Л.Н.Соколов,
кандидат педагогических наук,
г. Львов

"Ножницы" или "разножка"?

(Статья перепечатана со стр. 67-70 сборника "Тяжелоатлет" — М., "Физкультура и спорт, 1970)

          Спортивная техника постоянно изменяется. Ведётся непрерывный поиск наиболее совершенных форм движения, обеспечивающих достижение более высоких результатов при одной и той же физической подготовленности спортсмена.

          Большие изменения произошли и в технике тяжелоатлетических упражнений. На заре развития тяжёлой атлетики в её арсенале преобладали упражнения чисто силового характера. Это было вызвано главным образом тем, что самые первые спортивные снаряды были ещё довольно примитивными. В дальнейшем же, по мере совершенствования тяжелоатлетического оборудования (например, на смену шаровым штангам с закреплённым грифом пришли наборные штанги с вращающимся грифом), упражнения видоизменились и стали выполняться с большей скоростью, что потребовало от атлетов более совершенной координации движений. Мало этого, появились принципиально новые — темповые — упражнения. К их числу можно отнести, например, рывок и толчок, которые первое время выполнялись не только двумя руками сразу, но и каждой рукой по отдельности.

          Подсед способом "ножницы" впервые применил замечательный российский атлет Сергей Елисеев. В дальнейшем данный вид подседа стал совершенствоваться — в сторону увеличения его глубины.

          Вскоре появился ещё один способ подседа, поначалу получивший название "низкий сед", а затем — "разножка". По мнению большинства специалистов того времени, "разножка" не должна была найти широкого применения из-за сложности её выполнения в координационном плане. Однако жизнь опровергла эти предсказания: "разножка" постепенно обрела популярность и начала даже вытеснять "ножницы". Особенно распространённой "разножка" стала в последние годы. Так, уже в 1961 году на первенстве СССР в рывке "разножку" использовало 48,6%, а в толчке — 64,5% спортсменов из общего числа участников соревнований. В 1967 году число атлетов, применявших данный способ подседа, увеличилось и достигло в рывке 69,8% и в толчке 77,2%.

          В чём же причины столь бурного распространения "разножки"? Судя по всему, дело в том, что "разножка" имеет одно неоспоримое преимущество в сравнении с "ножницами", и заключается это преимущество в более низкой посадке атлета при завершении подседа. А сие при прочих равных условиях позволяет поднять больший вес. Специальные исследования показывают, что "разножка" по сравнению с "ножницами" даёт возможность использовать более низкую посадку в рывке в среднем на 15 см, а в толчке в среднем на 11 см.

          Однако "разножка" имеет и существенные недостатки. Так, в толчке встать из неё тяжелей, чем из "ножниц" — что приводит к излишней трате атлетом сил и затрудняет в дальнейшем выполнение толчка от груди. Но особенно ощутимы недостатки подседа "разножка" в рывке: здесь её использование чрезвычайно осложняет удержание веса в подседе и вставание из него, что обычно не позволяют спортсмену продемонстрировать свой лучший результат в данном упражнении.

          Вообще, нужно объективно оценить положительные и отрицательные стороны "разножки" и на основании этого решить: следует ли считать распространение данного вида подседа целесообразным? Если ответ на поставленный вопрос окажется положительным, то распространение "разножки" надо всячески поощрять. Если же ответ окажется отрицательным, то распространение "разножки" придётся как-то ограничивать.

          Анализ выступления участников командного чемпионата страны 1967 года, состоявшегося в Цахкадзоре, показывает, что из 159 атлетов, соревновавшихся в рывке, 111 применяли "разножку" и только 48 — "ножницы". Первые в общей сложности из 333 подходов к штанге удачно использовали 188, что составляет 56,5%. Вторые из 144 подходов реализовали 99, что составило 68,7%.

          Что касается наиболее ответственных первых подходов, то их реализация составила соответственно 78,6% и 97,9%. Сие свидетельствует о следующем: атлеты, применявшие "разножку", в рывке стартовали достаточно неудачно, и это пагубно сказалось на их дальнейшем выступлении — они получили пять нулевых оценок, в то время как у атлетов, применявших "ножницы", нулевых оценок не было.

          Особого внимания заслуживает и тот факт, что атлеты, в среднем применявшие "разножку", имели также и несколько меньший средний результат. Даже без учёта нулевых оценок (при расчёте у спортсменов, получивших нулевые оценки, учитывался вес, заказанный для первого подхода) средний результат атлетов, применявших "разножку", составил 116,6 кг, а атлетов, применявших "ножницы" — 117,3 кг.

