В.Баранов

Страницы замечательной жизни

(Воспоминания о С.И.Елисееве)

          Заходить в избу и ложиться спать не хотелось. Душа жила ожиданием завтрашнего дня — дня весёлых гуляний, борцовских схваток, песен про удалую головушку... "Скорее бы завтра!" — думал Сергей Елисеев. Он лежал на траве, возле родного дома. Пока семья ужинала, он смотрел на чёрно-звёздное небо. Сергей любил ночами вглядываться в небо — ляжет и смотрит, и на душе у него делалось легко и хорошо.

          А за столом в это время разговор был в самом разгаре. Отец Сергея, служивший поваром у генерала Казаринова, возвышался над всеми домочадцами. Борода у отца была большая, с расколом надвое. Отец тоже думал о завтрашнем празднике. И, как все пожилые люди, он жил в такую минуту воспоминаниями:

          — Э-эх, — вздыхал он. — Бывало, пробегу вёрст семь, выбегу на гору, дыхну минуту-другую и — жик... Аж земля горит и искры из-под ног летят.

          — Да ты и сейчас, батя, любого за пояс заткнёшь...

          — Нет, теперь уже не то... Не могу посмешищем быть. Вот на старшого вся надежда. Не зря же он себя гирями мучает — двухпудовики жмёт.

          ...Сотни башкир, татар и русских окружили поляну, где начались состязания по борьбе. Высокий, сильный и техничный башкир победил одного, другого, третьего борца. Он ловко подминал под себя всех соперников, пока на поляну не вышел Сергей Елисеев. Публика встретила Сергея недоверчиво — уж слишком разными были противники: высокий, мощный башкир и юноша среднего роста — правда, с хорошо развитой мускулатурой.

          Схватка, проходившая на поясах, закончилась победой Сергея Елисеева. Исход поединка показался зрителям странным. Сначала толпа оторопела, а потом взревела. Судьи в недоумении развели руками, не зная, как объявить победителя. Наконец было найдено компромиссное решение — победитель и побеждённый договорились через полчаса повторить схватку. Башкир хотел на первой же минуте свалить юношу и тем доказать, что победа того была случайной. Он провёл несколько энергичных приёмов, но успеха не добился. И тут вдруг сильные руки юного борца оторвали башкира от земли и припечатали к траве. Схватка снова закончилась чистым выигрышем.

          Так Сергей Елисеев одержал свою первую победу на глазах у сотен людей.

          Кончился праздник. Настала ночь. Всё стихло. А потом ночную тишину прорезали топот лошадей, грохот колёс, лай собак и перебранка людей. В ворота Елисеевых постучали.

          На стук вышел отец. Оказалось, что приехал побеждённый богатырь в сопровождении своих поклонников. С чем он приехал? Может, он жаждал мести? Отец Сергея впустил непрошеных гостей во двор.

          Борец объяснил, что не может осмыслить своего двукратного поражения, не может смириться, что юный Елисеев сильнее его. И попросил провести третью, решающую, схватку прямо сейчас — под покровом тёмной ночи.

          — Что ж, я согласен, — сказал Сергей.

          Братья облили ему голову холодной водой, чтобы скорее ушли остатки сна.

          И снова сошлись борцы. Только они да два судьи остались на дворе усадьбы, остальные — зрители и родные Сергея — наблюдали за поединком из-за забора. Полночная схватка не принесла башкирскому богатырю успокоения — он проиграл вновь.

          На следующий день к дому Елисеевых привезли трёх баранов от башкирского богатыря и его поклонников. Три барана были свидетельством признания силы Сергея, уважения к нему как к борцу и одновременно извинением за вчерашнюю беспокойную ночь.

          С тех пор прошло много времени. Елисеевы по-прежнему жили в Уфе, работали, а в свободное время все братья тренировались с гирями и штангами, боролись и, хотя слава об их силе гремела по всей Башкирии, никуда не выезжали.

