Против бестолковщины


Техника проталкивания ложных сведений у кандидатов педагогических наук А.Медведева и А.Лукашёва

          В среде штангистов уже давно и безраздельно господствует представление, что толкать снаряд от груди нужно только с пяток. Если толкать снаряд с носков, считают штангисты, то он полетит вперёд, атлету придётся бежать вслед за ним по помосту и иметь затем большие проблемы с фиксацией. Хорошенько проверить правильность данного представления штангистам обычно недосуг, так что оно почти всегда базируется на пустой, на суетной вере, на некритичном восприятии уверений авторитетных для них, штангистов, личностей.

          Однако в нормальной науке, каковой стремится быть теория тяжёлой атлетики, пустой вере и авторитетным уверениям, безусловно, не место. Для науки требуется нечто куда более весомое — типа опоры на факты. И если факты показывают, что толчок с носков действительно приводит к посылу снаряда вперёд и к неприятным последствиям этого посыла, то сие должно служить весьма основательным подтверждением истинности традиционного штангистского представления об ошибочности, о неправильности толчка с носков.

          Рассказ кандидатов педагогических наук А.Медведева и А.Лукашёва "Техника толчка у мировых рекордсменов В.Алексеева и Г.Бонка", напечатанный на страницах 60-62 сборника "Тяжёлая атлетика за 1977 год, как раз и претендует на то, что быть реальным научным подтверждением ошибочности толчка с носков:

          "У Г.Бонка (кадр 11) полуприсед глубже — в момент его завершения угол в коленных суставах равен 110°. Туловище несколько наклоняется вперёд. В связи с этим вертикальная проекция центра тяжести системы атлет — штанга перемещается ближе к носкам. В итоге спортсмен отделил пятки от помоста — это ошибка..."

Кинограмма из статьи Медведева и Лукашёва

          "Г.Бонк (кадр 12) в результате предыдущей ошибки не смог более активно послать штангу вверх. Подъем на носки у него небольшой. Налицо недоработка в этой фазе — слабый посыл снаряда вверх. Он посылает штангу не строго вертикально, а несколько от себя..."

Кинограмма из статьи Медведева и Лукашёва

          "Г.Бонк (кадр 13), как мы уже отмечали, начал выталкивание, став на носки. В связи с этим штанга оказалась впереди атлета. Поэтому ему пришлось подавать туловище вперед под штангу за счет наклона голени..."

Кинограмма из статьи Медведева и Лукашёва

          Итак, отрыв в начале посыла пяток от помоста и толкание вследствие этого штанги не с пяток, как того требует штангистская традиция, а с носков, были у Г.Бонка, по словам А.Медведева и А.Лукашёва, технической ошибкой. Данная ошибка, как утверждают А.Медведев с А.Лукашёвым, привела к тому, что Бонк послал штангу не строго вертикально, "а несколько от себя", и "В связи с этим штанга оказалась впереди атлета. Поэтому ему пришлось подавать туловище вперед под штангу за счет наклона голени."

          Как я понимаю, рассказ А.Медведева и А.Лукашёва никому из специалистов по тяжёлой атлетике не показался странным или подозрительным. Напротив, с точки зрения ортодоксальных штангистов, с точки зрения приверженцев давней традиции толчка с пяток в этом рассказе всё вполне достоверно и убедительно. А чего, в самом деле, тут особо сомневаться? Ведь А.Медведев и А.Лукашёв даже проиллюстрировали свой рассказ сравнительными кинограммами описываемых подъёмов штанги В.Алексеевым и Г.Бонком. Разве ж тут всё не ясно как на ладони, разве ж тут всё не очевидно?

          Да, тут всё совершенно очевидно: лихая парочка кандидатов педагогических наук совершила неловкий, плохо замаскированный подлог.

