Евгений Геллер

Великий чемпион — потомок раввина

(К 70-летию Исаака Бёргера)

          Исаак Бёргер... Это имя сразу освежает память старых болельщиков, видевших его замечательную фигуру и филигранную технику выполнения тяжелоатлетических движений. Для людей моего поколения Бёргер является легендарным персонажем, придававшим особую окраску нашему времени. А для людей, принадлежащих к более молодому поколению, он представляет собой уже только имя, которое произносится с особым почтением и используется как синоним рыцарства в спорта. В своё время Бёргер считался идолом американской молодёжи и символом тяжелоатлетического помоста.

          Узнав, что этот великий спортсмен живёт в Нью-Йорке, я начал поиски Бёргера. И только недавно вышел на его след.

          Поскольку мой английский несовершенен, я взял на встречу с Бёргером своего внука. Впрочем, все мои опасения оказались напрасными: олимпийский чемпион сразу сказал мне "Шалом" и сообщил, что может говорить со мной не только по-английски и на хибру, но также и на идиш, — чему я безмерно обрадовался.

          Из досье чемпиона. Исаак Бёргер родился в Иерусалиме 16 ноября 1936 года. Чемпион ХVI Олимпийских игр (60 кг). Он второй призёр ХVII и ХVIII Олимпиад. Чемпион мира 1958 и 1961 гг. 12-кратный чемпион Соединённых Штатов Америки. Установил 6 рекордов мира. Чемпион Маккабиады 1957 года. Его имя увековечено во "Всеамериканском зале славы тяжёлой атлетики", а также в "Международном зале славы еврейского спорта" в Израиле.

          ...Я поймал себя на мысли о том, что, думая о Бёргере, невольно перебрасываю мостик к нашему знаменитому соотечественнику, великому Григорию Новаку. Именно такие атланты мирового спорта, как Исаак Бёргер и Гиршл Новак, надёжно держат небосвод истории еврейского тяжелоатлетического спорта.

          Исаак Бёргер учился в иешиве. С благословения отца — ортодоксального раввина, — Исаак серьёзно занялся тяжёлой атлетикой. В 1949 году он переехал с родителями в США и стал жителем Нью-Йорка. Вскоре Исаак завоевал звание сильнейшего тяжелоатлета Америки, получив почётное право защищать её честь на мировых первенствах.

          На Олимпийских играх 1956 года в Мельбурне Бёргер стал чемпионом в полулёгком весе. А серебряные медали атлет завоевал ещё на двух Олимпийских играх: в 1960 году в Риме и в 1964 году в Токио.

          Его олимпийский рекорд в рывке, установленный в 1964 году и продержавшийся девять лет, 1 стал одновременно и абсолютным рекордом по тяжести, поднятой на килограмм собственного веса (фиксируются и такие рекорды).

          Бёргер неоднократный чемпион мира и обладатель шести мировых рекордов.

          В 1957 году Бёргер приехал на историческую родину, в Израиль, чтобы принять участие в проходившей в Тель-Авиве Маккабиаде, где побил мировой рекорд в жиме, который стал первым мировым рекордом, установленным на территории Израиля.

          В 1958 году Бёргер одержал блестящую победу в поединке с прославленным советским тяжелоатлетом Евгением Минаевым и стал единоличным лидером в своей весовой категории на мировом помосте.

          Исаак Бёргер первым в истории выжал штангу, вес которой вдвое превышал его собственный. 2 Знаменательно, что при той сильнейшей конкуренции, которая имела тогда место в его весовой категории, Исаак сумел двенадцать раз стать чемпионом США. Благодарные потомки, по сложившейся традиции, увековечили его память, включив имя Бёргера в американских и зарубежных "Залах славы".

          Есть основание утверждать, что славный потомок раввина Исаак Бёргер — один из лучших спортсменов-евреев в истории мирового спорта.

          *********************************************

          ...Вместе с моим внуком Дмитрием мы повели с юбиляром за чашечкой кофе непринуждённую беседу.

          Всматриваясь в Бёргера, я пытался разглядеть его фигуру великого чемпиона прошлых лет. Сегодня он элегантен и вполне презентабелен: статный мужчина с мягкими, красивыми движениями. У него добродушное, открытое лицо, он выглядит моложе своего возраста. В особенности это ощущается, когда он улыбается.

          Вначале Исаак довольно подробно расспрашивал о моём прошлом. По его вопросам чувствовалось, что он хорошо осведомлён о житье-бытье в стране нашего исхода. Он высоко отозвался о тяжелоатлетической школе бывшего Советского Союза, а также о своих соперниках по тяжелоатлетическому помосту.

          Затем наступил мой черёд задавать вопросы.

          — Исаак, как сын раввина ты вырос в ортодоксальной иудаистской среде. А какое влияние оказала эта религиозная среда на формирование твоей личности как человека и чемпиона?

          — Понимаю: в широких кругах еврейства существует мнение, что иудаизм несовместим со спортом. Но это мнение ложно. Иудаизм предписывает правоверному иудею быть сильным не только духовно, но и физически, чтобы достойно выполнить заветы Всевышнего. Ведь не случайно Талмуд обязывает родителей научить своё чадо плаванию. Такого наставления не найдёшь ни в каком другом религиозном учении. Кроме того, наша многотысячелетняя история показывает, что евреи просто обязаны быть сильны духом и телом. Впрочем, не могу утверждать, что именно этот фактор стал главной причиной моего приобщения к спорту. Но данному приобщению он во всяком случае не помешал.

          — А почему ты выбрал именно тяжёлую атлетику? И кто твой первый тренер?

          — Я отдал предпочтение штанге потому, что этот вид спорта является наиболее эффективным в плане формирования гармонии тела и духа. Я хотел стать сильным, чтобы давать сдачи своим бруклинским обидчикам, которым не нравилась моя кипа на голове.

