Главный диверсант мирового спорта

          Когда встречаешь данное выражение, то в первую очередь вспоминаешь, разумеется, двух современных отморозков: Григория Родченкова и Ричарда Макларена.

          Однако на самом деле эти люди отнюдь не рекордсмены вредительства в спорте. То бишь есть намного больший пакостник, которого современная публика — вследствие мощнейшего её зомбирования — считает, напротив, величайшим спортивным благодетелем. Почему считает? Потому, что этот рекордсмен вредительства, как уверены сегодня почти все люди, является основателем современного спорта. Я имею в виду, разумеется, Пьера де Фреди, барона де Кубертена.

Беды современного спорта

          Почему же барон в действительности не благодетель для спорта, а именно главный в нём диверсант? Потому, что основные беды современного спорта — его низкая популярность и его превращение в инструмент гнусных политиканов — берут своё начало от навязанного Кубертеном миру так называемого "олимпизма".

Что такое "олимпизм"?

          По факту это набор, во-первых, из любительщины, то есть непрофессионализма самого низкого пошиба, во-вторых, из столпотворения видов спорта, в-третьих, из столпотворения соревнующихся в одном виде спорта. И, наконец, в-четвёртых, из вытекающего из всего этого финансирования спорта не публикой, почти потерявшей к спорту интерес, а оторванными от публики чиновниками. Ну и ещё в данный дешёвый набор входят напыщенные, но реально бестолковые ритуалы типа массовых клятв в честности.

          Первое из перечисленного, то есть любительщина, приводит, понятно, к низким, к ерундовым спортивным результатам. Второе и третье, то есть оба вида столпотворения — ведут к тому, что внимание зрителей безнадёжно распыляется, они запутываются в избыточной информации и в итоге, как отмечалось, теряют к спортe интерес. А четвёртое, то есть чисто чиновничья поддержка спорта, ведёт к крайней неэффективности управления спортом, к тому, что под властью чинуш последний заражается коррупцией и, окончательно оторвавшись от публики, перестаёт её увлекать. Но в то же время, как отмечалось выше, становится средством политиканского давления на неугодных.

Честность и допинг

          Что же касается выспренних клятв в честности, то именно ссылкой на последнюю и пользуются грязные ловкачи, придумавшие, что, мол, есть такое "нечестное" средство повышение спортивных результатов, как допинг.

          На чём основаны эти обвинения допинга в нечестности? Всего лишь на том, что спортсмен, принимающий допинг, получает-де преимущество перед спортсменом, допинг не принимающим. Кроме того, данное обвинение дополняется ссылкой на то, что допинг, мол, опасен для здоровья.

          Но такое обоснование обвинений есть великая глупость: во-первых, никто по сих пор не разбирался непредвзято с уровнем опасности допинга. То бишь обвинения в адрес допинга являются пока всего лишь истерической шумихой, раздутой через безграмотных журналистов. Во-вторых, разве сам спорт высших достижений не несёт в себе огромную опасность для здоровья? Тем не менее, спорт высших достижений никто и не думает отменять. В-третьих, можно просто никому не запрещать принимать допинг — и тогда все окажутся в равных условиях. А в-четвёртых, разве один лишь приём-неприём допинга ставит соперников в неравные положения?

          Как известно, в распоряжении евро-американских спортсменов имеются современные стадионы, научно разработанное питание и прочие средства восстановления, квалифицированные тренеры, передовая медицина — а, например, у африканских спортсменов ничего этого чаще всего нет. Так, может быть, в связи с таким "нечестным" положением дел стадионы, питание, тренеров и врачей нужно запретить в спорте точно так же, как и допинг? (См. в связи с этим "Очередные успехи ВАДА".)

          А что делать, если у одного спортсмена выше, чем у другого, способности, сильнее воля, длиннее ноги и т.д.? Может, нужно лишить более способного спортсмена воли и отрубить ему ноги — дабы восторжествовала демагогически понимаемая "честность"?

          Резюмирую: дурацкие ритуалы и пустые уверения в честности следует отменить. То есть за соблюдением правил должны нормально следить профессионалы, а не тупые клятвы. Допинг же необходимо разрешить.

          Да, он действительно может нести опасность для здоровья — но по данному основанию нужно, повторяю, запретить вообще весь спорт высших достижений. Потому что по-настоящему опасен для здоровья, увы, именно он.

Как обстоят дела с допингом сегодня?

          Требование разрешить допинг зазомбированные люди обычно воспринимают как дикость. Им кажется, что по причине нынешнего якобы благодетельного запрета допинга последний почти никто из спортсменов не использует и, благодаря этому, не теряет здоровье.

