Р.Мороз

Первопроходец

          Прошлое отечественного спорта прекрасно. Оно дало нам целую плеяду замечательных мастеров, людей удивительно талантливых, смелых, неповторимых в своей индивидуальности. Среди них особое место занимает Александр Васильевич Бухаров, которого все мы называли и называем "крёстным отцом" советской тяжёлой атлетики.

          Родился Александр Бухаров в Москве в 1892 году в простой рабочей семье. С малых лет ему привили привычку к труду, к чёткому, безупречному выполнению своих обязанностей.

          Тогда же пришло и его увлечение профессиональной борьбой. Возникло оно неожиданно. Однажды отец, вняв настоятельным просьбам Саши, взял мальчишку в цирк. Всё третье отделение было отведено, как объявлялось в афише, "встречам знаменитых чемпионов французской борьбы".

          Гремел бравурный марш, на арене показывали своё искусство эксцентрики, воздушные акробаты и клоуны, но Саша ждал главного. И вот наконец послышалось долгожданное:

          — Начинаем парад-алле!

          Распахнулся занавес, скрывавшей от зрителей проход за кулисы, и на ярко освещённую арену один за другим вышли настоящие богатыри. Вот признанный кумир публики, элегантный красавец Карл Микул, вот настоящий, со сверкающими белками глаз негр, которого объявили "Томом Сойером", вот гордость русского спорта, "король гирь" Пётр Крылов, вот непобедимый и неповторимый Александр Вильям Моор-Знаменский... Гремел оркестр, гремели аплодисменты, и колотилось от счастья и волнения сердце мальчишки, восхищённого увиденным. Он не мог усидеть на своём месте — вскакивал, перевешивался через барьер, и отец то и дело вынужден был дёргать его за рукав:

          — Да сядь ты, пожалуйста, на место... Успокойся.

          Но успокоиться Саша не мог и уже на следующий день начал тренировки. На первых порах — с камнями, металлическими плитами, а потом и с чудом раздобытыми где-то гантелями. Сила паренька, которой его щедро наделила и сама природа, росла не по дням, а по часам. Все, кто видел Бухарова во время тренировок, восхищались юным атлетом и говорили:

          — Вот бы попасть тебе в хорошие руки...

          — Где их взять-то, хорошие руки? — качал головой отец. — Мы ведь люди простые, знакомств со знатью не водим. Вот разве что повезёт когда-нибудь...

          И им действительно повезло. Саше Бухарову не исполнилось ещё и шестнадцати лет, когда случай свёл его с известным московским гиревиком Коноваловым. Тот зашёл за покупками в магазин чайной фирмы "В.Перлов и сыновья" и, не застав никого за прилавком, спустился в полуподвал, откуда приятно тянуло ароматом восточных пряностей. Оттуда же — и это более всего разожгло любопытство Коновалова — доносился лязг железа.

          Велико же было удивление покупателя, когда его взору открылась воистину фантастическая картина: между штабелями ящиков, пестревших цветными этикетками, стоял небольшого роста юноша и "играл" двумя двойниками.

          — Эй, малыш, ты где подобному искусству обучился? — окликнул паренька изумлённый Коновалов.

          Маленький богатырь зарделся, быстро кинул наземь тяжеленные гири и, натягивая на ходу рубаху, со всех ног бросился вверх, чуть не сбив кряжистого, почти заполнившего собой подвальный зев штангиста.

          Коновалов, получив свою мерку чая, долго мял кулёк в могучей пятерне, наблюдая за сноровистыми движениями молодого приказчика. Паренёк же, чувствуя на себе пристальный взгляд незнакомца, лихорадочно передвигал с места на место увесистые мешки с сахаром. Казалось, ему это ничего не стоило. Коновалов долго с восхищением любовался его действиями, а потом прервал молчание.

          — Сынок, а как зовут-то тебя?

          — Александром.

          — Вот что, Александр, айда со мной к Сергею Ивановичу Дмитриеву. Слыхал небось о таком силаче?

          — А как же! — кивнул юноша.

          И вечером того же дня суровый, нелюдимый Морро-Дмитриев, полновластный "хозяин" атлетической арены, придирчиво экзаменовал новичка. Безжалостно давал он Бухарову одно задание за другим, удивлялся, качал головой. В конце концов он остался доволен "мальчиком из развески" — Саша Бухаров и в самом деле оказался не по летам сильным и ловким.

          — Мал золотник, да дорог, — бросил сразу подобревший Сергеи Иванович Коновалову. — Спасибо тебе большое за находку.