          XXIX чемпионат мира и по совместительству XXXIV чемпионат Европы, где заснят подъём Г.Бонком штанги весом 242,5 кг, проводился с 15 по 23 сентября 1975 года в Москве. Во Дворце спорта в Лужниках был установлен тяжелоатлетический помост, позади которого висело электронное информационное табло. На стене слева от помоста (если смотреть со стороны зрителей) виднелось число "XXIX", написанное огромными удлинёнными римскими цифрами и обозначавшее порядковый номер чемпионата мира, а на стене справа от помоста — число "XXXIV", тоже написанное огромными римскими цифрами и обозначавшее порядковый номер чемпионата Европы. При съёмке атлетов спереди-сбоку эти огромные римские цифры XXXIV попали в кадр и теперь могут служить точкой отсчёта при прослеживании перемещений штангиста и его снаряда в моменты выполнения упражнения.

          Отдельные киноматериалы чемпионатов мира и Европы 1975 года в Москве были распечатаны и размножены Федерацией тяжёлой атлетики СССР в виде настенных плакатов. Многие из этих плакатов ещё и по сию пору украшают стены тяжелоатлетических залов бывшего СССР в качестве наглядных пособий. Лично я видел четыре типа данных плакатов: рывок Христо Плачкова 195 кг, толчок Петра Короля 177,5 кг, толчок Герхарда Бонка 242,5 кг и толчок Василия Алексеева 245,5 кг. Кажется, ещё есть плакат с кинограммой Валентина Христова, толкающего штангу 237,5 кг. (А уже по мотивам этих плакатов выпущено наглядное пособие с кинограммой толчка Варданяна.)

          Ниже приводятся кадры толчка от груди Г.Бонка, сосканированные как раз с одного из упомянутых плакатов. Как можно видеть по надписи на плакате, на нём отпечатана кинограмма того самого толчка штанги весом 242,5 кг, которому посвятили свой рассказ А.Медведев и А.Лукашёв.

Текст плаката, верхняя часть

Текст плаката, нижняя часть

          На плакате напечатано даже имя оператора, производившего съёмку: это тот же самый Б.М.Пасхин, что значится в сноске к статье "Техника толчка у мировых рекордсменов В.Алексеева и Г.Бонка", напечатанной в ежегоднике "Тяжёлая атлетика" за 1977 год.

          Итак, на кадрах с номерами от 8 по 16 Герхард Бонк совершает полуприсед, и расстояние между правым (для зрителей) краем штанги и левым краем большой римской цифры I понемногу уменьшается, то есть здесь штанга и в самом деле идёт вперёд.

Кинограмма толчка Бонка

Кинограмма толчка Бонка

Кинограмма толчка Бонка

Кинограмма толчка Бонка

Кинограмма толчка Бонка

Кинограмма толчка Бонка

Кинограмма толчка Бонка

Кинограмма толчка Бонка

Кинограмма толчка Бонка

          На кадрах 15 и 16 хорошо видно, что в последние мгновения опускания в полуприсед Г.Бонк отрывает от пола пятки (каблуки штангеток). К чему же должно привести данное отрывание? Согласно господствующим в штангистской среде представлениям об ошибочности толчка с носков, снаряд, уже начавший двигаться у Г.Бонка вперёд, из-за отрыва пяток теперь должен полететь вперёд вообще стрелой. Но что происходит на самом деле?

          На кадрах с 17 по 24, где Г.Бонк разгоняет штангу вверх (причём на кадрах с 17 по 19 пятки у Г.Бонка остаются выраженно оторванными от поверхности помоста), расстояние между правым краем штанги и левым краем римской цифры I постепенно увеличивается, то есть штанга у Бонка идёт не вперёд, как написали Медведев с Лукашёвым, а назад.

Кинограмма толчка Бонка

Кинограмма толчка Бонка

Кинограмма толчка Бонка

Кинограмма толчка Бонка

Кинограмма толчка Бонка

Кинограмма толчка Бонка

Кинограмма толчка Бонка

Кинограмма толчка Бонка

          И она продолжает идти назад (поскольку расстояние между правым краем штанги и левым краем римской цифры I продолжает увеличиваться) до момента её остановки Бонком в "ножницах" (кадр 32).

