Самая большая тяжесть

Раиса Фирстова

(Текст перепечатан со страниц 56-60 журнала "Сельская молодёжь" № 3 за 1984 год)

          Во Дворце спорта "Измайлово" собрались в тёплые пасмурные дни конца октября самые сильные атлеты планеты на чемпионаты мира и Европы. Сначала чемпионаты предполагалось провести в Ереване, но незадолго до соревнований решение изменили, назначив местом встречи тяжелоатлетов великолепный измайловский дворец, который многим из соревнующихся был уже знаком по недавним Олимпийским играм в Москве. Самый первый рекорд, о котором объявил на пресс-конференции ещё до открытия чемпионатов президент Международной федерации тяжёлой атлетики Готфрид Шёдль, в протоколы не вошёл и золотой медалью отмечен не был. Рекордом, достойным книги Гиннеса, президент назвал срок, за который Москва успела идеально подготовиться к чемпионату: всего пять дней.

          В Москву съехались спортсмены из 33 стран: 193 основных участника и 8 запасных. Предполагалось разыграть 180 медалей различного достоинства, а значит, реальную возможность получить медаль имел почти каждый спортсмен. От чемпионатов, конечно, многого ожидали. И, забегая вперёд, сообщу, что эти ожидания оправдались. Более того, результаты оказались в ряде случаев выше самых смелых прогнозов. Не только знатоки тяжёлой атлетики, но даже компьютеры не раз ошибались в своих предположениях. За десять дней, что длился турнир, после выступлений во всех десяти весовых категориях таблицу мировых рекордов перекроить пришлось почти полностью. Было сделано 23 поправки. Такого в истории тяжёлой атлетики ещё не было. Для сравнения, для более полной картины оглянемся немного назад. Предыдущий чемпионат мира в Любляне дал 13 мировых рекордов. Годом раньше на чемпионате мира в Лилле мировых рекордов было установлено ещё меньше: восемь. Самый "щедрый" на рекордные результаты олимпийский турнир в Москве дал 18 рекордов.

          А сами рекорды, что они-то собой представляют?

          Меньше четверти века назад, на Олимпиаде в Риме, самый сильный по тем временам человек на Земле Юрий Власов толкнул штангу весом 202,5 кг. Изумлённые специалисты назвали тот результат пределом человеческих возможностей. Но на чемпионатах-1983 трое штангистов полусреднего веса, то есть тех, чей собственный вес не больше 75 кг (Власов, напомню, выступал в супертяжёлой категории), превысили это достижение. Наш атлет Владимир Кузнецов толкнул 202,5 кг, болгарин Здравко Стоичков — 207,5 кг, его соотечественник Александр Вырбанов вскинул над собой в толчке 210 кг. Супертяжи, которые по собственному весу, в общем-то, не такие уж и "супер" — например, вес Александра Курловича чуть больше 124 кг, а вес его товарища и основного соперника Анатолия Писаренко всего 123 кг — толкнули по 245 кг. И это не лучшие их достижения. Рекордный результат в этом упражнении на 16 кг больше. В основном же, если сравнить с предыдущими чемпионатами, многие рекорды превышены на 5-10 кг.

          Что же происходит? Штанга, увешиваясь всё большим количеством металлических "блинов" и прогрессивно тяжелея, становится легче? Девальвируется килограмм? Или возрастают возможности атлетов? Но где же всё-таки предел?

          Юрий Власов когда-то сказал: "Сила, подобно разуму, может развиваться беспредельно... Но сила должна действовать заодно с разумом".

День первый

          В день открытия чемпионатов на помост вышли самые "маленькие" штангисты — весовая категория 52 кг. Тонкие, изящные мальчики выстроились, будто школьники шестого-седьмого классов на уроке физкультуры. А болгарский атлет Нено Терзийский и среди них казался чужим, словно в зал забрёл мальчуган из младшего класса. Тяжелоатлетов как-то привычно представляют громадными, медлительными мужчинами с толстыми животами. В начале нашего века, в молодые годы тяжёлой атлетики, все силачи к этому и стремились — они усиленно питаясь, намеренно наращивали вес, полагая, что чем вес больше, тем больше и сила. Теперь же всё обстоит иначе: атлеты, кроме разве что участников сверхтяжёлой категории, больше всего озабочены тем, как согнать вес. Лишние сто и даже пятьдесят граммов могут здорово подвести: при равных результатах победителем считается тот, чей собственный вес меньше. С подобными фактами приходится встречаться довольно часто. Вряд ли пятьдесят-сто граммов могут как-то существенно влиять на силу. Но правило есть правило.

