С пяток или с носков?

          В зале тяжёлой атлетики Дворца спорта Владимирского тракторного завода на меня всегда производил большое впечатление своим интеллектом Юра Карпинский, один из ветеранов нашей секции. То он, например, не обладая почти никакими систематическими познаниями в русских шашках, на спор находил решение красивой шашечной концовки очень высокого уровня сложности, то вдруг выдавал настолько смелый политический прогноз, что все окружающие опасливо замолкали и начинали подозрительно глядеть друг на друга — как-никак на дворе был ещё только 1986 год — а политический прогноз Юры в итоге полностью подтверждался. В общем, Юра Карпинский имел весьма незаурядный и самостоятельный ум, на плоды которого следовало обращать повышенное внимание.

          Однажды в присутствии Юры мы всей секцией учили одного новичка толкать штангу от груди.

          — Видишь, как тебя потянуло вперёд? — ощущая себя крутыми знатоками, наперебой поучали мы новичка. — Это всё из-за того, что ты толкаешь с носков. Толкать с носков — оно, конечно, вроде бы удобнее и привычнее, но это только видимость. С носков, брат, всегда получается толчок вперёд. Так что если хочешь толкнуть вертикально вверх, то тогда сперва перенеси центр тяжести тела на пятки, — ну, то есть приподними перед посылом носки, дабы убедиться, что не опираешься на них, и...

          — Нет, ребята, вы не правы, — неожиданно вмешался Юра Карпинский. — Толкать нужно всё-таки именно с носков.

          — Как же так? — смущённо удивились мы. — Вроде всегда, когда не толкаешь с пяток, штангу уводит вперёд...

          — Нет, братцы, — улыбнулся Юра. — Хорошего, по-настоящему мощного и длинного посыла добиться можно только опершись на носки. А что касается увода штанги вперёд...

          — Карпинский, так твою растак, — послышался окрик нашего тренера, — ты в домино играть будешь или нет? Три человека тебя уже десять минут ждут, а ты всё лясы точишь...

          Юра ушёл играть с тренерами в домино, в котором был непревзойдённым мастером и чемпионом, а мы так и не узнали, почему же, по Юриному мнению, толкать от груди нужно, именно опираясь на носки.

          С тех пор я стал специально присматриваться к тому, что делают атлеты перед посылом околопредельного веса и поначалу вроде бы убедился в правильности традиционного рецепта — всегда толкать с пяток. Действительно, если атлет, держа на груди снаряд предельного веса, не отклонял своё тело на пятки, то чаще всего толкал штангу вперёд и в результате имел большие проблемы с её фиксацией.

          Однако иногда я наблюдал и такие случаи, когда предварительное отклонение на пятки не помогало, и атлет всё равно совершал толчок вперёд. Мало этого, при исследовании данного вопроса на личном опыте я заметил, что все допредельные веса можно совершенно безнаказанно толкать и с носков. (Попробовать толкать с носков предельные веса я что-то так и не решился.)

          Кроме того, я обратил внимание на довольно примечательное явление: если для успешного толчка от груди предельных весов необходимо предварительно отклоняться назад на пятки, то всё резко меняется при толчке из-за головы. Странно, но никого из знакомых мне штангистов не смущало то обстоятельство, что для успешного толчка из-за головы всё тех же предельных весов никуда отклоняться уже не нужно, что посыл тут выполняется достаточно координированно сам собой, то есть без каких-либо предварительных приготовлений, без специальных предварительных отклонений тела в том или ином направлении.

          К своему варианту разгадки этой проблемы я пришёл, взявшись наблюдать за одним немолодым атлетом, которой иногда приходил позаниматься в нашу секцию. Этот ветеран — его имя я, к сожалению, так и не удосужился узнать — привлёк моё внимание поначалу всего лишь одной особенностью своего обращения со штангой при выполнении толчка. Данная особенность заключалась в том, что ветеран исключительно жёстко брал штангу на грудь (точнее, конечно, на дельтовидые мышцы), отчего, начиная с веса 100 кг, штанга принималась быстро с металлическим дребезжанием вибрировать, создавая такое впечатление, что её гриф лежит на чём-то очень твёрдом, просто-таки каменном. Судя по всему, эта жёсткость плеч была натренирована большой практикой в любимом упражнении ветерана — толчке от груди.