Кинограмма толчка Бонка

Кинограмма толчка Бонка

Кинограмма толчка Бонка

Кинограмма толчка Бонка

Кинограмма толчка Бонка

Кинограмма толчка Бонка

Кинограмма толчка Бонка

Кинограмма толчка Бонка

          Наклон голени у Бонка на кадрах 30, 31 и 32 вовсе не свидетельствует о том, что, как написали Медведев и Лукашёв, "штанга оказалась впереди атлета" и что ему "поэтому... пришлось подавать туловище вперед под штангу за счет наклона голени". В каком случае тяжелоатлет подаёт "туловище вперед под штангу за счет наклона голени"? В том случае, если штанга движется вперёд и требуется остановить её за счёт опережающего движения туловища. У Бонка штанга вперёд не двигалась, она у него двигалась даже назад. Какова же тогда реальная причина наклона голени у Бонка? Реальная причина, судя по всему, такова: Бонк выставил идущую вперёд в его "ножницах" ногу просто слишком коротко, и при подседании под штангу в результате "горизонтализации" бедра этой ноги (разница в наклоне бедра хорошо различима на кадрах 29 и 30) и продвижения её колена вперёд произошло отклонение голени.

          Штанга продолжает идти у Г.Бонка назад и в самом начале его вставания из "ножниц" (кадр 33).

Кинограмма толчка Бонка

          И лишь когда Бонк приставляет заднюю ногу, штанга наконец-то действительно перемещается у него вперёд.

Кинограмма толчка Бонка

Кинограмма толчка Бонка

          То, что штанга у Бонка в процессе разгона и в подлёте двигалась именно назад, может быть подвергнуто сомнению с двух позиций. Первая: штанга у Бонка могла не двигаться назад, а вращаться в горизонтальной плоскости, вследствие чего её длина визуально уменьшалась, и это вело к увеличению просвета между правым краем штанги и левым краем римской цифры I. Данное возражение несостоятельно по той причине, что при описанном вращении штанги и, соответственно, при визуальном уменьшении её длины видимый торец втулки штанги должен был бы смещаться в сторону Бонка — но в реальности этот торец сместился от вертикали, проходящей через цифру "1" в числе "195" на табло позади помоста (кадр 16) до вертикали, проходящей почти через самую верхнюю цифру "0" (кадр 32).

          Вторая позиция для сомнений такова: штанга у Бонка могла двигаться не назад, а вбок, в сторону от плаката с числом XXXIV, и это движение вбок теперь визуально воспринимается как движение назад. Такой вариант движения штанги не исключён, но чрезвычайно маловероятен. Маловероятен этот вариант по нескольким причинам. Например, по такой: штангисты уходят в "ножницы", выставляя вперёд, как правило, сильнейшую ногу. Г.Бонк выставил в "ножницах" вперёд правую ногу, следовательно, она у него и является сильнейшей. Но в посыле, который приводит к перемещению штанги в правую (для Бонка) сторону, главную нагрузку должна нести левая нога. Следовательно, сильнейшей должна быть именно она — ведь практически на ней на одной и лежит основная, большая часть нагрузки по разгону двухсотсорокадвухкилограммовой штанги. Конечно, можно предположить, что Г.Бонк специально отработал и применял такую технику, что сперва у него осуществлялся разгон штанги вверх-вправо на левой ноге, которая в результате этого разгона сильно утомлялась, а затем происходило выставление вперёд свежей правой ноги, почти не участвовавшей в разгоне и потому временно сильнейшей. Применение столь вычурной техники полностью отметать, конечно, нельзя, но оно очень уж, повторяю, маловероятно.