          Эти данные показывают, что в общем и целом подсед способом "разножка" не имеет никаких особых преимуществ перед подседом способом "ножницы", а значит, и неразумно навязывать его всем без исключения тяжелоатлетам. Тем более неразумно и самим спортсменам слепо увлекаться "разножкой", как это постоянно наблюдается в последние годы.

          Применение "разножки" в рывке можно рекомендовать лишь тем спортсменам, которые обладают хорошей гибкостью, чёткой координацией и тонкой мышечной чувствительностью, благодаря чему достигается высокая степень управления движениями при подъёме штанги любого веса. Спортсменам же с недостаточно развитыми гибкостью и координацией движений нужно поднимать штангу только с применением подседа "ножницы" и постоянно работать над увеличением глубины подседа, что позволит им поднять уровень своих достижений. Увы, одна из проблем применяющих "ножницы" спортсменов состоит в том, что большинство из них не использует возможную при выполнении этого способа подъёма штанги глубину подседа — а ведь после соответствующей отработки техники рывка в "ножницы" можно показать очень высокий результат. В подтверждение чего достаточно назвать таких известных советских тяжелоатлетов, как А.Воробьёв, А.Медведев, Р.Плюкфельдер, А.Вахонин, С.Лопатин, А.Калиниченко и др., которые всегда выполняли рывок в "ножницы" и устанавливали при этом мировые рекорды.

          Есть все основания полагать, что подсед способом "разножка" не каждому подходит не только в рывке, но и в толчке. Так, "разножка" не подходит в толчке спортсменам, имеющим развитые мышцы ног и плохую подвижность в плечевых суставах. Последнее затрудняет выполнение толчка от груди.

          К сожалению, в настоящее время тренеры не всегда учитывают перечисленные обстоятельства и рекомендуют подсед способом "разножка" всем своим ученикам без разбору. Более того, сейчас нередко можно наблюдать и такую картину, что сразу с "разножки" начинается даже обучение новичков — а подобный подход чреват очень нежелательными последствиями. Главным из них является то, что при подседе "разножка" значительно усложняется овладение ведущей фазой любого тяжелоатлетического движения: подрывом. И это уже совершенно недопустимо, поскольку правильное выполнение подрыва является основой достижения высоких результатов в темповых упражнениях — особенно, в рывке.

          В начальный период обучения все без исключения новички в темповых упражнениях должны овладевать только подседом способом "ножницы". И лишь по истечении некоторого времени в их тренировки можно включать элементы "разножки", не соединяя их с предшествующими подседу движениями. Классические упражнения в этот период должны выполняться исключительно с применением "ножниц". В дальнейшем же, когда спортсмены хорошо овладеют техникой, тренер может разрешить им осваивать "разножку" — но только, как отмечалось, при условии исчезновения указанных выше недостатков техники. Для спортсменов, чётко освоивших правильный подрыв, уже не будет проблем при переходе к этому сложному способу подседа.

          Овладение техникой тяжелоатлетических упражнений — процесс достаточно сложный, не терпящий спешки. При обучении необходимо скрупулёзно отрабатывать каждый элемент техники — особенно, ведущие, главные части и фазы подъёма штанги до подседа. Наблюдаемые в практике многочисленные срывы на соревнованиях, медленный рост результатов в темповых упражнениях — это, как показывают специальные исследования, в первую очередь следствия поспешности в обучении.


Послесловие составителя

          Я привёл этот текст как пример того, что голос разума, голос науки бывает услышан людьми далеко не всегда.

          Конечно, некоторые сообщённые Л.Н.Соколовым сведения вызывают закономерное сомнение. К примеру, вот эти:

          "..."разножка" не подходит в толчке спортсменам, имеющим развитые мышцы ног и плохую подвижность в плечевых суставах. Последнее затрудняет выполнение толчка от груди."

          Что в данном случае имелось Соколовым в виду, почему "развитые мышцы ног" мешают выполнить "разножку" — непонятно: "разножкой", например, вполне успешно пользовался Пауль Андерсон, имевший не просто "развитые", а просто-таки гипертрофированные мышцы ног. Непонятно также, как связана "разножка" и плохая "подвижность в плечевых суставах", якобы затрудняющая "выполнение толчка от груди": может быть, Л.Н.Соколов имел здесь в виду именно сам подъём в "разножку" от груди — то есть толчковый швунг или даже толчок в сед? Но тогда этот пассаж Соколова явно выходит за рамки статьи, тема которой — сравнение различных способов выполнения рывка и взятия на грудь.