          Ветеран никогда не "мазал" от груди, и я решил повнимательнее приглядеться ко всем особенностям его техники. Прежде всего, оказалось, что ветеран вообще не ищет опору на пятки. Затем я обратил внимание на то, что он заканчивает посыл очень высоким вставанием на носки. И, наконец, однажды я подметил, что в момент выполнения посыла околопредельного для себя веса ветеран, прежде чем начать выпрямление ног в коленках, чуть-чуть приоторвал от пола пятки — то есть совершенно несомненно толкнул с носков. Штанга тем не менее была зафиксирована идеально, ветеран не сделал ни единого шага вперёд.

          Я стал искать объяснение этого странного по тяжелоатлетическим меркам феномена и в итоге обнаружил следующее. Большинство занимавшихся в нашей секции (и я в том числе), держа штангу на груди, судорожно отводило голову от грифа назад, стараясь избегнуть соприкосновения шеи с грифом, дабы он "не пережал" горло или сонную артерию, а также чтобы не ударил по подбородку в момент своего резкого подлёта. Что же касалось заинтересовавшего меня ветерана, то в отличие от нас он перед посылом всегда стоял в спокойной позе, держа голову в естественном положении, безбоязненно и плотно прижав наклонённую вперёд шею горлом к грифу. Мы, судорожно отводившие шеи назад, вынуждены были в процессе разгона штанги смотреть чуть ли не в потолок зала — а ветеран всегда неотрывно смотрел вперёд-вниз, метра на три-четыре перед собой. Как я понимаю, в процессе посыла мы контролировали баланс тела в своих движениях только с помощью вестибулярного аппарата, который на предельных весах начинал сбиваться в своих показаниях и тем самым в той или иной мере подводил нас. А ветеран в моменты максимального напряжения контролировал положение тела не только по показаниям вестибулярного аппарата, но ещё и визуально, при помощи зрения. В отличие от ветерана мы находились как бы в ситуации человека, который идёт по жёрдочке над ручьем, глядя куда-то вверх, то есть полагаясь на одно лишь чувство равновесия. Ветеран же, образно выражаясь, был человеком, идущим точно по такой же жёрдочке, но смотрящим, как и требуется для сохранения равновесия, на три метра перед собой.

          Таким образом, на мой взгляд, до тех пор, пока веса на штанге далеки от предельных (до тех пор, пока жёрдочка широкая), человеку удаётся сохранять равновесие, опираясь только на показания своего вестибулярного аппарата. Но как только веса на штанге становятся близки к предельным (едва только жёрдочка до предела сужается), вестибулярный аппарат, рассчитанный на работу в обычных, в неэкстремальных условиях, начинает подводить человека, и потому без включения каких-то дополнительных быстро реагирующих анализаторов человек оказывается близок к потере равновесия.

          Остаётся, пожалуй, ответить только вот на какие вопросы: разве можно натренировать шею сопротивляться пережатию грифом горла и сонной артерии, разве можно натренировать убирание головы с пути грифа во время его пролёта мимо подбородка? Ответы, на мой взгляд, тут очевидны: натренировать всё это — можно. Дзюдоисты натренировывают шею сопротивляться не просто какому-то свободно лежащему грифу, а настоящему, всамделишному удушению с использования специальных приёмов. Ну, а быстрый "кивок" головой обычно натренировывается вообще сам собой после трёх-четырёх случайных столкновений подбородка с летящим вверх грифом.

          Итак, Юра Карпинский был, как мне кажется, всё-таки совершенно прав, когда утверждал, что толкать надо именно с носков. Наш тренер просто не дал ему договорить, что для успеха в этом деле надо обязательно избавиться от привычек судорожно отводить шею от грифа, а взгляд — от пола.

дальше

[на главную страницу]

Архив переписки

Форум


 

Free counters!