          В начале 1897 года брат Сергея Елисеева Александр прочитал и журнале "Нива" заметку, в которой рассказывалось об атлетическом кабинете, организованном в Петербурге доктором Владиславом Францевичем Краевским. Александр написал в редакцию журнала о себе и о своих достижениях. Вскоре от Краевского пришёл ответ и предложение приехать. В середине года девятнадцатилетний Александр Елисеев впервые выступил со своими упражнениями перед столичными атлетами в кружке на Михайловской площади. Члены Петербургского атлетического кружка были приятно удивлены результатами атлета, который, имея вес 76 кг, сумел толкнуть двумя руками 118,76 кг и выжать одной рукой 75,76 кг. Отвечая атлетам на их настойчивые вопросы о методике тренировки, Александр сказал, что он занимается под руководством своего старшего брата и что Сергей по результатам на голову выше его.

          Петербургские спортсмены попросили Александра посодействовать, чтобы его брат Сергей приехал на очередное первенство России по тяжёлой атлетике...

          Сколько было в Уфе рассказов о столице, о её атлетах! Слушая их, Сергей зажёгся желанием выступить на чемпионате страны. Он тщательно обдумал систему подготовки. И хотя до первенства оставалось всего лишь девять месяцев, Елисеев не стал форсировать спортивную форму. В дни подготовки он, как никогда раньше, много работал физически, ходил и бегал в ботинках со свинцовыми подошвами, боролся со сверстниками на поясах, выполнял сотни упражнений с гантелями, гирями и штангой. Очень серьёзно отнёсся Сергей Елисеев и к своему режиму дня, к питанию. Он "нажимал" на молочную пищу, в частности, на простоквашу. Так, в труде и тренировках пролетели месяцы, и в апреле 1898 года Сергей Иванович приехал в столицу, чтобы участвовать во втором чемпионате России по тяжёлой атлетике.

          Конечно, спортивный Петербург не ожидал, что двадцатидвухлетний уфимец, приехавший из "медвежьего угла", станет основным претендентом на победу в чемпионате. Но уфимец поразил всех и занял второе место, уступив лишь "Русскому льву" — Георгу Гаккеншмидту, имевшему опыт таких соревнований. Опыт, которого Елисееву так не хватало.

          Сергей Иванович за свой дебют получил малую золотую медаль.

          Как было встречено выступление Елисеева Петербургом? Ответ на это даёт одна из столичных газет за 21 апреля 1898 года:

          "Как выдающееся упражнение с гирями С.И.Елисеев показал следующее: он взял гирю в виде шара с ручкой весом 152,5 фунта (62,45 кг. В поднятии тяжестей мерой веса являлся фунт торговый, а не аптекарский. В России фунт был равен 409,51 г. В 1933 году я совместно с Сергеем Ивановичем Елисеевым пересчитал все его спортивные результаты с фунтов на килограммы. В данной статье впредь все достижения будут указаны в килограммах. — В.Б.), поднял её правой рукой за головой и на вытянутой руке медленно опустил сбоку, причём подержал некоторое время руку в горизонтальном положении. Рекорд этот считается мировым. Даже из атлетов-профессионалов никто не делал этого более чем со 120 фунтами (49,14 кг)".

          22 апреля того же года, выступая в соревнованиях, организованных Петербургским велосипедно-атлетическим обществом, Сергей Иванович улучшил свой же всемирный рекорд и получил большую серебряную медаль. На соревнованиях Елисеев продемонстрировал выдающееся в силовом отношении упражнение — крест с гирями весом 32 кг и 34 кг.

          Через десять дней, выступая всего третий раз в Петербурге, Елисеев установил ещё один мировой рекорд и был награждён большой золотой медалью.

          Итак, через два месяца после своего дебюта на российской арене Елисеев стал многократным рекордсменом мира. Но защищать честь России на Венском международном чемпионате тяжелоатлетов и борцов было доверено чемпиону страны Георгу Гаккеншмидту. В поднимании тяжестей "Русский лев" занял лишь третье место, но зато в борьбе он поднялся на высшую ступень пьедестала почёта.