          Самый маленький из шестнадцати соревновавшихся в тот день атлетов, Нено Терзийски, оказался и самым сильным. В рывке он поднял 115 кг и стал первым золотым медалистом на чемпионатах-1983. Второе движение двоеборья — толчок — Терзийски начал с веса 140 кг. Затем толкнул 145,5 кг, установив тем самым новый мировой рекорд и в толчке, и в сумме двоеборья. Но Нено не угомонился, а заказал в дополнительном подходе 150 кг — и тоже толкнул.

          Всего в тот счастливый день было установлено три рекорда мира и Европы. Все три принадлежат Нено Терзийски.

День второй

          Если, увидев на помосте Нено, зрители ахнули и приятно удивились, но всё-таки признали в нём одного из атлетов, то иначе произошло с соотечественником Терзийски Наимом Сулеймановым.

          Во время построения тяжелоатлетов легчайшего веса судья-распорядитель попросил жавшегося к группе штангистов мальчика уйти с помоста и не мешать спортсменам. Мальчик заупрямился, с помоста уйти не пожелал и остался на нём до самого конца соревнования. И продолжал здорово "мешать" участникам весь вечер. А больше всех, пожалуй, он "мешал" чемпиону мира и Европы в весовой категории 56 кг нашему Оксену Мирзояну. В рывке пятнадцатилетний Наим с первой попытки поднял штангу весом 122,5 кг. Со второй — 127,5 кг. Проделывал он это чётко, не уклоняясь ни на грамм и дублируя попытки прославленного Мирзояна. А в третьей попытке случилось нечто неожиданное: Наим вырвал штангу весом 130 кг — на два килограмма больше прежнего мирового рекорда. Оксен Мирзоян попытался повторить результат Сулейманова, но, увы, безуспешно.

          Вот уж чего не было, того ещё не было в тяжёлой атлетике: дети стали обходить взрослых, опытных соперников. Когда в толчке Наим Сулейманов, уже реальный претендент на чемпионский титул, поднял штангу весом 160 кг, зрители растерялись: ведь Сулейманов превзошёл ещё и высшее достижение Мирзояна в сумме, набрав 290 кг. К тому же он был на 50 граммов легче Мирзояна (вот они, роковые лишние граммы). Болельщики-болгары безумствовали, празднуя победу. Болельщики Оксена безмолвствовали, переживая поражение. Теперь Мирзоян мог победить, только сделав невозможное: надо было толкнуть на пять килограммов больше, чем Сулейманов, то есть 165 кг. Все понимали, насколько это нереально, и, кажется, смирились с неизбежным. Всё, но не Мирзоян. Он храбро заказал этот вес.

          Безумству храбрых поём мы славу — страшная груда металла непостижимым образом покорилась Оксену. Он держал на выпрямленных кверху руках штангу, сначала вибрируя всем телом от немыслимого напряжения, а потом — мёртво, как вкопанный, как сросшийся с помостом, и показывал и болельщикам, и судьям, и десяткам кино- и фотокамер, на что способен человек.

          Наши болельщики безумствовали, болгары тоже. Так же, как и все присутствовавшие во дворце. С помоста Оксен Мирзоян не ушёл, не ускакал, не улетел на крыльях радости. Он, если можно так выразиться, уехал. Его унёс на руках наставник, заслуженный тренер Армянской ССР Ашот Виласян.

          По традиции на чемпионатах был определён рекордсмен среди рекордсменов. Им признали Оксена Мирзояна. А по специально разработанной формуле Оксен получил наибольшее количество очков и при определении обладателя приза "Золотые килограммы". Ценность победы Мирзояна ещё и в том, что он прервал серию неудач наших атлетов в этой весовой категории. В последний раз советские штангисты победили в ней 12 лет назад.