          Дмитриев взял Сашу к себе в ученики. Это была суровая, но очень хорошая школа. Сергей Иванович до тонкостей знал современную ему технику тяжёлой атлетики, был приверженцем передовой методики, смело внедрял её в практику. А главное, он отличался исключительной требовательностью. Не допускал ни минуты опоздания, следил за режимом спортсмена, учил выполнять каждое упражнение творчески, с предельным вниманием.

          — Вот с кого бери пример, — говорил мэтр и показывал на висевшие в зале портреты уже прославленных русских чемпионов: Елисеева, Луриха, Гаккеншмидта...

          Саша старался изо всех сил. И дело пошло. Даже его суровый наставник иногда позволял себе бросить одну, но так много значившую фразу:

          — Молодец, у тебя хорошо получается.

          Действительно, юный атлет прекрасно освоился с предложенными ему методами тренировки и вскоре стал показывать довольно высокие результаты.

          — Ну что ж, пора тебе выходить на люди, — произнёс однажды Сергей Иванович.

          В 1909 году Александр Бухаров по предложению Морро-Дмитриева впервые принял участие в первенстве своего города и завоевал звание чемпиона Москвы. До начала первой мировой войны он трижды отстаивал это звание, а в 1915 году на последнем первенстве дореволюционной России по тяжёлой атлетике завоевал звание чемпиона вместе с такими признанными атлетами, как Я.Краузе, П.Херудзинский, А.Нейланд, Л.Чаплинский, П.Алекс, А.Павленко, Г.Чикваидзе, А.Красовский и С.Тонкопей.

          "В семью атлетов, показывающих изумлённым зрителям своё незаурядное мастерство, — писал в ту пору журнал "Русский спорт", — вошёл способный новичок, которому наши господа специалисты предвещают большое будущее."

          — Никакого будущего, — заявлял впоследствии не раз Александр Васильевич Бухаров, — у меня в царской России не было и быть не могло. Развитию народного спорта в ней никто не уделял должного внимания. Мы, атлеты, были на положении пасынков, людей второго сорта, на которых ходили смотреть, как в зверинце смотрят на слона или жирафа.

          Свой необыкновенный талант спортсмена, свои исключительные атлетические способности Бухаров с первых дней отдал служению революции, делу победившего в борьбе трудового народа. И он же стал одним из ярчайших выразителей его силы, настойчивости, упорства. Уже в декабре 1918 года Александр Бухаров, выступая на крупнейших всероссийских состязаниях, установил два рекорда, превышавшие существовавшие тогда мировые для своей — полулёгкой в нынешнем понимании — весовой категории: выжал двумя руками 5 пудов (81,9 кг) и в рывке двумя руками показал результат 4 пуда 24 фунта (75,4 кг).

          — Свои рекорды я посвящаю победившему революционному народу, — заявил в момент награждения победитель. — Пока хватит сил, буду служить молодому советскому спорту.

          Это заявление имело глубокий смысл. Наш спорт тогда действительно только что зарождался, в него вливались широкие народные массы, у них ещё не было ни соответствующей технической подготовки, ни должного опыта. И очень важно было в ту пору иметь лидера, признанного массами чемпиона, способного увлечь людей, повести их за собой. Одним из таких лидеров стал как раз Александр Бухаров. Каждое его выступление на помосте становилось событием необычайно ярким, значительным, запоминавшимся.

          В середине марта 1918 года Всероссийский союз тяжелоатлетов провёл в Москве первенство страны по программе пятиборья (жим, рывок и толчок двумя руками, рывок и толчок одной рукой), собравшее более 50 участников. В весовой категории 60 кг победителем стал Александр Бухаров, показавший сумму 376 кг. Таким образом, он был среди тех пяти пионеров, которые открыли список чемпионов Страны Советов по тяжёлой атлетике. В дальнейшем Бухаров повторил этот успех в 1921, 1922, 1923, 1924 и 1926 годах. Иными словами, во всех состоявшихся за тот период московских, всероссийских и всесоюзных состязаниях "дядя Саша" не знал поражений. И многочисленные поклонники тяжёлой атлетики могли только удивляться его неутомимости, воле, боевому задору — ведь последний раз звание чемпиона Советского Союза Александр Бухаров завоевал в возрасте 34 лет.

