрителей ожидал сюрприз. Видимо, не надеясь на успех заявленного за команду США Бредфорда, Боб Гофман выпустил на сцену давно перешедшего в профессионалы и не имевшего никакого отношения к матчу Пауля Андерсона. Расчёт был прост: показать, что пусть, дескать, и в профессионалах, но самый сильный человек планеты живёт всё-таки именно в Америке. Но Андерсон не довёл до конца ни одно из движений и, смущённый, под улюлюканье зала покинул арену. Алексей Медведев победил, в третий раз за неделю достигнув 500-килограммового рубежа.

          И тогда в "Медисон-сквер гардене" в его честь вспыхнула восторженная овация. А когда Медведев зашёл в раздевалку, к нему подскочил корреспондент "Нью-Йорк Таймс". Он был чем-то похож на того журналиста, который три года назад беседовал с Медведевым на сцене Зелёного театра в Москве.

          — ЗдОрово, здОрово, — сказал журналист на ломаном русском. — Вы потрясли нас. Вы... Вы русский Андерсон! — вдруг выкрикнул он и вопросительно посмотрел на москвича, видно, очень желая узнать, какое впечатление произвело на того это сравнение.

          Алексей покачал головой. Здесь, в ревевшем и бесновавшемся зале, в толпе, выкрикивавшей его имя, он вдруг вспомнил свои завод, годы труда, тяжесть тренировок, горечь пережитых неудач, помощь друзей... Вспомнил всё и ответил:

          — Да нет, никакой я не Андерсон. Я просто Медведей. Понимаете: просто — Медведев.

          На следующий день американские газеты единодушно назвали нашего спортсмена сильнейшим человеком планеты, русским богатырём.

          К этому можно добавить, пожалуй, лишь то, что осенью 1958 года Алексей Медведев вторично завоевал золотую медаль чемпиона мира, а 15 марта 1959 года отнял у американца Д.Ашмана мировой рекорд в рывке двумя руками, показав отличный по тем временам результат — 151 кг.

          Сегодня Алексей Медведев — заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер СССР, кандидат педагогических наук. С его именем связаны блестящие победы нашей сборной на Олимпиадах в Токио и Мехико, на многих чемпионатах мира. Он автор ряда книг.

          Всё это немалые достижения. Но мы никогда не забудем, как он первым доказал всему миру, что для советских силачей нет ничего невозможного.


  1 А вот что написано в оригинале текста.

          "Алексей вышел на помост под ослепительный свет юпитеров. Зал затаил дыхание. Наш спортсмен опустился в стартовое положение, плавно встал с весом на груди, ожидая хлопка-разрешения, и вот уже штанга пошла вверх и замерла в прямых руках Алексея. Он чётко зафиксировал снаряд над головой."

          То есть в оригинале текста Медведев во время выполнения рывка занимался жимом. стрелка вверх

[на главную страницу]

Архив переписки

Форум


 

Free counters!