День третий

          На помост вышли штангисты полулёгкого веса. Основными претендентами на золотые медали считались поляк Марек Северын, болгарин Стефан Топуров и советский атлет Юрик Саркисян. Они начали борьбу в рывке, когда остальные 12 спортсменов уже использовали положенные попытки. Саркисян легко вырвал 130 кг, Топуров, заказавший для первой попытке 127,5 кг, с весом тоже справился. Северына, пытавшегося взять вес 130 кг, постигла неудача. Он поднял его со второй попытки. Штанга Топурова во второй попытке потяжелела на 2,5 кг, Саркисяна — на 5 кг. И оба они справились с весом. В третьей попытке они пытались одолеть 137,5 кг (мировой рекорд): Саркисян успешно, Топуров безрезультатно. Таким образом, Юрик Саркисян, не сделав ни одного "холостого" подхода, установил новый рекорд Европы в рывке. Прежний равнялся 136,5 кг.

          По помосту забегали ассистенты, готовя пьедестал, но судья-информатор неожиданно объявил:

          — Установить вес штанги 138 килограммов.

          Вес, превышавший рекордный, заказал в четвёртой, в дополнительной попытке Марек Северын. На штангу навесили новые диски. Северын вышел, немного постоял перед ней и просто, вроде бы даже без особых усилий, вскинул над головой. Словно точку поставил. Вернее, восклицательный знак. Оставалось только пожалеть, что по существующим правилам результат дополнительной попытки, допускаемой только на преодоление мирового рекорда, в актив не засчитывается. Не учитывается он и при подсчёте суммы двоеборья.

          Но какое же горькое разочарование ожидало Северына и болельщиков во втором упражнении: безрассудно выложившись в рывке, Северын трижды безуспешно пытался толкнуть штангу весом 160 кг. И в результате получил досадную "баранку". Что может быть обиднее для атлета? Особенно, для штангиста, только что установившего мировой рекорд.

          Саркисян, как и в рывке, не сделал ни одной неудачной попытки. Сначала он толкнул 167,5 кг, затем 172,5 кг, а в третьей попытке установил новый мировой рекорд в толчке: взял вес 175 кг (прежний был равен 173 кг). В сумме двоеборья Саркисян набрал 312,5 кг, улучшив прежний рекорд на 7,5 килограмма, — и победил.

          Но героем дня стал не он. Стефан Топуров, толкнув в первой попытке 165 кг, для второй заказал 180 кг. И вызвал тем самым ироничные улыбки не только у болельщиков, но даже у бесстрастных судей. Заказал — и поднял вес! Топуров ещё стоял под штангой, когда ошеломлённые зрители, сопоставив вес атлета — 59 килограммов 850 граммов — с весом поднятой им штанги, поняли: свершилось небывалое — человек впервые в истории поднял и удержал на вскинутых руках три собственных веса.

          Рекорды, как фантастичны они ни были бы, рано или поздно будут побиты. Три собственных веса, вероятно, тоже когда-нибудь начнут поднимать рядовые штангисты. Но первым стал Топуров. Только его имя войдёт в историю спорта.

          Тяжёлую атлетику иногда называют скучным видом спорта. Игровые виды спорта — другое дело: в них, мол, имеются динамика и драматизм... Но какой еще вид спорта может подарить такой накал страстей, такую бурю чувств, такую острую борьбу и, главное, такую победу человека над собой? В каком ещё виде спорта возможен такой драматизм? Человек установил мировой рекорд и получил в зачёте "ноль". Другой человек поднял три собственных веса, остался на второй ступени пьедестала. Сумма двоеборья у Саркисяна и Топурова оказалась равной, оба набрали по 312,5 кг. Но Саркисян был на 150 граммов легче Топурова. Это и решило судьбу золотой медали.

День четвёртый

          Он озадачил болельщиков тем, что оказался днём без рекордов. К ним уже настолько привыкли за три дня чемпионатов, что были вроде бы даже шокированы тем, что штангисты, выступавшие в весовой категории 67,5 кг, не одарили зрителей каскадом рекордных результатов, как это было в первые дни чемпионатов. На пресс-конференции, состоявшейся после окончания соревнования, присутствовавшим атлетам-победителям приходилось буквально оправдываться: причина относительно слабого выступления — нервы, волнение.

          145 кг поддались в этот вечер трём из девяти атлетов: Йоахиму Кунцу и Андреасу Бёму из ГДР, а также болгарину Янко Русеву. Самым лёгким оказался Русев — ему и присудили медаль за лучший рывок. Вторым по весу был Бём. Кунц занял третью ступень пьедестала. А окончательно точки над "ё" расставил толчок.