          Однако на самом деле сегодня в спорте высших достижений допинг принимают все спортсмены без исключения. Тот же, кто допинг принимать перестаёт, быстро опускается в результатах до уровня бездопинговых 1950-х годов. И вылетает из спорта высших достижений.

          Поэтому повторяю: любой спортсмен, превышающий в своих результатах уровень 1950-1960-х годов, захимичен по уши.

          И, кстати, сия захимиченность на здоровье спортсменов в реальности почти никак не отражается.

          Зато отмеченным выше всеобщим приёмом допинга пользуются, напоминаю, всевозможные негодяи. А именно: они избирательно ловят на приёме допинга неугодных спортсменов и, напротив, разрешают угодным использовать допинг в виде так называемых "терапевтических исключений".

          Поэтому повторяю: то, что сегодня называется допингом, должно стать "терапевтическим исключением" сразу для всех спортсменов. А не только для тех, кто угоден негодяям.

Развивает ли "олимпизм" спорт?

          Подавляющее большинство людей уверено, что развивает, причём со страшной силой. И потому множество на хрен никому не нужных видов спорта рвутся в так называемую "олимпийскую семью".

          Однако подкрепляется ли фактами сия почти всеобщая зомби-уверенность в огромной пользе "олимпизма"? Ну разумеется, не подкрепляется.

          Например, классическая борьба до того, как стать олимпийским видом спорта, была самым популярным зрелищем: по так называемой "французской борьбе", демонстрировавшейся в цирках в конце XIX — начале XX веков, сходила с ума вся Европа. Однако, преобразовавшись в олимпийский вид спорта, борьба стала настолько скучной и непопулярной, что недавно её исключали из программы Олимпиад.

          А какие виды спорта в мире лучше всего себя чувствуют в плане того, что не нуждаются ни в каких гос.дотациях? Это следующие виды спорта: футбол, канадско-американский хоккей и баскетбол, американский футбол, гольф, бейсбол, профессиональный бокс, теннис, крикет, ММА и бодибилдинг системы IFBB.

          Какие же у этих видов спорта отношения с "олимпизмом", сильно ли последний им помогает, если данные виды спорта включаются в программу Олимпиад?

          Все олимпийские соревнования по футболу, хоккею, баскетболу и теннису считаются их болельщиками вторым сортом. Потому что первый сорт для данных видов спорта — первенства мира и континентов, а также клубные чемпионаты. Что же касается американского футбола, бейсбола, гольфа, профессионального бокса, крикета, ММА и бодибилдинга системы IFBB, то эти виды спорта в "олимпийской семье" абсолютно не нуждаются. Поскольку процветают и без неё.

          Очень показательна, кстати, ситуация с видом спорта, близкородственным процветающему неолимпийскому профессиональному боксу — я имею в виду включённый в "олимпийскую семью" любительский бокс. Так вот данный олимпийско-любительский бокс, несмотря на своё вроде бы огромное сходство с процветающим профессиональным родственником, влачит жалкое существование. Целиком завися от благоволения и подачек капризных чинуш.

          А происходит сие потому, что любительский бокс, то есть бокс, имеющий правила, полные "олимпизма", почти не привлекает широкую публику. Вот и приходится несчастным любителям жить с вечно протянутой рукой.

          Из всего перечисленного необходимо сделать следующий однозначный вывод: "олимпизм" на самом деле, увы, только гробит спорт.

          Что же касается тех отстойных его видов, что рвутся в "олимпийскую семью", то самый дельный совет для них таков: дебилоиды, включённость в программу Олимпиад нисколько вам не поможет, вы останетесь точно такими же на хрен никому не нужными. А если действительно хотите стать популярными, то измените ваши правила, которые пока что наверняка дурацкие, бездарные, пронизанные "олимпизмом".

Ещё одна ложь про Кубертена

          Сегодня ловкие фальсификаторы вбили большинству людей в головы представление, что, мол, до деструктивных усилий Кубертена никакого спорта, тем более любительского, в мире не наблюдалось.

          Однако это представление опять-таки не соответствует действительности: до Олимпиады 1896 года был очень хорошо развит, то есть, в частности, не требовал государственной поддержки профессиональный спорт. Существовавший, напоминаю, в виде французской борьбы в цирках, а также в виде матчей боксёров-профессионалов.

          Равным образом, неплохо себя чувствовал и спорт любительский. Представлявший собой, например, национальные чемпионаты по поднятию тяжестей, проводимые вне цирковых арен. На этих чемпионатах выступали и побеждали люди, увлекавшиеся спортом параллельно своим профессиональным занятиям.

