Очередные успехи ВАДА

(Журнал "Skin & Bones" № 4 [676], 2011 г.)

          За последнюю четверть века спорт высших достижений очень заметно сдал позиции, во-первых, в плане уровня результатов, во-вторых, в плане психологического настроя атлетов (сильнейшие из них нацелены теперь уже не на побития рекордов, а в лучшем случае на конкретные победы) и, в-третьих, в плане мощи своего воздействия на зрителей. Произошло это, прежде всего, безусловно, из-за резко усилившейся борьбы с допингом, главную роль в которой играет Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА). Мёртво, незыблемо стоит сегодня подавляющее большинство легкоатлетических рекордов: у мужчин в прыжках в длину и в высоту, а также в прыжках с шестом; у женщин в беге на все короткие и средние дистанции (на 60 м, 100 м, 200 м, 400 м, 800 м и 1.500 м), а также у мужчин и у женщин в толкании ядра и в метании копья и диска. Никто из нынешних легкоатлетов и легкоатлеток теперь даже не мечтает всего лишь повторить достижения Флоуренс Джойнер-Гриффит, Галины Чистяковой, Стефки Костадиновой, Ярмилы Кратохвиловой, Мариты Кох, Татьяны Казанкиной, Натальи Лисовской, а также Рэнди Бёрнса, Ксавьера Сотомайора, Сергея Бубки, Джонатана Эдвардса...

          Примерно такая же неутешительная картина имеет место ныне и в тяжёлой атлетике — её старые рекорды в результате победоносного сражения ВАДА с допингом оказались настолько высокими, что их решено было просто отменить путём перекраивания весовых категорий. В самом деле: штангистам уже вряд ли когда-нибудь удастся достичь уровня лучших результатов Захаревича, Солодова, Тараненко, Храпатого, Златева, Варданяна, Вырбанова, Благоева и, особенно, величайших тяжелоатлетических рекордов Сулейманоглу: 152,5 кг в рывке, 190 кг в толчке и 342,5 кг в сумме двоеборья для весовой категории 60 кг.


          Специальный корреспондент "Skin & Bones" Альфлюдерс Клюндерс взял по этому поводу интервью у директора российского отделения ВАДА Николая Доберманова.

          — Герр Доберманов, как вы расцениваете недавнее происшествие с американской чемпионкой по лёгкой атлетике Мэрион Джоунс, которая, рыдая перед толпой журналистов, призналась им, что постоянно применяла допинг и что всегда лгала, когда отрицала этот факт?

          — Я расцениваю рыдания Джоунс как неуклюжую и выспреннюю игру на публику в стиле провинциальных трагиков. То, что все результаты Мэрион Джоунс — "химические", было всегда совершенно очевидно для любого спортивного специалиста. Более того, "химическими" являются и результаты всех прочих спортсменов мирового уровня. Этих ребят мы пока ещё просто не успели поймать за руку.

          — Герр Доберманов, неужели допинг и в самом деле распространён в спорте больших достижений настолько широко?

          — Увы, да. Дело в том, что "чистые", "нехимические" достижения — это результаты уровня конца пятидесятых — начала шестидесятых годов прошлого века. Практически все "нехимические" средства достижения высоких спортивных результатов получили своё полное развитие уже в те далёкие времена. Именно тогдашние результаты и соответствуют максимуму естественных человеческих возможностей.

          — То есть, герр Доберманов, тот, кто показывает результаты более высокие, превышает естественные человеческие возможности за счёт применения каких-то неестественных средств?

          — Ну, вообще-то, кое-чего значительного можно достичь и без применения так называемой "химии". Например, в мужской гимнастике спортсмены во все времена — в том числе и в эпоху максимального употребления стероидов — крайне редко включали в программы своих выступлений такой экстремально силовой элемент, как "крест Азаряна". А между тем впервые этот, повторяю, экстремально силовой элемент был продемонстрирован мировой общественности ещё в самом начале 50-х годов прошлого века, то есть в достероидную эпоху.

          — Герр Доберманов, выходит, борьба за повышение достижений без применения стероидов всё-таки может иметь смысл?

          — Да, конечно. И специалисты постоянно и упорно ищут новые методы улучшения спортивных результатов. Последним известным нам изобретением в этом плане стали так называемые "слабительные" или "антистимуляторы".

          — Как-как? Антистимуляторы?

          — Да. Смотрите: натренировывать можно только нечто достаточно слабое для конкретной нагрузки — например, под действием относительно большой физической нагрузки в первую очередь разрушаются и, соответственно, затем в наибольшей степени восстанавливаются именно самые слабые мышечные волокна. Поэтому суть упомянутого метода повышения силы заключается в том, что в тренировочный процесс включается фаза специального предварительного ослабления организма атлета — например, особыми фармакологическими средствами типа безводных гидрокарбонатов.

          — Простите, герр Доберманов, но я что-то не совсем улавливаю смысл применения такого подхода к тренировкам...

          — Всё в порядке, продолжаю объяснять. Специальное ослабление мышц спортсмена позволяет существенно уменьшить тренировочные нагрузки. А ведь, как известно, наибольшее число травм атлеты получают, повреждая под нагрузкой сухожильно-связочный аппарат, обычно не успевающий угнаться в своём развитии за ростом мышц. Так вот существенное уменьшение нагрузок, действующих на искусственно ослабленные мышцы, позволяет никогда не перенапрягать связки, то есть гарантированно избегать травм. Что надёжно ликвидирует чрезмерно длительные перерывы в тренировках, то есть серьёзно увеличивает продолжительность воздействия тренирующих нагрузок. Выражаясь по-научному, устойчивый катаболический эффект вызывается в атравматических условиях.