          Начав с веса 187,5 кг и не сделав ни одного безуспешного подхода, Кунц закончил выступление солидным, всего на два килограмма меньше рекордного весом 195 кг. Бём и Русев толкнули штангу весом 192,5 кг. И снова всё рассудил собственный вес атлетов. Русев стал серебряным призёром и в толчке, и в двоеборье. Серебряная медаль не могла порадовать его: Русев не знал поражений с 1978 года. На его счету более десяти мировых рекордов в двух весовых категориях — 67,5 кг и 75 кг. В "Измайлове" Янко выступал в категории 67,5 кг. Резкое снижение веса не прошло даром. Победный рывок — победный только по собственному весу — был очень далёким от его лучших результатов. С неимоверным трудом толкнув 192,5 кг, Русев надеялся, что Кунц не поднимет 195 кг, — в этом случае Русев стал бы чемпионом при относительно небольшой сумме в двоеборье (337,5). Но его надежды не оправдались: Кунц набрал 340 кг. Эта сумма отнюдь не рекордная, но вполне достаточная для золотой медали. Но даже "серебро" досталось Русеву лишь благодаря тому, что он был немного легче Бэма.

          Советские атлеты в данной весовой категории не выступали. Хотя болельщики и надеялись увидеть на помосте чемпиона летней Спартакиады, рекордсмена мира в рывке Владимира Грачёва, наши тренеры не сочли возможным его выставить, ибо посчитали, что у него слишком мало шансов на успех. Тренерам, конечно, виднее. Но Грачёв поднимал в двоеборье 345 кг и, судя по окончательным результатам, всё же мог если не победить, то по крайней мере занять одно из призовых мест. Уже седьмой чемпионат мира подряд ни один из наших атлетов в этой весовой категории не стал победителем ни в одном из упражнений. Грачёв имел реальную возможность победить в рывке. Но, даже проиграв, он приобрел бы драгоценнейший опыт участия в соревновании такого ранга.

День пятый

          На помост вышли полусредневесы. И самые тяжёлые из них — наш Владимир Кузнецов и румын Драгомир Чорослан. Тяжелее других ненамного, самый лёгкий, болгарин Александр Вырбанов, весил лишь на 600 граммов меньше. Тем самым Вырбанов и Стоичков, главные соперники Кузнецова, ещё до начала соревнования имели преимущество в 2,5 кг. Болгары выставили двух спортсменов в полусреднем, ключевом в командной борьбе весе не случайно. Они планировали оттеснить нашего штангиста подальше от первого места, чтобы набрать большее количество очков.

          Болгарские атлеты начали рывок с запланированных 155 кг успешно. Кузнецов запланировал 160 кг, но в последний момент решил прибавить ещё 2,5 кг и с этим весом справился. Летом на Спартакиаде он победил с мировым рекордом, вырвав 165 кг. Теперь он превзошёл свой рекорд, подняв во второй попытке 167,5 кг. Вырбанов остановился на весе 160 кг, для Стоичкова две последние в первом движении попытки оказались безуспешными. А Кузнецов, разгорячённый победными рывками, заказал 170 кг. Легко вскинул штангу над головой, но поторопился, потерял равновесие и, не успев зафиксировать вес, уронил штангу на помост. Но он всё же обеспечил себе хороший запас, опередив основного соперника на 7,5 кг. Можно было надеяться на успех. Дело было только за толчком.

          Кузнецов на первый подход запланировал 207,5 кг. Вырбанов и Стоичков заказали по 200 кг. Вырбанов с весом справился в первой попытке, Стоичков более осторожно перезаказал вес на 197,5 кг и поднял его. Настала очередь Кузнецова. Он подошёл к штанге и остановился перед ней. Долго стоял, настраиваясь на поединок. А за его спиной на табло быстро менялись цифры — убегали последние отпущенные на подход секунды. Зрители сначала терпеливо ждали, а затем испугались.

          — Время уходит! — кричали с трибун. — Начинай подъём!

          Кузнецов спохватился в последний момент, рванул штангу почти одновременно с гонгом, растерялся и выронил на помост. Увы, эта небрежность стоила ему золотой медали. Выбитый из колеи, подняв-таки во втором подходе 202,5 кг, Кузнецов не справился в третьей, решающей попытке даже с первоначально запланированным весом. Неудача Кузнецова придала сил Вырбанову. Уже во втором подходе он толкнул 210 кг, превысив тем самым мировой рекорд, и сравнялся в сумме двоеборья с Кузнецовым. Оба они набрали по 370 кг. На пьедестале атлетов расставил их собственный вес. Кузнецов оказался на второй ступеньке пьедестала.