          Нормально проводились (и никуда не делись сегодня) также всевозможные национальные праздники с, например, чисто любительскими борьбой на поясах и с поднятиями природных тяжестей.

          Так что Кубертен на самом деле не придумал ничего нового. А всего лишь использовал явление, которое уже давно имело место.

          Кстати, если любители как массовое явление не существовали бы до призывов Кубертена, то на его первую Олимпиаду 1896 года никто просто и не приехал бы.

Мечты избавить мир от войн

          Не секрет, что Кубертен, пропагандируя свою заветную мечту — возрождение олимпиад — очень надеялся перенести международное соперничество из военных областей в спортивные. И заветная мечта Кубертена, как известно, полностью осуществилась в виде проведения в XX веке множества Олимпиад.

          Однако сие проведение множества Олимпиад нисколько не остановило мировые войны, начавшиеся, соответственно, через 18 лет и через 41 год после первой Олимпиады нового времени.

          То есть, несмотря на развившееся олимпийское движение, масштабные войны ничуть не прекратились. (А значит, Кубертен с его заветным рецептом избавления от войн был человеком весьма недалёким. Просто его безмозглость успешно компенсировалась гиперактивностью.)

          Мало того, олимпийские игры — это изначально вообще смертельно опасная дурь: именно из-за олимпийских игр 480 г. до н.э., куда сбежалась антивоенно соревноваться почти вся Греция, царю Леониду пришлось останавливать в Фермопилах войско Ксеркса усилиями всего лишь трёхсот спартанцев (Геродот, "Полигимния"). Имей Леонид и его триста воинов больше уважения к олимпийским традициям, обожаемая Кубертеном Древняя Греция была бы давно уничтожена.

Бзик на любительщине

          Любительщина, непрофессионализм — это, как известно, одна из главных помех для достижения успеха в человеческой деятельности вообще и, разумеется, величайшая помеха конкретно в спорте. Но каким же тогда образом мысль о насаждении любительства втемяшилась в бестолковые мозги Кубертена, чем она привлекла гиперактивного барона?

          Всё дело в том, что барон был твёрдо уверен: профессионалы, мол, постоянно жульничают, а любители, дескать, жульничать не могут. Разумеется, в реальности это нелепость: во-первых, многие любители, дай им только шанс, тоже начинают вовсю жульничать. А во-вторых, профессионалов можно поставить в такие условия соревнований, что жульничать будет невозможно. Что доказывается существованием всего современного спорта, который насквозь профессионален.

          Однако гипноз со стороны шибко упёртого барона оказался таким мощным, что поначалу кубертеновскому бзику насчёт преимуществ спортивного любительства все уступили. И на первых Олимпиадах соревновались действительно одни лишь любители. Однако тут же выяснилось, что проку от таких Олимпиад нет никакого, поскольку они почти не пользуются успехом.

          Тогда организаторы вынужденно стали закрывать глаза на появление в рядах олимпийцев профессионалов, маскировавшихся под любителей — типа, например, французского тяжелоатлета Шарля Ригуло. И вскоре среди победителей Олимпиад не осталось ни единого любителя. Хотя эти победители на бумаге имели профессии, не связанные со спортом, и якобы трудились по специальности.

          Например, штангисты в секции Рудольфа Плюкфельдера числились шахтёрами. При всём при том, что в шахтах они побывали лишь пару раз, а основным, профессиональным их занятием были многочасовые силовые тренировки в спортзале.

          Затем в мире появились горе-правдорубы типа нашего Юрия Власова, который, когда закончил выступать на помосте, принялся шуметь, что советский спорт, мол, любительский только на бумаге, но профессиональный на деле.

          И вскоре Международный олимпийский комитет окончательно порвал с заветами бзикнутого отца-основателя и принялся приглашать на Олимпиады общепризнанных профессионалов типа ребят из НБА и НХЛ. А также перестал щемить спортсменов как за получение доходов от коммерческой рекламы, так и за получение сотен тысяч долларов (и больше) за олимпийскую победу.

          Правильно ли это было с позиции истинных — а не выдуманных Кубертеном — олимпийских принципов? Конечно, правильно: ведь на древних олимпиадах соревновались тоже в основном специально подготовленные и хорошо оплачиваемые профессионалы. А вовсе не вздумавшие соперничать с ними любители.

Бзик на "участии"

          Широко известна коронная олимпийская дурь за авторством Кубертена: "Главное не победа, а участие".