          Не совсем убедительна и уверенность Соколова в том, что главным недостатком первоочередного обучения новичков уходам в подсед "разножка"

          "является то, что при подседе "разножка" значительно усложняется овладение ведущей фазой любого тяжелоатлетического движения: подрывом."

          Я считаю себя, в общем-то, убеждённым противником как простых "разножек", так и полных седов во всех тяжелоатлетических движениях, кроме рывка, но приведённая инвектива Соколова в адрес "разножки" кажется мне совершенно надуманной: сколько я ни наблюдал за ребятами, которых тренеры обучали и рвать, и брать на грудь в полный сед, никаких ярко выраженных проблем с овладением техникой подрыва я ни у кого из них не заметил. И, между прочим (это уже не раз отмечалось на данном сайте), для взятия штанги предельного веса на грудь высококачественный подрыв вообще не нужен: запас высоты после него (25-35 см) оказывается явно избыточным.

          Не совсем корректно и утверждение Соколова, что

          "..."разножка" имеет одно неоспоримое преимущество в сравнении с "ножницами", и заключается это преимущество в более низкой посадке атлета при завершении подседа. А сие при прочих равных условиях позволяет поднять больший вес."

          На самом деле данное утверждение касается только рывка, а к взятию на грудь отношения не имеет, и вот почему. Такие ситуации, когда атлет зафиксировал вес в рывковом седе, но не смог затем с этим весом встать, на практике крайне редки — мы, штангисты, знаем их почти наперечёт. То есть в рывке главное — это зафиксировать штангу в подседе, и чем больше там будет зафиксировано, тем выше окажется общий результат. Иначе обстоит дело со взятием на грудь. Таких случаев, что атлет не смог встать из подседа со штангой на груди — пруд пруди. Соответственно, затаскивать на грудь ещё большие, ещё более значительные веса (а некоторые атлеты на такое вполне способны: они и тягу сделают, и смело залезут под совсем уже неподъёмный вес, и поборются с ним какое-то время в подседе) нет никакого смысла. Так что утверждение насчёт абсолютной, всегдашней выгоды для штангистов от более низких посадок — это преувеличение.

          Тем не менее, в статье Л.Н.Соколова содержится немало вполне достоверных сведений — это и то, что из "ножниц" встаётся легче, чем из "разножки", и то, что в "разножке" тяжелее удерживать равновесие, и то, что участники чемпионата СССР 1967 года, использовавшие "разножку", выступили в целом заметно хуже, чем те участники этого же чемпионата, которые использовали "ножницы".

          Впрочем, последние данные также могут быть подвергнуты сомнению. Например, со следующей позиции. "Ножницами" на том чемпионате СССР, несомненно, пользовались в среднем более возрастные, более опытные штангисты, чья техника, понятно, была несколько более отработанной, нежели у молодёжи — вот почему "ножничникам" и удалось не получить ни одной "баранки". Тем же самым обстоятельством можно объяснить и то, что даже при принятии в расчёт заказанных, но так и не поднятых весов, средний результат оказался выше всё-таки у тех атлетов, которые пользовались "ножницами": опытные штангисты были просто несколько сильнее неопытных, то есть "ножничники" превзошли "разножников" в величине среднего результата не по причине особой выгодности своей техники, а вследствие элементарного преимущества в силе.

          В общем, насчёт приведённых в статье аргументов можно спорить, — но в том-то всё и дело, что на страницах тяжелоатлетических изданий нормальных, научных споров по поводу сравнения достоинств-недостатков "ножниц" и "разножки" никогда не было. То есть сторонники "ножниц" иногда ещё худо-бедно писали статьи, приводили какие-то аргументы, а сторонники "разножки" в это время просто молча, безо всяких теоретических препирательств продолжали распространять свой коронный способ подседа. Теперь он полностью победил, и какие-либо споры насчёт сравнения его с подседом "ножницы" стали вообще неактуальными.

          А зря. "Ножницы" — это весьма эффективный, экономящий силы атлета способ подседа. Тем, кто хочет использовать в подъёме штанги действительно все резервы, к этому способу ухода придётся ещё вернуться. По крайней мере, при взятиях штанги на грудь. Причём здесь "ножницы" нужны не низкие, не "стелющиеся", а средние, то есть точно такие же, как те, в которые атлет толкает штангу от груди (см. "Какова оптимальная глубина подседа при подъёме штанги на грудь?").


[на главную страницу]

Архив переписки

Форум


 

Free counters!