          Кроме того, если судить по соотношению величины горизонтального перемещение штанги с величиной диаметра её, штанги, дисков, то это перемещение равно примерно одиннадцати-двенадцати сантиметрам (1/4 диаметра диска — см. кадры 16 и 32). Очень сомнительно, что Г.Бонк, атлет сверхтяжёлой весовой категории (а супертяжеловесы, как известно, крайне редко демонстрируют повышенную ловкость или филигранную технику), мог прыгнуть со штангой рекордного веса столь далеко в сторону сразу в глубокие средние "ножницы" и сохранить при этом равновесие. Ведь глубокие средние "ножницы" — это такой подсед, в который очень удобно противостоять передне-задним перемещениям снаряда, но совершенно невозможно что-либо предпринять против боковых его перемещений.

          Итак, боковое движение штанги в посыле у Г.Бонка в принципе возможно, хотя и чрезвычайно маловероятно. Но даже если такое движение всё-таки и имело место, то уж никакого перемещения штанги вперёд "в результате... ошибки", как написали кандидаты педагогических наук, у Г.Бонка точно не было.

          Так, может быть, кандидаты педагогических наук просто сами совершили ошибку? Разве не могло быть так, что они мельком, поверхностно просмотрели кинограмму подъёма Бонка и, не разобравшись, по недосмотру написали про этот подъём всякие глупости?

          Нет, на простую глупость, совершённую по недосмотру, ситуация с Медведевым и Лукашёвым совсем не похожа. Вот ещё раз маленький фрагмент текста плаката с кинограммой толчка Г.Бонка:

Текст плаката, нижняя часть

          "Текст заслуженного мастера спорта, заслуженного тренера СССР, кандидата педагогических наук А.С.Медведева". Стало быть, кандидат педагогических наук А.С.Медведев видел кинограмму толчка Бонка во всех подробностях и даже, скорее всего, сам же готовил её к печати на плакат. Так что здесь у Медведева и у Лукашёва явно не недосмотр, здесь у них нечто куда более неприятное. Об этом прямо свидетельствует то, что они сделали с иллюстрациями к своему рассказу со страниц 60-62 сборника "Тяжёлая атлетика" за 1977 год,.

          Дабы никто не мог с ходу обнаружить в этом их рассказе подтасовку, Медведев и Лукашёв аккуратно убрали из кадров кинограммы подъёмов штанги весь фон, по которому можно судить о горизонтальных перемещениях снаряда, и оставили на иллюстрациях к своему рассказу одни лишь фигуры атлетов. Внешне это убирание фона выглядело как забота о читателе — типа авторы хотят ему помочь, хотят облегчить ему понимание текста. Ну зачем, в самом деле, читателю отвлекаться на какой-то фон? Пусть уж впитывает ценную информацию об "ошибке" Бонка в самом концентрированном виде.

Кинограмма из статьи Медведева и Лукашёва

Кинограмма из статьи Медведева и Лукашёва

Кинограмма из статьи Медведева и Лукашёва

          На деле же убирание фона было заметанием следов фальсификации. Медведев с Лукашёвым совершенно правильно рассчитали, что дотошно проверять материалы их фантастического рассказа, подделанного под научную статью, никто, скорее всего, не станет. Почему не станет? Да потому, что положение в исследовании проблем тяжёлой атлетики как было, так и остаётся у нас в стране весьма далёким от истинно научного. Отечественные исследователи почти не вникают в содержание чужих работ, воспринимают их очень поверхностно; какая-либо критика чужих работ — пусть даже дельная, деловая — считается у нас дурным тоном. Соответственно, в такой обстановке остаются безнаказанными и даже, напротив, начинают процветать начётничество, формализм, фальсификация данных, откровенная глупость и безграмотность (за них в науке тоже надо как-то наказывать), чинопочитание, погоня за должностями и т.д. Вот и Медведев с Лукашёвым — благодаря публикации своего недоброкачественного рассказца в специализированном сборнике, они повысили собственный статус в научном мире, заработали ещё один пунктик в рейтинге.