          Однако поскольку эта дурь антиспортивна, то на современных Олимпиадах сразу же со страшной силой стали цениться именно победы — точь-в-точь как в Древней Греции. Где для входа олимпийского победителя в родной город разламывали часть его стены. Остальных же участников древних олимпиад с такой помпой, естественно, никто не встречал.

          Кроме того, коронная олимпийская дурь про доминирование участия над победой — она ещё и антизрелищна. Ну кому охота смотреть на жалкие трепыхания толпы неумёх, решивших поучаствовать в соревновании? Поэтому для комплектации участниками современных Олимпиад их организаторы вскоре начали проводить жесточайший отбор. Причём часто, увы, не только по спортивным показателям.

          Ещё раз для закрепления материала: спорт как зрелище, пользующееся большой и искренней любовью публики — он всегда отнюдь не массовый, а именно профессиональный, элитный, отборный. То есть занятие лишь для немногих, особым образом отобранных. А вовсе не занятие для широких масс, дезориентированных нелепыми лозунгами.

Особенности древних олимпиад

          Поскольку Кубертен убедил всех, что в спорте следует подражать Древней Греции как идеалу, то встаёт следующий вопрос: нужно ли подражать настоящим, а не выдуманным Кубертеном древнегреческим олимпийским играм?

          Настоящие олимпийские игры были, во-первых, занятием рабовладельцев — то есть рабам и вольноотпущенникам принимать участие в соревнованиях не разрешалось. Поэтому сие занятие угнетателей напыщенно называлось играми "свободных людей". Однако близка ли нашим современникам свобода, добытая за счёт дискриминации и страданий ни в чём не повинного человека?

          Во-вторых, прежние олимпийские игры были занятием повальных педерастов и педофилов: у древних греков любовь к мальчикам считалась выше любви к женщинам.

          В-третьих, на древние олимпийские игры долгое время в качестве зрителей не пускали женщин — как существ низшего сорта.

          В-четвёртых, участники древних олимпийских игр выступали полностью голыми — чтобы в их ряды не пробралась женщина.

          В-пятых, на древних играх царил культ олимпийских богов, которым приносились жертвы в виде прилюдно умерщвляемого перед алтарём и сжигаемого затем на алтаре скота.

          В-шестых, на древних играх не было и намёка на эстафетную транспортировку олимпийского огня — эту церемонию придумало окружение Гитлера для Олимпиады 1936 года в Берлине.

          Полагаю, перечисленное должно подтолкнуть к мысли, что древнегреческие занятия спортом вряд ли могут быть примерами для современных людей. Поскольку в этих занятиях слишком многое отдаёт шовинизмом с примесью половых извращений.

          Поэтому, на мой взгляд, дабы не пачкать устроения современных людей сходствами с допотопными олимпиадами, нужно проводить принципиально новые соревнования по принципиально новым правилам и с принципиально новым названием. Типа "Битвы профессионалов".

          Ну, а если кому-либо всё-таки приспичит устраивать олимпийские игры полностью по древнегреческому образцу, то прославлять тогда нужно их легендарного основателя Геракла. Но вовсе не Кубертена, который под уверения про возрождение древнегреческих олимпиад устроил что-то чисто своё, на них не шибко похожее.

А может, пора простить?

          Перечисляя диверсии Кубертена, я постоянно отмечал, что сегодня с успехом отменена то одна, то другая его дурь. Так, может быть, теперь уже не стоит считать Кубертена главным вредителем в спорте?

          Увы, нет: прыткий не по делу барон всё-таки по-прежнему диверсант номер один. Проблема в том, что до сих пор не изжиты внедрённые им столпотворение видов спорта и участников, а также управление спорта чиновниками.

          В связи с чем объясню, какой должна быть

Правильная схема соревнований

          Что же нужно сделать, дабы спортивные соревнования, как их ни назови, оказались реально успешными, то есть максимально популярными у публики сами по себе, — иными словами, без посторонней помощи, без постоянных подачек со стороны того же государства?

          Если встанет вопрос об организации правильно устроенных "Битв профессионалов", то про выспренние клятвы в честности как про занятие совершенно бессмысленное необходимо сразу и начисто забыть. Потому что честность должна быть не на словах, а на деле. В связи с этим при вынесении судейских решений полагаться нужно, например, на видеоповторы. А вовсе не на дурацкие массовые заклинания.

          На "Битвах профессионалов" допинг должен быть полностью разрешён, поскольку это точно такой же спортивный фактор, как тренировка или профессионализация.

          Нельзя допускать никакого столпотворения видов спорта — и сие означает, что в "Битвах профессионалов" должно насчитываться относительно немного популярных, то есть хорошо предварительно раскрученных видов спорта. Быстрые — например, полу-двухчасовые — соревнования в каждом из которых будут идти не одновременно, а по очереди. За день, таким образом, пройдут соревнования максимум в четырёх-семи видах спорта.