День шестой

          Уже за два часа до соревнования было трудно пробиться к дворцу. Дорогу то и дело преграждали болельщики и умоляющим голосом спрашивали:

          — Нет ли лишнего билетика?

          Но лишних билетиков на выступления атлетов среднего веса не было уже в начале чемпионатов. Любой мало-мальски сведущий в "железной игре" человек понимал: борьба пойдёт "не на жизнь, а на смерть". За призовое место боролись наш Юрик Варданян и болгарин Асен Златев. Три года назад оба они завоевали золотые медали здесь же, в "Измайлове", на Олимпийских играх. Правда, в разных весовых категориях: Златев — в полусредней, Варданян — в средней. На предыдущем чемпионате мира в Любляне Юрик Варданян уступил первенство Благою Благоеву. Уступил потому, что выступал с травмой. Он сделал всё возможное и невозможное, чтобы победить. И завоевал "серебро". Благоев выступил тогда с блеском, а после своей победы сказал:

          — Пусть Юрик не обижается на меня. Я имел в жизни хрустальную мечту: победить именно его, Варданяна, великого атлета.

          В Любляне Варданян выступал в первом полутяжёлом весе, теперь же вернулся в свою "родную" категорию. Его соперником на сей раз был Златев. На чемпионате мира в Любляне он победил, повторив рекорд Варданяна для средневесов: набрал в сумме 400 кг.

          Златев вышел на помост раньше Варданяна и легко вырвал запланированные 170 кг. Варданян в ответ поднял вес на 5 кг больший. Златев взял этот вес во втором подходе. Варданян, времени не тратя даром, заказал для второй попытки 180,5 кг, на полкило больше рекордного (в Любляне) веса Златева. Штанга поддалась нелегко, но всё же подчинилась. Златев не стал рисковать: хладнокровно оценив ситуацию, он заказал 180 кг и поднял этот вес. Сие было вполне разумно: Варданян весил больше Златева, в этом и заключалась шаткость его позиции. Полкило решили судьбу мирового рекорда, но в поединке никакой роли не играли. Для зачёта необходимо было вырвать 182,5 кг. Расчёты Златева оправдались: Варданян пытался в третьем подходе поднять этот вес, но штанга не пошла. Результаты атлетов фактически сравнялись: обоим засчитали в рывке по 180 кг, а победителем объявили того, кто был легче: Асена Златева.

          Во втором упражнении Златев уверенно толкнул запланированные 210 кг и стал выжидать, чем ответит соперник. Варданян заказал 212,5 кг. И не удержал штангу. Взбодрившийся Златев заказал 217,5 кг. Но с весом тоже не справился. Варданян снова пошёл на штурм не покорившегося в первом подходе веса и взял его. Златев вновь безуспешно попытался толкнуть 217,5 кг. И тогда Варданян заказал совершенно немыслимый вес — 224 кг. Если это было бы необходимо для победы, то Варданян, несомненно, взял бы его. Этот человек делает то, что надо делать, для него не существует разделения "возможно-невозможно". Но Юрик подступал к штанге, будучи теперь уже шестикратным чемпионом. И наверное, поэтому не удержал её. Давид Ригерт сказал после награждения Варданяна:

          — После серьёзной травмы, после операции Варданян тренируется всего два с половиной месяца. Я был уверен, что он победит. Понадобилось бы ему для победы толкнуть 220 кг — толкнул бы, больше понадобилось бы — и больше толкнул бы.

День седьмой

          Сибиряк из города Мыски Виктор Солодов ещё недавно никому не был известен. Но успешно выступил на летней Спартакиаде, набрав в сумме двоеборья 400 кг, и заставил заговорить о себе как о перспективном, о многообещающем атлете. Тренеры сборной СССР рискнули и позволили Солодову выйти на помост чемпионатов-1983. Он и удивил болельщиков, и разочаровал. Удивил, неожиданно оказавшись достойным соперником самого Благоя Благоева. Разочаровал, когда, уже заставив всех поверить в свою победу, уступил.