          Это может показаться странным, но отец-раввин не только не запрещал моё увлечение, но даже поощрял его, напоминая, что поднятие тяжестей — это один из видов упражнений танахического перечня. А более-менее регулярно я начал заниматься штангой в Бруклине под руководством замечательного тренера Хаима Шойфера.

          — Кто был самым грозным твоим противником на мировом помосте?

          — В моё время в весовой категории 60 кг шла жесточайшая борьба. Замечательные спортсмены поднимали штанги не только в Америке, но и в других странах. Особенно много одарённых штангистов-полулегковесов было в Советском Союзе, Польше, Японии и Китае.

          Но самым главным моим соперником на мировом помосте являлся, конечно, советский спортсмен Евгений Минаев — весьма талантливый тяжелоатлет. А затем его место занял японец Иосинобу Мияке.

          — В каком упражнении классического троеборья ты добился наибольших успехов?

          — Я первый атлет в истории мировой тяжёлой атлетики, который в жиме поднял штангу с весом, вдвое превышавшим собственный вес атлета. А вообще у меня имеются мировые рекорды и в рывке, и в толчке.

          — Ровно 50 лет тому назад, в 1956 году на ХVI Олимпийских играх в Мельбурне, ты завоевал золотую медаль, а на следующих двух Олимпиадах — в Риме и в Токио, через четыре и восемь лет — восходил на вторую ступеньку пьедестала почёта. Кроме того, после Мельбурна и Рима ты подтверждал звание сильнейшего атлета планеты в своей весовой категории на чемпионатах мира. А вот второе место в Токио и последующие не очень удачные выступления на мировом помосте — это закономерность или случайные осечки?

          — Повторяю: при той жёсткой конкуренции, которая имела место в моей весовой категории, удерживать лидерство было очень трудно. Кроме того, уже тогда некоторые спортсмены начали применять ещё никем не запрещённые стероидные препараты. И я понял, что для меня настало время уйти.

          — А как сложилась твоя жизнь после ухода с мирового помоста? Короче говоря, как живёт чемпион?

          — Да, переход большого спортсмена к обычной жизни, как правило, сопровождается некоторыми отрицательными моментами. Но у меня этот переход оказался сравнительно мягким и почти безболезненным. Были друзья, бизнес, увлечения. Сегодня я по мере возможности помогаю развивать тяжёлую атлетику среди молодёжи. Ну и сам продолжаю баловаться "железом".

          — Чем можно объяснить общую тенденцию снижения интереса молодёжи к спорту и, в частности, к тяжёлой атлетике?

          — Я не социолог спорта и специально не изучал этот вопрос. Но такая тенденция действительно просматривается вполне отчётливо. Тяжёлая атлетика — особый вид спорта. Это не теннис и даже не фехтование. И, тем не менее, считаю, что пока ещё рано списывать тяжёлую атлетику во второразрядные виды спорта.

          — В последнее время всё реже и реже большие спортсмены носят еврейские имена. Каковы причины этого?

          — Да, тут есть над чем поразмышлять. Но я не ставил бы вопрос так остро. Ведь и сегодня некоторые евреи довольно хорошо известны в мировом плавании, теннисе, фигурном катании, американском футболе, бейсболе и в других видах спорта. В современной же тяжёлой атлетике высокого уровня я евреев, к сожалению, не знаю. Судя по всему, сегодня еврейские родители считают более подходящими для карьер своих детей такие области человеческой деятельности, как медицина, правоведение, программирование и т.п. Может быть, это и правильно...

          — Какие изменения, на твой взгляд, произошли в мировом спорте, в частности, в тяжёлой атлетике, за последние десятилетия?

          — Сегодня даже любительский спорт приобрёл выраженный коммерческий оттенок, — в связи с чем он, наверное, и теряет свои позиции. Но вообще спорт как тяга к соревнованию был и остаётся самой по себе сущей человеческой потребностью — вне зависимости от какой-либо денежной составляющей. Кроме того, современная цивилизация, породившая такое явление, как гиподинамия, заставляет нас, хотим мы этого или не хотим, использовать двигательную активность в борьбе со многими недугами. Так что спорт будет существовать.

          — Исаак, ты скоро отметишь два юбилея: пятидесятилетие со дня завоевания первой золотой олимпийской медали в Мельбурне и семидесятилетие со дня рождения. Что ты пожелал бы читателям готовящейся к изданию книги о тяжелоатлетах-евреях, где одним из главных героев будешь ты — Исаак Бёргер?

          — Во-первых, желаю всем соотечественникам, чтобы в каждой семье был культ спорта как залог здоровья и благополучия. Во-вторых, желаю всем читателям, где бы они ни жили, чтобы сбылась их исконная еврейская мечта... 3


  1 Эти слова содержат следующие неточности: во-первых, олимпийский рекорд не может держаться девять лет, он может держаться только такое число лет, которое кратно четырём годам, то есть олимпийскому периоду; во-вторых, в Олимпийском Токио Бёргер проиграл в рывке (и в сумме троеборья) Йосинобу Мияке десять килограммов. В чём он действительно установил тогда и мировой, и олимпийский рекорды, так это в толчке — 152,5 кг. стрелка вверх

  2 Возможно, здесь учитывается реальный вес атлета, а не верхняя граница весовой категории. Первым же выжавшим 120 кг (то есть 60 кг х 2) атлетом стал Евгений Минаев. стрелка вверх

  3 Странное пожелание: Бёргер, судя по всему, был твёрдо уверен, что читать этот текст будут только евреи со своей "исконной еврейской мечтой". стрелка вверх

[на главную страницу]

Архив переписки

Форум


 

Free counters!