          Сравнительная неудача Гаккеншмидта — если можно считать неудачей третье место в мире — натолкнула русских тяжелоатлетов на мысль: послать на следующий мировой чемпионат уфимца Сергея Елисеева. В феврале 1899 года тот приехал в Милан. Иностранные атлеты, весившие в среднем 110-130 кг, думали, что миниатюрный российский штангист (рост 172 см, вес 81,5 кг) не сможет оказать им должного сопротивления. Но с первого же упражнения все присутствовавшие в зале отметили феноменальную силу Елисеева и его блестящую технику. Русский спортсмен намного превзошёл зарубежных звёзд как в отдельных упражнениях, так и в сумме поднятого веса. Таким образом, Елисеев, двадцатитрёхлетний уфимский рабочий, стал первым русским чемпионом мира по тяжёлой атлетике. Россия могла гордиться своим сыном. Неудивительно, что Петербург встретил чемпиона мира с триумфом.

          Казалось, можно было отдохнуть. Но Сергей Иванович продолжал усиленно тренироваться.

          На очередном чемпионате России он не знал себе равных, опередив истинных гигантов — Гаккеншмидта, Гвидо Майера и Ивана Шемякина. Кроме золотой медали чемпиона России Елисеев получил ещё три золотые — за три новых мировых рекорда.

          К новому чемпиону мира и России пришла большая слава, посыпались заманчивые предложения переехать в Петербург. Но, верный своему классовому долгу, Елисеев вернулся в Уфу и стал работать слесарем в железнодорожных мастерских.

          Трудясь рука об руку со своими товарищами-рабочими, Елисеев начал понимать, что нельзя жить под царём и быть свободным от царя. В его честном сердце сначала стихийно, подсознательно зрели протест и жажда бунта. Елисеев был готов к решительной борьбе с врагами. Но слава, которую он приобрёл на помостах мира, теперь стала вдруг мешать ему. В начале нашего века заниматься революционной деятельностью означало быть революционером-профессионалом. Но стать профессиональным революционером Елисеев не мог — слишком уж известен, слишком уж приметен стал он в народе.

          В то же время уфимские революционеры берегли Сергея Ивановича, не хотели рисковать его жизнью. Они посоветовали ему продолжать выступать в соревнованиях.

          Елисеев ознаменовал новое столетие установлением новых мировых рекордов — в 1901 году он выжал штангу весом 144,96 кг. А личные рекорды Сергея Ивановича были ещё выше — он выжимал 152,75 кг, толкал 174,45 кг. Можно подсчитать, что если он состязался бы в принятом сегодня классическом троеборье, то легко набирал бы в сумме 450 кг. И это его достижение относится к 1902 году. В то время оно и впрямь было феноменальным.

          В 1903 году Елисеев участвовал в первенстве мира по тяжёлой атлетике среди профессионалов и занял общее второе место, пропустив вперёд лишь трёхкратного победителя этих состязаний француза П.Бонна. Следует оговориться, что из одиннадцати упражнений, в которых состязались атлеты, восемь были неизвестны Елисееву, и он разучивал их в ходе борьбы, теряя столь драгоценные попытки. Что же касается классических упражнений — например, толчка — то здесь Елисеев выиграл у всех атлетов. Он, правда, в толчке набрал с П.Бонном одинаковую сумму, но был легче француза на десять килограммов и потому стал победителем.

          Имея небольшой собственный вес, Елисеев очень гармонично развил свои мускулы. О его силе может свидетельствовать такой факт. Замечательный немецкий атлет-профессионал Георг Рассо-Штангльмейер, которого Макс Клинкер выбрал моделью для своей знаменитой "Группы с центаврами" и "Скованного Самсона", поднимал бочку, наполненную водой или пивом и весившую 95 кг, переворачивая бочку в воздухе, выжимал её над головой, а потом ставил на пол. Елисеев но приезде в Россию заказал себе точно такую же по размерам бочку. Немного потренировавшись, он стал регулярно выжимать над головой бочку весом 124 кг.