          В соперничестве с Солодовым Благоев применил свою действенную тактику: оторваться в рывке, заставить соперника пойти на непосильный вес, а самому, особенно не надрываясь, поднять в толчке столько, сколько надо для победы. На свой толчок Благоев больших надежд не возлагал. Солодов начал рывок со 175 кг. Благоев заказал на 10 кг больше. Во второй попытке Виктор пытался поднять начальный вес Благоева, но неудачно. Благоев же безуспешно попытался вырвать 190 кг. Оба эти веса соперники взяли в третьих подходах. Тактика Благоева, в общем-то, удалась, но разрыв оказался небольшим. Благоя утешало лишь то, что Солодов был тяжелее. Во втором упражнении Солодов сначала толкнул 200 кг, а Благоев — 205 кг. Во втором подходе оба подняли по 225 кг. Благоев никого особенно не удивил (ведь он поднимал и больше), но Солодов всех как громом поразил. В последнем зачётном подходе Благоев толкнул 227,5 кг. Солодов попросил поставить на штангу 235 кг. Оторвал штангу от помоста, вскинул на грудь, встал... И не удержал. Благоев, уже став чемпионом, заказал вес, на килограмм превышавший мировой рекорд: 229 кг. И тоже не взял его. Солодов ринулся на штангу весом 230 кг и толкнул её. Но это, напоминаю, была уже четвёртая, дополнительная попытка. И хотя Солодов (впервые!) установил мировой рекорд в толчке, в сумме победил всё же Благоев. Но сколько сил и нервов стоила ему эта победа...

День восьмой

          Штанга стала совсем неизящной. Плотно пригнанные друг к другу разноцветные "блины" на сгибающемся грифе её уже не украшали. Собственные веса атлетов поднялись до 100 кг, вес штанги во втором движении давно перевалил за 200 кг. Для сборной СССР за два дня до окончания чемпионатов дела складывались не лучшим образом: она отставала в командном зачёте от сборной Болгарии. В весовой категории 100 кг наши тренеры выставили двух атлетов: Павла Кузнецова и Александра Попова.

          10 июля Павлу Кузнецову исполнилось 22 года. И через неделю он преподнёс себе подарок: завоевал высшую награду Спартакиады, толкнув 240,5 кг. Попов отстал тогда от Кузнецова на 12,5 кг. Но на чемпионатах мира и Европы вовсе не собирался без боя уступать первенство. В первом упражнении он даже выиграл у Кузнецова 5 кг и завоевал тем самым малую золотую медаль. И при этом не сделал ни одного неудачного подхода. Столь же успешно Попов выступил и в толчке. Начал с 220 кг, закончил 235 кг. Но Кузнецов, на стороне которого были и некоторый опыт, и психологический перевес (победа на Спартакиаде), вёл борьбу ещё более жёстко: начал выступление весом 225 кг, а закончил в третьем подходе весом 240 кг. У победителей снова получились результаты-близнецы, но Кузнецов был легче Попова. Оба они попытались побить мировой рекорд. И оба неудачно. Но главное атлеты совершили: заняли первое и второе места и принесли команде драгоценное 21 очко, приблизив её к победе.

День девятый

          Сборную СССР в первом тяжёлом весе представлял Вячеслав Клоков. В Лилле и в Любляне Клоков завоевал вторые места и зарекомендовал себя как "вечно второй". В "Измайлове" же он с первого подхода начал решительное наступление на высшую ступень пьедестала.

          Легко ли добиться успеха во всех шести подходах? Особенно, если вес быстро растёт, и штанга становится тяжелее с каждым подходом на 5 кг, на 7,5 кг, а затем и сразу на 15 кг. Но нашему атлету и этого оказалось мало. Он попросил прибавить ещё 2,5 кг и толкнул штангу весом 247,5 кг, превысив тем самым мировой рекорд на целых 4,5 кг. Легко ли установить рекорд, если соперники так же рвутся к преодолению существующего, если прежний рекорд ещё совсем недавно был чьим-то апогеем, чьею-то победой, славой? А четыре мировых рекорда, установленных в один вечер одним человеком, — как можно назвать подобный феномен? Чем измерить 30 кг — вес, на который оторвался Клоков от ближайшего своего конкурента, серебряного призёра чемпионатов Йожефа Ячо? Готфрид Шёдль назвал выступление Клокова чудом. А на вопрос, кто из выступавших на чемпионатах атлетов ему больше всех понравился, развёл руками:

          — Совсем недавно мне больше всех нравились болгарские атлеты. Потом моим любимцем стал Варданян. Сегодня это Клоков. Но ведь чемпионаты ещё продолжаются...