          Нельзя допускать и никакого столпотворения участников — то есть в каждой отдельной "Битве профессионалов" должно насчитываться только двое-трое сильнейших в мире участников. Отбор которых нужно проводить незадолго перед главным соревнованием. А сами отборочные соревнования могут быть "Битвами профессионалов такой-то местности" (например, "такого-то континента").

          Почему участников должно быть максимум трое? Потому что соревнования как зрелище никчемны, никудышны, неувлекательны без, выражаясь коротко, системы "звёзд". А это значит, повторяю, что каждому соревнованию должна предшествовать хорошая его раскрутка. То есть живой и в то же время подробный рассказ о спортивных качествах его участников.

          Ясно, что о большем, чем три, числе участников при таких требованиях нормально не расскажешь. Да и не должен средний зритель запутываться в слишком объёмной для него информации.

          Описанная схема подталкивает к следующему естественному выводу: задача множества любителей заключается в том, чтобы финансировать спорт в роли увлечённых зрителей, а задачей немногочисленных профессионалов будет выступать, развлекая любителей. И вдохновляя их на занятия спортом.

Что имеет место сегодня?

          На Олимпиадах же современности публике, увы, в огромных объёмах подсовываются абсолютно не нужные ей, неинтересные, а то даже и просто провальные виды спорта. Эти виды спорта разбужены при помощи пресловутого "олимпизма" за счёт стремлений государств, то есть национальных бюрократий, корявенько выпендриться друг перед другом.

          Почему же имеет место сия нелепая вещь, почему в разряд зрелищ упорно пытаются пропихнуть то, что явно антизрелищно?

          Всё дело в том, что у организующих спортивное мероприятие чиновников и у пришедшей на спортивное мероприятие публики принципиально различаются коренные интересы.

          Коренной интерес публики заключается в том, чтобы хорошенько развлечься, получить максимум удовольствия, следя за понятной борьбой хорошо известных персонажей — героев спорта. Как известно, героизм — это нечто исключительное, и потому выражение "массовый героизм" есть дурь, придуманная тупыми пропагандистами. В связи с чем повторяю: героев спорта принципиально не может быть много, их должны быть считанные единицы.

          Коренной же интерес чиновника заключается в том, чтобы получить как можно более высокий ранг и, тем самым, статус — по сравнению, понятно, с соперниками, то есть по сравнению с другими чиновникам.

          А ранг чиновника, как известно, тем выше, чем значительнее число его подчинённых, чем большей их толпой, массой он руководит. Поэтому-то чиновники и обожают подконтрольные им массовые зрелища: ведь массовое зрелище поднимает статус его руководителя. В сравнении, понятно, со статусами его конкурентов.

          Соответственно, провальные с позиции зрелищности придумки Кубертена оказались в точности соответствующими интересам чиновников, национальных бюрократий. Ведь эти бестолковые придумки — прекрасный повод согнать в кучу как можно больше народа перед глазами конкурентов.

          А что? Знай себе, сгоняй, кого попало: ведь "главное не победа, а участие". Чиновникам до лампочки, что организованное ими грандиозное спортивное мероприятие превращается для публики в беспорядочное и потому неинтересное, вызывающее зевоту мельтешение муравейника.

Заключение

          Можно было бы написать ещё про то, как одни и те же явления — например, интриги тренеров и руководителей — в условиях либо частной, либо государственной организации спорта вызывают у публики либо интерес, либо скуку.

          Также можно было бы подробно объяснить, как сделать интересным практически любой вид спорта — но пора уже заканчивать.

          Поэтому завершу всё следующими словами: сегодняшний спорт нуждается в глубоких реформах. А одним из тех факторов, что мешают оные реформы провести, является непререкаемый пока авторитет барона де Кубертена — не шибко умного, а также тяжело бзикнутого, но зато дико напористого человека.

          Решительно отказаться от последствий этого диверсионного, разрушительного напора и призывает данный текст.


[на главную страницу]

Архив переписки

Форум


Free counters!


Спорт глазами Мовлади Абдулаева, тренера 
тяжелоатлетов

Weightlifting database

Weightlifting database

Мир тяжелой атлетики

Железный мир

Силовые виды спорта в Твери и в Тверской области

Тяжёлая атлетика глазами Артура Шидловского

Польская штанга

Старые силовые Журналы США

Силачи прошлого и настоящего

Пауэрлифтинг от Петра Кравцова

Библиотека материалиста

Извлечённое из интернета