          Ведь в отечественном научном мире успех исследователя, его полезность оцениваются по формальным признакам типа общего числа его публикаций, числа его особых публикаций — монографий, числа его публикаций за последний год, числа чужих ссылок на его публикации и т.п. При такой обстановке людям, не шибко обременённым совестью, становится выгодно кропать и пропихивать в печать разный словесный мусор, научный балласт. Кроме того, этим людям становится выгодным пролезать в соавторы к подчинённым или зависимым исследователям, заниматься плагиатом, договариваться с другими столь же бессовестными людьми о ссылках на работы друг друга и т.д.

          Алексей Сидорович Медведев — сегодня, по прошествии четверти века, уже доктор наук, профессор РГАФК, заведующий кафедрой, председатель всевозможных научно-методических комитетов и прочая, и прочая, и прочая, — сегодня продолжает резвиться в науке, словно мальчишка: соревнуется в своей РГАФК с лидерами других кафедр по числу публикаций за год и частенько в этом деле преуспевает, занимает первые-вторые места по РГАФК и родственным ей научным учреждениям. Пользы спорту, тяжёлой атлетике от этого потока медведевских публикаций, понятно, нет никакой — тут у страны одни лишь убытки на переведённую впустую бумагу.

          А начало данному процессу было положено ещё в шестидесятые-семидесятые годы, когда Медведев принялся пачками штамповать свои пустые, пустопорожние опусы. Разбираемый медведевско-лукашёвский рассказ ничем в этом плане не выделяется, то есть он не только содержит подтасовку данных, но ещё и является совершенно пустопорожним, бессмысленным. Вот что Медведев с Лукашёвым написали в преамбуле своего опуса:

          "Исследованием техники толчка и методики тренировки в нем занимались многие авторы. Однако в доступной нам литературе вопросы техники выполнения толчка спортсменами различного типа телосложения освещены недостаточно (А.И.Мульчин, 1972). Поэтому нередко индивидуальные особенности техники принимаются за ошибку, а ошибка в движении спортсмена рассматривается как индивидуальная особенность выполнения.

          В настоящей статье анализируется техника толчка штанги двумя руками сильнейшими атлетами, мировыми рекордсменами В.Алексеевым (СССР) и Г.Бонком (ГДР). Имея одинаковый рост (186 см), атлеты отличаются по телосложению. У В.Алексеева длинные ноги и относительно короткое туловище, у Г.Бонка, наоборот, — длинное туловище и относительно короткие ноги."

          То есть данной преамбулой Медведев с Лукашёвым фактически объявили, что уж они-то сейчас как следует восполнят недостаток освещения вопросов "техники выполнения толчка спортсменами различного типа телосложения", уж они-то сейчас как следует разберутся с тем, что у спортсменов следует считать индивидуальной особенностью техники, а что — ошибкой.

          И что же из данного обещания в рассказе выполнено? Да ничего. Весь рассказ представляет собой простое перечисление совершенно индивидуальных особенностей выполнения толчка В.Алексеевым и Г.Бонком. Эти особенности (углы в суставах, наклоны туловища в границах фаз, глубины подседов и т.д.) характерны только для двух конкретных атлетов — для Алексеева и для Бонка, но никак не для всех спортсменов "различного типа телосложения" вообще. Разумеется, в невыполнении Медведевым и Лукашёвым столь громогласно заявленных обещаний нет ничего удивительного: ведь общее, характерное для многого, невозможно выявить на основании рассмотрения частичного или даже вообще единичного. Так что фиаско работы со столь многообещающей преамбулой предопределено самим настроем её авторов рассмотреть всего лишь двух атлетов. Об этой предопределённости Медведев с Лукашёвым, скорее всего, прекрасно знали сами (поскольку сие совершенно очевидная вещь), но, тем не менее, не погнушались дописать и опубликовать свой халтурный рассказец — очень уж, видимо, нужна была им ещё одна галочка в отчёте о проделанной работе.