          Автору этих строк довелось в своё время хорошо знать этого замечательного человека. В его скромной квартире на Цветном бульваре всегда было тесно: дом Александра Васильевича был открыт для друзей, для всех настоящих знатоков и поклонников тяжёлой атлетики. Довелось побывать там и мне. Внимание привлекали стены одной из комнат, которые были сплошь увешаны медалями, значками, жетонами, почётными свидетельствами. В центре этой своеобразной экспозиции возвышался серебряный венок с надписью на кованой ленте: "Чуду атлетического мира, всемирному рекордсмену А.В.Бухарову за общую сумму 965 фунтов. Правление 1-го М.О.А. 1923 год".

          Таких венков было изготовлено 1-м Московским обществом атлетов всего два; один был вручен Бухарову, другой — Яну Юльевичу Спарре.

          Они были друзьями — Александр Бухаров и Ян Спарре. Их имена стоят рядом и в летописи славы русского атлетического спорта, как когда-то они соседствовали в таблицах мировых и всесоюзных рекордов. Дома у Александра Васильевича бережно хранился кубок, подаренный Яном Спарре своему блистательному товарищу 24 июня 1920 года, на котором выгравированы слова: "Непобедимому рекордсмену Бухарову за мировой и всероссийский рекорды".

          Меня, равно как и многих других поклонников таланта "дяди Саши", всегда интересовало: сколько же всего мировых рекордов было на его личном счету? Кубок, преподнесённый Александру Васильевичу московскими спортсменами 9 апреля 1921 года, давал лишь относительный ответ на этот вопрос: "А.В.Бухарову в память его 4-го мирового рекорда". А ведь были и другие выступления Бухарова, закончившиеся столь же блестяще. Например, известно, что во время турне А.Бухарова и Я.Спарре по Латвии в 1925 году Александр Васильевич превысил три мировых рекорда в различных движениях.

          Закончив активные выступления на помосте, Александр Васильевич продолжил преданно служить своему виду спорта. На протяжении многих лет он занимал должность начальника отдела тяжёлой атлетики Спорткомитета СССР. И все успехи этого вида спорта в предвоенные годы неизменно были связаны с его именем.

          В 1935 году в Париж на Международный слёт пролетарских спортсменов выехала большая делегация посланцев нашей Родины. Команду штангистов возглавил Александр Васильевич. Сборная СССР победила в официальном турнире, а потом начались показательные выступления. И тогда на помост вышел "пенсионер".

          По этому поводу газета коммунистической молодёжи Франции написала: "Поистине великолепен в русской команде Бухаров — спортсмен сказочной силы и непередаваемого обаяния".

          27 мая 1934 года Центральный Исполнительный Комитет СССР принял постановление об установлении в нашей стране звания "Заслуженный мастер спорта СССР". Через месяц страна узнала имена первых гвардейцев советского физкультурного движения. Почётного звания удостоились выдающийся конькобежец Яков Мельников, прославленный лыжник Дмитрий Васильев, легендарный футболист Михаил Бутусов, легкоатлетка, одна из главных героинь Всесоюзной спартакиады 1928 года Мария Шаманова, бессменный чемпион но теннису Нина Теплякова... Среди имён этих спортсменов было и имя Александра Васильевича Бухарова.

          Три года спустя Советское правительство впервые наградило большую группу ведущих спортсменов орденами Родины. На груди Бухарова засиял орден Трудового Красного Знамени. В суровые годы войны он получил ещё один орден — Красной Звезды.

          В 1934 году автору этих строк довелось присутствовать на вечере сильнейших штангистов и гиревиков столицы. Вечер был устроен в Московском госцирке и посвящался 25-летию спортивной деятельности Александра Бухарова и присвоению ему высокого звания заслуженного мастера спорта СССР.

          Были устроены соревнования, в которых принял участие и сам Бухаров. Ему шёл тогда уже пятый десяток. Его плечи округлились, он несколько прибавил в весе (перешёл в лёгкую весовую категорию). Некоторые соперники, выходившие в тот вечер на помост, годились ему в сыновья. Но "дядя Саша" — этот удивительный человек! — ни в чём не хотел уступать им. Александр Васильевич совершал настоящие чудеса: он поднимал ранее никогда не покорявшиеся ему веса и установил пять личных рекордов. В сумме классического троеборья (которое было принято у нас два года спустя) результат Александра Васильевича выглядел для той поры весьма внушительно — 317,5 кг.

          Переполненный до отказа цирк дружно аплодировал неувядающей мощи замечательного богатыря. А он в жёстком, слепящем свете юпитеров улыбался зрителям, судьям, молодым спортсменам, салютуя им белыми от магнезии руками. Именно таким — сильным, задорным, не сдающимся — он и запомнился мне навсегда...

[на главную страницу]

Архив переписки

Форум


 

Free counters!