          Сергей Иванович с 1902 года был связан с подпольной революционной организацией. А когда трудовая Россия пошла на баррикады 1905 года, готовая умереть, но не сдаться, Елисеев встал во главе боевой дружины рабочих железнодорожных мастерских. Оружие, боеприпасы и прокламации он хранил у себя дома. В июне 1905 года Сергей Иванович вёз на извозчике листовки. На одной из уфимских улиц на него набросилась большая толпа черносотенцев. В завязавшейся неравной схватке с разъярёнными бандитами Елисеев вышел победителем. Тяжело раненный в голову, он сумел спасти драгоценный партийный груз. Пятьдесят дней пролежал после этого Сергей Иванович в больнице. А потом жандармы забрали его в тюрьму. Правда, через некоторое время Елисеева освободили за недостаточностью улик.

          Однажды на сходке железнодорожников был убит сыщик, записывавший участников собрания. Подозрение в убийстве пало на Сергея Ивановича. И Елисеева снова арестовали. Несмотря на то что на суде свидетели дали веские показания в пользу Елисеева, суд приговорил Сергея Ивановича к ссылке в Якутию.

          Елисееву не было ещё и тридцати лет, когда царское правительство вычеркнуло его из русского спорта. Это был возраст расцвета и дерзания, когда к таланту прибавляется опыт. Сергей Иванович был готов к новым рекордам. Но царю и его министрам не нужен был чемпион-революционер, и они решили погубить Елисеева в ссылке.

          Но метели и сугробы Якутии, её беспощадные морозы не согнули Елисеева.

          Ни на минуту не раскаивался Елисеев в правильности своего пути, ему помогала великая вера в свой народ. И спорт, закалка, сила тоже помогли ему выстоять!

          С радостью встретили Октябрьскую революцию политкаторжане Якутия. Как только представилась возможность, Елисеев тронулся домой. Он ехал к новой для себя жизни. В начале 1922 года, после того как он три года проработал слесарем в Тюмени, Сергей Иванович перебрался с женой и двумя сыновьями в Томск. Первые годы он работал грузчиком. Была нужда, голод, отсутствовало нормальное жильё. Но Сергей Иванович был полон оптимизма, он строил планы развития тяжёлой атлетики в Сибири, собирал вокруг себя молодёжь и тренировал нас. Я был в числе первых его учеников. А сам чемпион мира, словно сбросив двадцать лет, позабыв раны и четырнадцатилетнюю ссылку, выступал на народных праздниках, показывал блестящие силовые номера, которые стяжали ему в начале века громкую славу.

          С 1925 по 1931 год Сергей Иванович работал бухгалтером на Томском кожевенном заводе. В эти же годы он создал при Томском губернском совете физкультуры первую секцию тяжёлой атлетики и лично тренировал 40 спортсменов.

          То было трудное для спорта время. В маломощных коллективах физкультуры не хватало средств и педагогических кадров. И вот Сергей Иванович предложил Томскому губернскому совету физкультуры организовать единую городскую тяжелоатлетическую секцию, предложил свой сохранившийся тяжелоатлетический реквизит и свои услуги в качестве тренера — без какой-либо денежной компенсации.

          Это предложение было с благодарностью принято. Чемпиону мира выделили две очень большие, хорошие комнаты в здании на набережной Ужейки. Сергей Иванович быстро оборудовал их, причём сам придумал ряд оригинальных интересных тренировочных снарядов.

          Позднее Сергей Иванович заведовал спортивной базой Томского медицинского института и Томского индустриального института. Ученики Елисеева стали сильнейшими спортсменами западносибирского края. Сам же чемпион не прекращал тренировок. Он удивлял молодых атлетов прекрасной техникой и силой. Казалось, ни годы, ни ссылка не имели над ним власти.

          Имя замечательного спортсмена по праву должно быть вписано в историю нашего спорта. Ведь в сегодняшних наших успехах — в золотых медалях Воробьёва, Удодова, Власова, Плюкфельдера, Куренцова, Беляева, Алексеева — есть и доля первого русского чемпиона мира, непоколебимого революционера Сергея Ивановича Елисеева.

[на главную страницу]

Архив переписки

Форум


 

Free counters!