          Кстати, помимо того, что Медведев с Лукашёвым фальсификаторы и халтурщики, они ещё и невежественны в некоторых элементарных вопросах. Вот какими словами они закончили свой рассказ:

          "В заключение отметим, что В.Алексеев полнее использует свои индивидуальные особенности и точнее работает в техническом плане. У него за последние годы нет неудачных подходов в этом упражнении. Г.Бонк по сравнению с В.Алексеевым поднимает штангу в наиболее ответственных частях — в первой фазе тяги и в "подрыве" медленнее на 18%, в полуприседе, в выталкивании штанги от груди и в последующем подседе — медленнее на 12%. Не случайно ему не всегда удается толчок штанги от груди."

          Судя по данным словам, Медведев и Лукашёв, эти дипломированные специалисты в вопросах тяжёлой атлетики, совершенно не знают, что же всё-таки в тяжёлой атлетике считается техникой, точностью работы "в техническом плане". По мнению Медведева и Лукашёва, более высокий уровень техники определяется, во-первых, надёжностью выступления атлета в соревнованиях (у Алексеева "за последние годы нет неудачных подходов", поскольку он "точнее работает в техническом плане"), а во-вторых, более быстрым выполнением атлетом "наиболее ответственных" частей упражнения. Однако подобные представления о технике неверны и элементарно безграмотны.

          На самом деле техника — это вовсе не способность выступать без срывов и быстрейшим образом поднимать штангу "в наиболее ответственных частях" упражнения. Наш олимпийский чемпион Андрей Чемеркин, равно как и Василий Алексеев, тоже достаточно долго выступал без срывов — но Чемеркин, тем не менее, являет собой эталон корявости, нетехничности. Высокой соревновательной надёжности, постоянных удач "в подходах" вернее всего можно добиться путём проявления простой осторожности, путём сведения к минимуму риска при заказе весов; в свою очередь, применение даже самой филигранной техники никак не может служить гарантией от срыва, коли в заказе веса присутствует значительный риск.

          Вообще же техника — это такие особенности движений атлета, которые позволяют в максимальной мере использовать силовой потенциал его мышц (именно за счёт техники, то есть за счёт более правильных, более экономных, более точных, более смелых движений менее физически сильный атлет может обыграть более физически сильного). Поэтому то, что Г.Бонк, поднимая снаряд предельного для себя веса, тратил на разгоны этого снаряда и на уходы под него больше времени, чем В.Алексеев, свидетельствует как раз о большем техническом мастерстве Бонка и о его меньшей (относительно веса поднимаемого снаряда) физической силе.

          В самом деле: что является у атлетов главной причиной увеличения времени силовых подъёмов и разгонов? Недостаток силы. У атлетов просто не хватает силы для того, чтобы поднять, для того, чтобы разогнать снаряд быстрее, для того, чтобы придать ему большую скорость. А что является главной причиной увеличения времени на уходы в полуприседы и подседы? Глубина этих полуприседов и подседов. Более глубокие, более смелые уходы (разумеется, до известного предела) — это то, что позволяет, даже несмотря на недостаток силы для быстрого разгона штанги, всё же подхватить её, штангу, пусть и на малой высоте вылета, в ещё подходящем для эффективного удержания положении тела. То есть более глубокие уходы — это очевидный признак большей подготовленности "в техническом плане".

          Таким образом, быстрота движений В.Алексеева свидетельствовала только о том, что он поднимал рекордный вес, не шибко упираясь и не прибегая к особым техническим ухищрениям типа глубоких средних "ножниц" или типа высокоамплитудных полуприседа и посыла.

Кинограмма из статьи Медведева и Лукашёва

          Г.Бонк же был вынужден выкладываться на всю катушку и всячески изощряться, чтобы справиться с неподъёмной при обычном, при бесхитростном обращении штангой. С трудом разогнанная высокоамплитудным посылом рекордная штанга вылетела у Г.Бонка низко, но он, тем не менее, всё же уверенно подхватил её за счёт ухода в куда более глубокие, чем у Алексеева, "ножницы".

          Обо всей этой элементарщине кандидаты педагогических наук Медведев и Лукашёв не имели и, скорее всего, по сию пору не имеют даже отдалённого представления. Одно слово: бестолочи.

возврат
[на главную страницу]

Архив переписки

Форум


 

Free counters!