Вячеслав Клоков

          Миф о "вечно втором" развеялся. И, судя по огромному запасу нерастраченных сил Клокова, не исключено, что теперь он имеет все шансы довольно долго оставаться "вечно первым". А ведь есть обстоятельство, о котором знают немногие.

          Из Любляны Клоков, кроме серебряной медали, "привёз" ещё и серьёзную травму. Больница, операция мениска — всё то же, что было с Варданяном, — теперь пришлось пережить и Клокову: они даже в одной больнице лежали.

День десятый

          Ещё вроде бы совсем недавно в категории свыше 110 кг царствовал наш Василий Алексеев. Но результаты тогда росли медленно. Теперь картина иная: результаты растут стремительно. В чем же причина этого? Анатолий Писаренко считает: в том, что появилось много молодых, сильных атлетов, не боящихся самых фантастических тяжестей. Возрастает конкуренция, а значит, растут и результаты.

          Героями финального дня стали наши Анатолий Писаренко и Александр Курлович. Тренеры дали им указание: обеспечить первые два места, крайне необходимые команде, а потом — соревнуйтесь друг с другом на здоровье. Наши атлеты именно всё так и сделали. Оторвались от основного соперника, атлета из ЧССР Павла Кхека, на 7,5 кг и скрестили шпаги в толчке. А начался он с неприятной неожиданности. В первом подходе Курлович уверенно взял штангу весом 245 кг на грудь, начал встать из седа, но, не закончив движения, вдруг закачался и, уронив штангу, неловко упал лицом на помост. Курловича уводили с помоста ассистенты, а навстречу ему уже шёл Писаренко. Шёл с абсолютно непроницаемым, с бесстрастным лицом, словно то, что произошло с Курловичем, к нему, к капитану сборной и к другу, не имело никакого отношения.

          Физическая сила для атлета — штука необходимая. Но что он с нею делал бы, не обладая столь же огромной силой воли? Писаренко толкнул не покорившиеся Курловичу 245 кг. И, уходя с помоста, вновь встретился с Сашей, который упрямо возвращался к штанге.

          И непонятно было, кому столь бурно аплодировали болельщики: Курловичу или Писаренко? Или обоим вместе?

          Из трёх подходов успешным для каждого оказался всего лишь один. То есть в толчке каждому подчинился только первоначальный вес. Но дело уже было закончено: сборная СССР уверенно обошла лидировавшую до самого последнего дня болгарскую сборную и стала первой.

          Оба наших супертяжа набрали по 450 кг в сумме двоеборья. Высшее достижение на 10 кг больше. Рекорд в этот вечер был только один: Писаренко вырвал в третьем, в ещё зачетном подходе 206 кг, что на полкило больше прежнего рекорда. Однако в зачёт ему пошли только 205 кг. И в сумме получилось одинаковое с Курловичем число. Но Писаренко был легче. Равного результата оказалось достаточно, чтобы стать чемпионом.

Писаренко

          ...На чемпионате важно победить. Рекорды же можно ставить, где угодно. Первое место, увы, всегда одно.

          Александр Прилепин, главный тренер сборной, считает, что результаты были бы выше, если в тот вечер выступал бы кто-то один: либо Писаренко, либо Курлович. Оба невероятно нервничали, отсюда и неудачи. Но две такие победы двух самых сильных на планете мужчин — разве они не впечатляют?

          В последний раз плавно поднялись под высокий потолок дворца "Измайлово" государственные флаги. Отзвучал гимн СССР. Ушли с помоста, унося хрустальные кубки, победители. Готфрид Шёдль объявил чемпионаты закрытыми. Стало грустно, как всегда бывает, когда кончается праздник. Завтра начнутся будни. А с ними и тяжёлая работа, вечная борьба с собой и с капризной штангой. А она чего только ни придумывает — то придавит, то на колени швырнёт, то плакать заставит, то смеяться, то на седьмое небо вознесёт, а то и на больничную койку уложит. Кто-то не выдержит — и плюнет, бросит, уйдёт. Но тяжёлая атлетика — это спорт сильных мужчин.


[на главную страницу]

Архив переписки

Форум


 

Free counters!