          — Господин Доберманов, а кто изобрёл эту методику?

          — Один российский тренер по тяжёлой атлетике — Леонид Александрович Хоцей из города Дербышки. Этому искусственному ослаблению организма он дал название "метаболезнь". Метаболезнь изначально применялась Хоцеем как средство профилактики и залечивания травм связочного аппарата. Но, поскольку она оказалось достаточно эффективной и для повышения силовых результатов, ВАДА по предложению своего российского отделения на днях запретила спортсменам использовать антистимуляторы под страхом пожизненной дисквалификации.

          — Простите, герр Доберманов, а зачем нужно было запрещать эту методику?

          — Герр корреспондент, ответьте, пожалуйста, на такой вопрос: что, на ваш взгляд, является в спорте самым главным принципом?

          — Э-э... Может быть, "Быстрее, выше, сильнее"? Или "Главное не победа, а участие"?

          — А вот по моему мнению — и его разделяют все сотрудники ВАДА, — главное в спорте — его чистота. То есть в спорте не должно быть никаких анаболиков, пусть даже и чрезвычайно ловко замаскированных. Всё это — грязь, которую следует вычищать самым радикальным, самым беспощадным образом. "Химики" должны пройти все девять кругов ВАДА.

          — И насколько велики у вашего антидопингового агентства в этом плане успехи?

          — Герр корреспондент, вы следите за выступлениями национальных сборных по тяжёлой атлетике?

          — Да, вроде слежу... А на что, собственно, нужно обратить внимание?

          — На то, что в последнее время происходит со сборной командой тяжелоатлетов Румынии.

          — Герр Доберманов, вы, наверное, имеете в виду то, что их каким-то удивительным образом не дисквалифицировали после того, как поголовно поймали на употреблении стероидов? Кстати, на недавнем чемпионате мира румынские штангисты показали почему-то совсем низкие результаты и заняли самые последние места...

          — Ну что же, герр корреспондент, сегодня можно наконец всё рассказать прессе. Дело в том, что это мы, сотрудники ВАДА, заключили с румынами сделку: они не получают дисквалификацию за применение стероидов, но в ответ на это мы опробуем на них свои последние антидопинговые разработки.

          — Последние антидопинговые разработки? Что за разработки, герр Доберманов — если, конечно, это тоже уже не секрет?

          — Да, теперь это уже не секрет. Наши недавние исследования позволили выявить самое экстремальное, самое мощное анаболическое средство, которым беззастенчиво пользуются все спортсмены. Его-то мы и исключили из употребления штангистов сборной Румынии.

          — Самое мощное анаболическое средство, которым пользуются все спортсмены? У меня просто голова идёт кру́гом от такого количества разоблачений...

          — Всё очень просто, герр корреспондент: это анаболическое средство № 1 — еда. Именно её мы и запретили применять румынским штангистам.

          — Простите, герр Доберманов, вы, может быть, имеете в виду, что дозированное голодание приводит к последующей активизации восстановительных процессов?

          — Нет, то, что вы назвали — это ещё одна подлежащая безжалостному искоренению анаболическая методика. Я же говорил совсем о другом — а именно о том, что у стремящихся к чистоте от допинга спортсменов еда должна быть полностью исключена из употребления.

          — Герр Доберманов, а вы уверены, что это не излишне суровый подход?

          — Я уверен, что данный подход — самый что ни на есть правильный. Кроме того, он замечателен ещё и тем, что ставит всех спортсменов в действительно равные условия — а то ведь в обычных условиях одни питаются лучше, другие хуже...

          — Герр Доберманов, но разве вы не понимаете, что без еды спортсмены со временем просто умрут?

          — Ну и что? Это уж их проблема. Кто хочет спортивной славы, тот должен быть готовым к каким-то жертвам — например, к отказу от любых видов допинга...

          — Слушайте, герр Доберманов, я, кажется, начинаю припоминать, как выглядели члены сборной Румынии на том последнем чемпионате мира: они все выступали почему-то в наилегчайшей категории и походили на качаемых ветром манекенщиц... А поднимали они просто какие-то скандально малые веса — по-моему, от тридцати до пятидесяти килограммов...

          — Согласен, это не очень большие веса. Но на недавнем первенстве Румынии по тяжёлой атлетике был показан совершенно выдающийся результат для категории 32 кг: 62,5 кг в толчке.

          — Герр Доберманов, вы что, всерьёз считаете этот результат высоким? Да любой не занимающийся спортом мужчина поднимет, как минимум, на десять килограммов больше...

          — И что же тут особенного, герр корреспондент? Одно дело обыватели, а другое — спортсмены. Должны же последние чем-то отличаться от первых...

          — Извините, герр Доберманов, но спортсмен, отличающийся полным бессилием — это, по-моему, какой-то нонсенс...

          — Всё нормально, герр корреспондент: вы, судя по всему, пока просто ещё не готовы представить себе контуры тяжёлой атлетики грядущего. А она будет базироваться на немного иных, чем сегодняшние, принципах: победителем или рекордсменом станут считать не сильнейшего в рамках одной весовой категории, а наименьшего по весу в рамках одной силовой категории. То есть мы планируем ввести силовые категории: например, до 50 кг поднятого снаряда, до 40 кг поднятого снаряда, до 30 кг поднятого снаряда и т.д.

          — Надеюсь, что при этой вашей системе, герр Доберманов, будет установлено много новых мировых рекордов. А то мы по ним ужасно соскучились...


© Перевод c австралийского А.Ктуш


[на главную страницу]

Архив переписки

Форум


 

Free counters!