Новая книга Р.В.Плюкфельдера

Составитель

          Недавно мне посчастливилось достать и прочитать книгу нашего олимпийского чемпиона 1964 года и величайшего советского тренера Р.В.Плюкфельдера (настоящая фамилия у него, оказывается, всё-таки "Пфлюгфельдер" от "пфлюг" — плуг и "фельд" — поле, то бишь русский эквивалент его фамилии — "Плугополов") "Из Киселёвска вокруг света".

          В этой книге рассказывается о событиях жизни Р.В.Плюкфельдера от 1954 года до 1961 года. Вообще-то, об этих событиях Р.В.Плюкфельдер уже написал в другой своей книге — "Металл и люди", изданной ещё в 1966 году. Но, как теперь выясняется, в той старой книге Р.В.Плюкфельдеру пришлось много врать, беспрерывно приукрашивая тогдашнюю советскую действительность.

          Данная советская действительность, воспринятая незамутнённым взглядом порядочного и трезвого человека, имеет, увы, почти сюрреалистический характер. Даже как-то удивительно, что в таких условиях добро у нас в целом побеждало зло, страна шла вперёд, масштабные катастрофы не разрушали напрочь производственный механизм.

          На обстановку регулярных аварий на шахтах, уносивших жизни и здоровье людей, накладывалась атмосфера головокружительного пьянства и клинической подлости народа. Вот немного сведений об ученике Плюкфельдера олимпийском чемпионе Алексее Вахонине. Оказывается, настоящая фамилия последнего — Кунов: его отец был оставшимся в Сибири белочехом по имени Куно. Поскольку эта фамилия звучит похоже на диалектное название женского полового органа — "кунка" — Алексей при первой своей женитьбе — на Вахониной — сменил свою фамилию на фамилию жены. С Вахониной Алексей не прожил и минуты, поскольку сразу же напился и разогнал свою свадьбу. Вторая жена Вахонина пила ещё больше него, нигде не работала, но они всё же каким-то образом воспитывали двух детей. Вся сибирская жизнь Вахонина, по описанию Плюкфельдера, проходила в тренировках на фоне пьяного угара.

          Тем не менее немецкая последовательность Плюкфельдера позволила ему организовать себе и близким в этих неблагоприятных условиях достаточно комфортную и стабильную жизнь и даже добиться весьма высоких спортивных результатов.

          В книге показана неприглядная подноготная тогдашнего советского тяжелоатлетического спорта. Его, например, разъедал алкоголизм, распространённый среди спортсменов почти столь же широко, как и среди простого народа (за пьянку перед Олимпиадой-56 из сборной были исключены, оказывается, не только Трофим Ломакин, но ещё и наш первый олимпийский чемпион среди штангистов Иван Удодов, а также многократный рекордсмен и чемпион мира 1955 года Николай Костылев). Не меньше пили и сами тренеры сборной — большей частью, кстати, отъявленные карьеристы. Неприятными интригами сопровождались в сборной любые назначения — от назначения на должность главного тренера до назначения на место участника сборной.

          Тем удивительнее, что в таких условиях наш тяжелоатлетический спорт находился на подъёме и даже вообще на высшей точке своих достижений. Может быть, данное удивительное обстоятельство объясняется тем, что в дальнейшем описанные Плюкфельдером явления только усугубились?

Владимир

          Давно ищу эту книгу, но мне так, как Вам, не посчастливилось.

          Выдержки из первой части сочинения Плюкфельдера под названием "Невыездной" можно прочитать вот на этом сайте.

          Я читал и "Металл и люди"; разница между двумя этими книгами действительно огромная.

          Впрочем, оценка тех или иных событий во многом зависит от личности автора. То, что Плюкфельдеру или Воробьёву казалось беспробудным пьянством, для Ломакина или Вахонина могло быть дружеским застольем.

          У меня довольно много книг-воспоминаний наших штангистов, и их взгляды на тренеров, соревнования и на своих товарищей почти никогда не совпадают.

Составитель

          Уважаемый Владимир, а зачем трезвым людям ориентироваться на мнение человека, чьё пьянство приводит его к белой горячке и к смерти от рук собутыльников, как у Ломакина? Мало ли что там думают о себе сами пьяницы — важно, как это их увлечение расценивают трезвые и дельные люди.

Dmitriy

          По книге Плюкфельдера

          Прочитал эту книгу, но впечатления двоякие. Может быть, советская действительность и впрямь была такой жестокой, но надо учитывать, что Плюк немец, которого согнали с насиженного места, расстреляли отца и старшего брата. Если судить по книге, то все идиоты, а Рудольф Владимирович с его образованием 9 классов — доктор биологических наук. Его подход к тренировкам — это передача на канале Дискавери "Как выжить в суровых условиях". Если тогда, в 1966 году, приходилось врать, то не надо было марать бумагу вообще. А теперь настало время правды...

          Такие люди страшней всего. Чем Плюкфельдер отличается от нынешних псевдодемократов?

Составитель

          Уважаемый Дмитрий, я всё-таки остаюсь на стороне Плюкфельдера по всем вопросам.

          Во-первых, такие люди, как Плюкфельдер, не выступавшие открыто в тоталитарные времена, а теперь начавшие писать правду, вовсе не самые страшные. Самые страшные — это те, кто в тоталитарные времена угнетал таких, как Плюкфельдер.

          Во-вторых, само открытое выступление в тоталитарные времена — отнюдь не лучшая стратегия поведения. Общество — это такая штука, которую безумством храбрых не улучшишь. По большому счёту общество улучшается только техническими изобретениями.

          Кроме того, уважаемый Дмитрий, Вы вообще как-то странно выразились:

          "Может быть, советская действительность и впрямь была такой жестокой, но надо учитывать, что Плюк немец, которого согнали с насиженного места, расстреляли отца и старшего брата."

          Именно то, что у Плюкфельдера расстреляли отца и брата, не совершивших никаких преступлений, и доказывает, что советская действительность была реально (а не "может быть") крайне жестокой.

          Не понимаю я и того, что вызывает у Вас неприятие теоретических воззрений Плюкфельдера, выраженное вот в этих словах:

          "Если судить по книге, то все идиоты, а Рудольф Владимирович с его образованием 9 классов — доктор биологических наук. Его подход к тренировкам — передача на канале Дискавери "Как выжить в суровых условиях"."

          Это ведь совершенно обычное дело, что первыми до какой-то истины докапываются именно одиночки, а не всё общество сразу. Да и любое изобретение (причём чем оно грандиознее, тем ярче сие выражается) поначалу вызывает всеобщее неприятие, долгие годы оставаясь понятным только для его авторов.

          Кроме того, Плюкфельдер вовсе не настолько самовлюблён, чтобы приписывать себе все применявшиеся им методические наработки. Он ведь, судя по всему, был во многом согласен и с Лучкиным, автором первого попавшего в его руки учебника по тяжёлой атлетике, и с Зимкиным и с его соавторами, в трудах которых Рудольф Владимирович нашёл много общего с собственными представлениями.

          А то, что в тяжёлой атлетике полным-полно всякого рода тупых и страстных к чинам псевдоучёных, — реальный факт (почитайте, к примеру, на сайте "Проблемы тяжёлой атлетики" рубрику "Против бестолковщины в науке").

[на главную страницу]

Архив переписки

Форум


 

Free counters!